19 Апреля 2016, 21:23

Закрытая дверь и открытая тайна. Репортаж с суда над Андреем Пивоваровым в Костроме

За началом процесса над членом ПАРНАС Андреем Пивоваровым в Костроме наблюдала Евгения Офицерова

19 марта в Ленинском районном суде Костромы начался суд над политиком Андреем Пивоваровым и бывшим сотрудником полиции Алексеем Никоноровым. Андрея Пивоварова обвиняют в неправомерном доступе к компьютерной информации (часть 3 статьи 272 УК) и даче взятки должностному лицу (часть 3 статьи 291 УК). Алексея Никонорова — также в неправомерном доступе к компьютерной информации (часть 3 статьи 272 УК), получении взятки (части 3 статьи 290 УК) и превышении должностных полномочий (часть 1 статьи 286 УК).

Никоноров и Пивоваров познакомились в штабе во время предвыборной кампании ПАРНАС. По словам полицейского, он искренне поддерживал партию.

По версии следователей, Никоноров согласился воспользоваться базой МВД за взятку размером 50 тысяч рублей. Поскольку у полицейского не было логина и ключа от этой базы, он вводил пароли своих коллег Кондратьевой, Ивановой, Русанова и Шарапина, которые не давали ему на это разрешения.

Пивоварова и Никанорова задержали в здании Костромского РОВД 28 июля 2015 года. Оба провели два месяца в СИЗО. Их выпустили только после окончания избирательной кампании. Алексей Никоноров в самом начале следствия был уволен.

За несколько минут до начала заседания председательствующий судья Игорь Загаров говорит журналистам, что процесс будет проходить в открытом режиме до тех пор, пока не начнется исследование доказательств. Эта мера объясняется тем, что во время заседания будут озвучены персональные данные. После предупреждения журналистов пускают в зал.

На заседание пришло чуть больше десяти человек, половина из них — журналисты, почти все остальные — коллеги Пивоварова по его костромской предвыборной кампании.

В зале также сидит представитель Национально-освободительного движения (НОД) с камерой.

В помещении очень душно. Один из активистов предлагает заявить ходатайство о включении кондиционера. Через пять минут кондиционер включает сотрудница суда, но потом выключает.

Заседание начинается. Свидетели в суд пока не пришли, поэтому судья предлагает начать без них.

Никто не возражает.

Прокурор в течение десяти минут торопливо зачитывает обвинительное заключение.

По версии обвинения, Никоноров дискредитировал полицию и подорвал доверие граждан к правоохранительной системе, а Пивоваров совершил преступление против государственной власти. Бывший полицейский краснеет. Все это время он подпирает рукой голову и тихо постукивает пальцами по столу. Пивоваров спокойно записывает что-то на бумаге.

Никоноров не признает вину в получении взятки, но признает вину в превышении должностных полномочий полностью, а в неправомерном доступе к компьютерной информации — частично.

Пивоварову обвинение непонятно.

Андрей Пивоваров, 19 апреля 2016 года.

«Текст мне понятен, безусловно, — я владею русским языком и понимаю слова, которые были сказаны. Но я считаю, что что он не содержательный, там нет логики», — говорит политик.

Судья рекомендует ему получить консультацию по поводу толкования обвинения у своего защитника. Пивоваров не признает вину ни по одной статье.

«Наше отношение к предъявленному обвинению сформулировано в ходатайстве о прекращении уголовного преследования. Повторять доводы я не вижу смысла, их суд уже изучал. Наша позиция осталась прежней: в действиях Пивоварова отсутствовал состав преступления по обеим статьям», — говорит защитник Пивоварова Сергей Бадамшин.

Заседание закрывается.

После перерыва суд опрашивает потерпевшего — сотрудника полиции Павла Бабикова. Он представляет всех полицейских костромской области. По словам Бабикова, от действий Пивоварова и Никонорова пострадала деловая репутация костромской полиции. На вопрос, как именно действия обвиняемых смогли нанести ущерб, он ответил, что это связано с публикациями в СМИ.

«Мы спросили: были публикации о том, что сотрудники внутренних дел задержали подозреваемых и совершили таким образом хороший поступок? Он ответил ’’да’’. Мы спросили, хорошая ли это публикация. Он сказал ’’да’’. В чем тогда выражался нанесенный ущерб, сотрудник полиции пояснить не смог», — рассказывал в перерыве Пивоваров. На вопрос о деталях работы базы данных потерпевший тоже не дает ответа и просит перенести этот допрос на четверг, пообещав подготовиться.

По словам Пивоварова, в основе обвинения лежит утверждение, что подсудимые вносили изменения в базу данных, в то время как они просто заходили в нее, и это автоматически фиксировалось в журнале учета. «Вы заходите и оставляете информацию, что вход в систему произошел, допустим, 19 апреля в 9 часов 30 минут. Эта запись якобы является изменением», — объясняет он.

Следующими допрашивают сослуживцев Никонорова. Сотрудник информационного центра, который администрирует базу данных, подтверждает, что копирование информации не нанесло полиции никакого ущерба, а никакой ее модификации не происходило. Это свидетельство фактически разваливает дело против Пивоварова, заключает адвокат Бадамшин.

Что до обвинения в даче взятки, то оно основано на показаниях единственного человека — активиста из штаба ПАРНАС, которые он дал под давлением полиции, говорит Пивоваров: этого свидетеля задержали, два дня держали в ИВС и грозились поместить его в СИЗО. К тому же, по словам Пивоварова, этот свидетель — родственник одного из сотрудников костромского следственного комитета.

Во время перерыва в судебном коридоре один из полицейских, который проходит по делу свидетелем, жалуется, что после инцидента им запретили пользоваться той самой базой данных, из-за которой обвиняют Пивоварова и Никонорова. Теперь сотрудник полиции, имевший раньше доступ к базе, должен написать специальное заявление, чтобы получить возможность пробить по ней человека.

К концу заседания выясняется, что никаких персональных данных так никто и не называл.

«Скрывать там, по сути, было нечего. Мне кажется, заседание закрыли, чтобы избежать внимания. С моей точки зрения, доказательств моей вины в деле нет, фактура там нулевая»,

— говорит Пивоваров. То, что никаких тайных данных не зачитывалось, подтверждает и адвокат Бадамшин.

После окончания заседания активисты НОД поджидали у здания суда Андрея Пивоварова с тортом, но костромские полицейские предотвратили провокацию.

Следующие заседания по делу Пивоварова и Никонорова пройдут в Ленинском суде Костромы 20 и 21 апреля.

util