21 Апреля 2016, 11:21

Forbes: «Россия — бедная страна, но не на уровне Бангладеш»

Экономический обозреватель Forbes Тим Уорстолл спорит с трактовкой доклада РАНХиГС, согласно которой рост бедности в России ужасающий, так как больше половины своих доходов россияне тратят на еду


Вот маленькая история о том, как важно правильно понимать экономическую статистику. Если мы не имеем хотя бы приблизительного представления о том, как разнообразные цифры связаны друг с другом, мы просто не можем обсуждать экономическую и публичную политику сколько-нибудь осмысленно.

К примеру, многие американцы думают, что прибыли корпораций огромны. Они находятся в диапазоне 8-10% объема экономики, если речь идет об американском внутреннем рынке, или 12-14%, включая прибыли американских корпораций, получаемые за рубежом. Да, это большие суммы, но вовсе не такие большие, как кажется многим. Вот пример того, к чему может привести такая ошибка: мне приходилось слышать настойчивые утверждения, что Walmart мог бы немного сократить свою прибыль и платить всем своим сотрудникам по $15 в час. Но рентабельность Walmart — около 3,5% его оборота, и такое повышение зарплаты всех его сотрудников (общим числом 1,4 млн) поглотит всю эту прибыль и, вероятно, даже немного больше.

Люди часто путают валовую прибыль (выручка минус себестоимость проданных товаров) и чистую прибыль (валовая прибыль, из которой вычтены зарплата сотрудников, арендная плата, расходы на транспорт, помещения, оборудование, рекламу и все прочее, включая налоги, но не включая дивиденды акционеров). А это очень и очень разные величины.

Представление, что корпорации сидят на огромных деньгах, приводит к идее, что можно просто поднять зарплаты без каких-либо последствий. Это ошибка.

Так вот, нужно быть уверенным, что мы правильно понимаем цифры, к чему каждая из них относится, что представляет. Вот как International Business Times комментирует доклад Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС «Ежемесячный мониторинг социально-экономического положения и самочувствия населения, 2015 г. — март 2016 г.» (на нашем сайте подобную точку зрения высказывал аналитик Владислав Жуковский).

«Россияне тратят на питание больше половины доходов, бедность растет».

Нет, это попросту не так. Если вы тратите на пропитание половину своего дохода, это свидетельство абсолютного уровня бедности. Когда я слышу о заработках в $1.90 в день и ниже, я представляю себе людей, падающих от голода на улице. И хотя в России, безусловно, есть регионы, которые беднее, чем думают многие (уровень доходов в разных российских регионах существенно различается), это совершенно не такой уровень бедности.

«Жители России стали меньше тратить на то, что не принадлежит к товарам первой необходимости, в условиях растущей бедности и экономической рецессии, вызванной низкими ценами на нефть и экономическими санкциями против Москвы».

Автор снова повторяет свое утверждение, которое попросту неправильно.

"«Сейчас наметилась тенденция роста доли расходов населения на продукты питания, вполне логично отражая факт снижения реальных доходов населения и роста бедности», — пишут авторы доклада РАНХиГС.

Это выглядит логично. Я не говорю, что это правильно, — именно логично. Да, сокращение доходов означает, что большая их доля будет потрачена на питание. В конце концов, это пирамида Маслоу: мы должны быть сыты, в тепле и одеты, прежде чем начнем беспокоиться о том, куда в этом году поехать в отпуск. Ошибка в том, что автор не понял следующий пункт:

«Расходы на продукты питания в феврале 2016 года выросли до 50,1% всего объема розничной торговли, это самый высокий уровень за восемь лет, согласно ежегодному анализу, опубликованному во вторник РАНХиГС».

Задумайтесь об этом на минуту. С определенной точки зрения, весь ВВП — это чей-то доход. Таким образом, доход есть 100% ВВП. Также справедливо утверждение, что ВВП — это весь объем производства и весь объем потребления. Это одно и то же, просто есть три способа его подсчета. Розничные продажи — это некоторая часть потребления (или производства, если хотите). Но только часть. По определению, это та часть потребления, которая связана с приобретением товаров в магазине. Но если вы посмотрите на то, как живете вы сами, вы заметите, что потребляете многое, что попадает к вам не из магазина. Ваше жилье, независимо от того, купили вы его или арендуете, — не из магазина. Ваша машина из магазина, бензин для нее — тоже, но коммунальные услуги — нет. Если вам выписали лекарства, вы покупаете их в розничной торговле, но ваша медицинская страховка и лечение в больнице не имеют к ней отношения. И ваши налоговые счета тоже приходят не из магазина, хотя мы оценили бы, если бы кто-нибудь вроде Walmart сделал бы их поменьше за счет повышения эффективности.

В России, как выяснилось, розничные продажи составляют чуть более высокий процент ВВП, чем в США (несколько выше 20% в России, несколько ниже 20% в США, и это именно то, чего и следовало ожидать при сравнении более богатой и более бедной страны), но все равно они в районе 20% ВВП.

Доклад РАНХиГС в действительности говорит о том, что россияне теперь тратят на еду около половины той части своих доходов, которые уходят в розничную торговлю (то есть 50% от примерно 23%). Иными словами, 11–12% суммарного дохода, то есть ВВП. Это (по причине все той же пирамиды Маслоу) выглядит правдоподобно. Это больше, чем в более богатых странах (правда, в США доля расходов на питание достигает тех же 12%, но это объясняется тем, что американцы значительно чаще посещают рестораны), и это нормально, потому что Россия — более бедная страна. Но если бы россияне тратили на пропитание половину своего суммарного дохода, то следовало бы ожидать, что их страна окажется такой же бедной, как Бангладеш и ей подобные, а это совсем не так.

Разумеется, эта конкретная история — всего лишь деталь. Но деталь символичная. Если мы хотим понимать, что говорят нам различные экономические показатели, что их значение — это возможная государственная политика, то надо с осторожностью подходить к трактовке деталей, которые стоят за этими цифрами.

Безусловно, различие между розничными продажами, счетами за продовольствие и доходами в России — не то, что так уж сильно нас беспокоит. Но разница между выручкой Walmart (около половины триллиона долларов), валовой прибылью (навскидку — порядка 120 млрд. долларов) и чистой прибылью (16 млрд. долларов) очень важна, когда мы спорим о том, нужно ли прибавить к зарплате каждого из 1,4 млн. сотрудников примерно 10 тыс. долларов в год. Разве это не так?

Детали статистики важны для политики государства, и мы можем обсуждать их сколько-нибудь разумно только в том случае, если мы знаем, что это а цифры и что за ними стоит.


Оригинал статьи: Тим Уорстолл,
«Да, Россия — бедная страна, но не настолько», Forbes, 19 апреля

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Материальное положение и самочувствие россиян в цифрах. Жизнь по данным РАНХиГС

util