21 April 2016, 18:47

Как президента Путина лишили права на высшую милость

Юрий Солошенко.

Нижегородская комиссия по помилованию отказала в ходатайстве 73-летнему украинцу Юрию Солошенко, осужденному за шпионаж. Открытая Россия цитирует его прошение в надежде, что оно хоть так дойдет до Путина


Конституция России предоставляет главе государства исключительное право — осуществлять помилование граждан, осужденных российскими судами. Процедура помилования состоит из нескольких этапов: сначала ходатайство осужденного рассматривают комиссии в том регионе, где он отбывает наказание, затем их решение должен одобрить или отклонить губернатор. А уже потом все бумаги направляются в Москву, в администрацию президента, где досье кандидата на помилование готовится для представления главе государства.



Обращение к президенту — непростой процесс

В последние годы институт помилования почти не работает: президент милует всего несколько осужденных в год. Число таких прошений снижается. Но бывают случаи, когда у людей просто нет другого выхода: у них нет адвокатов, они не верят ни в апелляцию, не надеются на УДО, и тогда последний шанс — президентское помилование. На него надеялся и украинский гражданин Юрий Солошенко.

Бывший директор военного завода «Знамя» в Полтаве был осужден Мосгорсудом 14 октября 2015 года на шесть лет колонии строгого режима за шпионаж в пользу Украины. На родине его считают политическим заключенным, пострадавшим во время «охоты на украинцев» после крымского референдума и начала военных действий на востоке Украины. Сам Солошенко долго не признавал вину, но когда следователь ФСБ пообещала ему условный срок в обмен на признательные показания, он эти показания дал. Следователь украинца обманул, но Мосгорсуд дал ему срок «ниже низшего», учтя «активное способствование расследованию преступления, а также его возраст» (73 года).

Через месяц после приговора Юрий Солошенко написал Владимиру Путину ходатайство о помиловании. Сначала он послал документ прямиком в администрацию президента. Оттуда ходатайство вернулось: мол, нарушен порядок (хотя в начале апреля Минюст поручил ФСИН рассмотреть варианты передачи Украине четырех ее граждан, осужденных на территории России, — Кольченко, Афанасьева, Сенцова и Солошенко, — дело Сошоленко не так широко известно, как дела Савченко и Сенцова, и, вероятно, поэтому тоже его прошения о помиловании в администрации не ждали). Тогда Солошенко, еще находясь в московской больнице СИЗО «Матросская тишина», послал свое ходатайство в московскую комиссию о помиловании.

Но через несколько дней его отправили по этапу в Нижегородскую колонию, где он два месяца провел в больнице. В колонии Солошенко объяснили, что со своим прошением он опять ошибся адресом: нужно было отправлять ходатайство в Нижегородскую комиссию о помиловании. Он написал ходатайство в третий раз.

В тюремной больнице у Юрия Солошенко в придачу к кардиологическим заболеваниям обнаружили онкологию, и он стал ждать президентского помилования как спасения от смерти.

И вот 20 апреля стало известно, что большинство членов Нижегородской комиссии по помилованию в высшей милости Юрию Солошенко отказали.

Самое обидное — что из-за бюрократической лестницы прошение о милосердии так и не дошло до президента.

Исправляем эту ошибку и публикуем выдержки из ходатайства Юрия Солошенко к Путину. Может быть, оно хоть таким образом все-таки дойдет до адресата?



«Я никогда не имел злого умысла»

Уважаемый Владимир Владимирович!

Я, Солошенко Юрий Данилович, 1942 г.р., осужден Московским городским судом 14.10.15 за совершение преступления, предусмотренного ст. 276 УК РФ «шпионаж» к шести годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.<...>

Прошу Вас простить и помиловать меня на следующем основании:

Мне 73,5 года, я страдаю серьезным заболеванием сердца, всю свою трудовую жизнь (46 лет) я работал на одном особо режимном оборонном предприятии электронной промышленности ПО «Знамя» г. Полтава, которое выпускает комплектующие ИЭТ (изделия электронной техники) для большинства систем радиоэлектронного вооружения, стоящих на вооружении ВС СССР и России. Став генеральным директором ПО «Знамя», я восстановил утраченные в 1991 году связи с министерством обороны России, и предприятие под моим руководством ежегодно осуществляло поставки ИЭТ для нужд Министерства обороны России на миллионы долларов. За работу на оборонном предприятии я имел правительственную награду СССР.<...>

Я никогда не имел злого умысла и преступных намерений осознанно нанести ущерб безопасности России, которую всегда считал своей второй Родиной.<...>

Моей непростительной роковой ошибкой было то, что я, являясь гражданином другой, к сожалению, в настоящее время недружественной России, страны, проявил непростительный интерес к изделиям, содержащим государственную тайну. Я ошибочно считал, что если эти изделия более 40 лет эксплуатируются в ВС Украины, где известны их параметры, то и секретов в этом быть не может. Это заблуждение объясняется тем, что я давно отошел от дел и потерял компетентность в вопросах ПД ИТР (противодействие иностранной технической разведке). Я глубоко раскаиваюсь в совершенных действиях.<...>

Единственное мое желание в этой жизни — посвятить оставшиеся дни престарелой 75-летней больной жене, которая нуждается в моей помощи и поддержке, и малолетним внукам и правнуку, родившемуся уже после моего заключения.

Поверьте мне, воспитательная роль моим арестом, судом и содержанием под стражей уже достигнута. Всю жизнь я честно служил своему долгу, был истинным патриотом СССР, и случившееся было для меня страшным потрясением.

Очень тяжело осознавать на закате своих дней, что тебя считают врагом страны, на благо которой ты работал и которую считаешь своей второй Родиной. Изоляция меня от общества будет достигнута высылкой меня на Украину, так как все мои друзья останутся здесь. Друзья, с которыми вместе трудился на благо безопасности и благополучия России, к которым испытываю поистине братские чувства.

Я никогда не был и не буду врагом России! Надеюсь на Ваше великодушие, милосердие и снисхождение, уважаемый Владимир Владимирович. Никакого вреда и ущерба Великой России я не причинил.


Место в самолете Порошенко

В приговоре Мосгорсуда ничего не сказано о каком-либо ущербе, который своими действиями причинил Юрий Солошенко.

Минюст России переслал во ФСИН документы Солошенко для отбывания наказания на Украине. Решение об этом будет принимать Канавинский районный суд Нижнего Новгорода. Но эта процедура может занять несколько месяцев. И неизвестно, не откажет ли суд в передаче Солошенко на Украину.

Сегодня Юрий Данилович позвонил мне из колонии. Он был очень расстроен: «Почему они мне отказали в помиловании? Мое ходатайство поддержала Элла Памфилова. Но они решили, что раз она больше не уполномоченный по правам человека, значит, можно не обращать внимания. Я писал президенту, а не комиссии по помилованию в Нижнем Новгороде. Я так надеялся, что президент меня услышит. Слежу за новостями о Савченко. Слышал, что президент Порошенко пообещал прислать за ней свой президентский самолет. Может, и мне там место найдется?»

util