20 Апреля 2016, 17:38

Политолог Александр Шмелев: «В АП испугались, что оппозиция снимется с осенних выборов»

Что значит отмена выборов в Барвихе и стоит ли ждать от Эллы Памфиловой проведения честных выборов осенью 2016 года? Об этом Открытая Россия поговорила с политологом Александром Шмелевым


Сегодня утром депутаты петербургского Законодательного собрания проголосовали за полную отмену досрочного голосования на муниципальных выборах — чтобы избежать повторения ситуации в подмосковной Барвихе. Законопроект появился неожиданно, но первое чтение уже прошел.

А в среду днем глава Центризбиркома Элла Памфилова объявила об отмене досрочных муниципальных выборов в Барвихе, назначенных на 24 апреля, из-за скандальной истории с массовым досрочным голосованием. Вчера сотрудники ФБК, снявшие свои кандидатуры с выборов в знак протеста против фальсификаций, пикетировали ЦИК.


— Алексей Навальный назвал это решение ЦИК победой своей команды. Можно ли это вообще расценивать как победу, по-вашему?


— Вообще, говоря о системе выборов в нынешней России, мы должны понимать, что это не тот процесс, который принято называть выборами в других странах. Здесь это некая сложная процедура, которая в достаточно большой степени модерируется администрацией президента Российской Федерации, а задача которой — вовсе не выбрать представителей власти, такой подход к выборам по нынешнем временам представляется уже чуть ли не кощунственным. Власть у нас есть, она лучше знает, как должна жить Россия. Скорее, суть этих выборов — продемонстрировать, кого поддерживает народ. Продемонстрировать, во-первых, Владимиру Путину, а во-вторых — населению страны, с помощью правильных интерпретаций и соответствующих экспертиз.

Я не знаю, чем объясняется отмена досрочных выборов в Барвихе и решение петербургских депутатов.

Но есть сильное ощущение, что администрация президента испугалась того, что оппозиционные кандидаты — в первую очередь, Алексей Навальный и его команда и остальные: ПАРНАС, Касьянов и так далее — сейчас откажутся участвовать в осенних выборах. Просто снимутся и скажут, что не признают эти выборы.

Задача администрации, насколько я понимаю, состоит в том, чтобы представители реальной оппозиции приняли участие в осенних выборах и проиграли. Они будут добиваться этого всеми спообами — примерно так, как это было в Костроме в прошлом году, — чтобы потом можно было говорить: вот мы пускаем оппозицию на выборы, просто народ ее не поддерживает. Опять же, задача — в первую очередь убедить в этом самого Путина, а во вторую — население России, Запад и так далее. Поэтому очень возможно, что отмена досрочных выборов в Барвихе — это очередная «замануха». Задача — убедить Навального и остальную оппозицию в том, что все нормально, в выборах можно участвовать, идите партийным списком, боритесь за мандаты, все нормально, вы сможете чего-то добиться.

— Если исходить из предположения, что у властей на предстоящих выборах именно такие задачи, то какие в этом случае должны стоять задачи перед оппозицией?

— На мой взгляд, оппозиция должна не встраиваться в игру, предложенную властью, а вести собственную игру, в процессе которой можно использовать возможности, которые предоставляет участие в выборах. Я имею в виду прежде всего избирательную кампанию, которая дает отличные возможности для агитации. Для этого надо перестать даже думать о том, что можно на этих выборах бороться за какие-то мандаты, можно их получить, кто там какие места в списке займет, кто эти мандаты получит, а кто нет, какая будет фракция в новой Думе. Нужно просто выбросить это из головы — на мой взгляд, это совершенно ложное целеполагание.

Во-первых, с большой долей вероятности никаких мандатов не будет. Во-вторых, даже если они будут, их всегда можно отобрать — такое было не раз с разными депутатами. В третьих, даже если мандаты не отберут, можно себе представить ситуацию, при которой администрация президента захочет, чтобы в новой Госдуме была оппозиционная фракция, чтобы, например, рассказывать Западу, как растет демократия в преддверии Чемпионата мира по футболу, условно говоря. Даже в этом случае не очень понятно, зачем играть такую роль, какой в этом смысл, потому что реально повлиять на принятие решений вряд ли получится.

Понятно, что Демкоалиция не соберет более 50% ни при каких раскладах, поэтому надо от этой мысли отказаться, а считать, что наша цель — воспользоваться правом, которое нам дает закон о выборах, и потратить лето 2016 года на массовую агитацию по всей России. Просто рассказывать людям, что происходит в стране, и объяснять на пальцах, на чем основаны все претензии к власти. И даже не думать, принесет ли это какой-то результат. В этом смысле основную ставку я бы сделал на одномандатников. Даже не на одномандатников как на потенциальных депутатов, а просто потому, что если у тебя есть одномандатник в этом округе, значит, в этом округе ты можешь вести агитацию. В идеале надо было просто набрать 225 людей, готовых идти в одномандатники, распределить их по всей стране, предложить всем желающим под каждого записываться в штабы и таким образом очертить территорию, на которой в течение трех месяцев можно распространять литературу, проводить любые встречи с избирателями — активно вести агитационную компанию. А не думать о том, чем она закончится. Какая разница? Снимут с выборов — не снимут, какой процент дадут, какие будут фальсификации? Это все дело десятое. Пока главное просто попробовать перебить телевидение. Надо пользоваться этим шансом.

— Давайте немного коснемся фигуры Эллы Памфиловой, потому что не очень понятно, как она будет дальше себя вести. Само назначение нового главы ЦИК стало неожиданностью для всех, включая ее саму. Общение Памфиловой с командой Навального тоже прошло не очень гладко, включая изначальное заявление ФБК о том, что досрочные выборы в Барвихе — это тест для Памфиловой. И ее возмущение, наверное, можно отчасти понять?

— Я скорее не понимаю возмущения Памфиловой. Понятно, что сейчас в стране сложилась такая ситуация, когда у любого человека, идущего во власть по умолчанию «презумпция виновности». А у человека, который соглашается возглавить Центризбирком, эта «презумпция виновности» увеличивается в разы.

Нет ничего удивительного в том, что политически активные граждане, имевшие опыт соприкосновения с действующей в России все путинские годы избирательной системой, сомневаются в том, что назначенный глава Центризбиркома будет готов проводить честные выборы. Это нормально, и я думаю, что тут Навальный избрал вполне правильную тактику.

Тактика, конечно, грубая — «брать на слабо». Я не знаю, как поведет себя Памфилова, но пока с большой долей вероятности кажется, что тактика возымела свои плоды. Памфилова пытается сохранить лицо.

— Есть мнение, что решением об отмене досрочных выборов в Барвихе Элла Памфилова поставила себя в еще более сложное положение. С одной стороны, это было демонстрацией позиции, которой теперь придется придерживаться и попытаться провести честные выборы. А с другой — на нее наверняка оказывается давление. Насколько она сможет придерживаться выбранной линии?

— Я не считаю, что Элла Памфилова выбрала позицию. Я не готов судить о том, что происходит непосредственно в голове у Памфиловой и какой путь она сама выберет. У каждого человека есть собственные пределы и собственные представления о том, что делать можно, а что — нет. Но из общих соображений, мне кажется, что отменой досрочных выборов в Барвихе она уже получила себе один плюсик как новый глава Центризбиркома, претендующий на честность. В принципе, теперь она может уравновесить его минусом, проведя новые выборы недостаточно честным образом. Но не думаю, что она будет это делать. Я думаю, что в данном случае задачи, которые ей ставят в администрации президента, совпадают с ее личным настроением: до сентябрьских выборов демонстрировать, что все честно, что в выборах надо участвовать.

Повторюсь, задача администрации президента — сделать так, чтобы оппозиционно настроенные люди, с одной стороны, в выборах участвовали, с другой — не доставили власти очень много проблем, а с третьей — проиграли. Пока эта задача решается тем, что Демкоалиция делает ставку на участие по партийным спискам, которые гораздо более уязвимы. Списки ассоциируются с именами конкретных людей — их лидеров, а их очень просто дискредитировать по телевидению, начать против них жесткую травлю, и это сильно уронит силу партийного списка. Поэтому задача состоит в том, чтобы ПАРНАС участвовал в выборах ровно так, как они участвуют сейчас. Желательно еще, чтобы в процессе все между собой перессорились, и можно было бы говорить о том, что они сами во всем виноваты, как и происходит.

util