22 Апреля 2016, 14:18

Московский центр Карнеги: «Зачем Кремлю силовик на посту омбудсмена»

Журналист Андрей Перцев на сайте Московского центра Карнеги объясняет, что в качестве уполномоченного по правам человека бывший генерал-майор МВД Татьяна Москалькова будет стоять на страже интересов государства, а не граждан


Пост уполномоченного по правам человека в России впервые занял силовик — бывший генерал-майор МВД, депутат Госдумы от «Справедливой России» Татьяна Москалькова. Назначение омбудсменом человека в погонах, чьи репрессивные инициативы осуждали даже единороссы, с правозащитной точки зрения смотрится абсурдно.

После объявления о переходе экс-омбудсмена Эллы Памфиловой на работу в Центризбирком Кремль некоторое время держал интригу. В числе возможных преемников Памфиловой обсуждались региональные уполномоченные по правам человека, член Общественной палаты Елена Тополева-Солдунова, правозащитники называли свои кандидатуры, например бывшего омбудсмена Владимира Лукина.

Даже после того, как администрация президента через источники намекнула, что поддержка будет оказана именно Москальковой, вопросы оставались. Российская власть любит делать прививки: предложить радикальный вариант, а потом откатить назад. Однако Кремль удивил — российским уполномоченным по правам человека становится бывший генерал-майор.

Жест эффектный и недвусмысленный. Дело даже не в том, что Татьяна Москалькова — представитель силовых структур, а в резко репрессивной репутации нового омбудсмена.

Элла Памфилова могла начать свой отчет за 2014 год с духоподъемных слов о «воссоединении Крыма с Россией» и Олимпиаде, а в отчете за 2015-й говорить об «антироссийской санкционной и информационной кампании», но за этим обязательно следовали разборы резонансных дел, нарушений прав человека силовиками, отказов в проведении митингов. В последнем докладе Элла Памфилова заявила о «расцвете правоограничительного законотворчества». «Неумеренное поглощение государством общественно-гражданской, социальной и личной самостоятельности и самодеятельности, в результате которого человек и общество вынуждены жить для государственной машины, всегда заканчивается плачевно», — объявила омбудсмен, добавив, что отдельные политики выступают с «усмирительными законопроектами» и посягают на права и свободы граждан.

Именно к таким отдельным политикам и относится новый омбудсмен Татьяна Москалькова.

После акции Pussy Riot в храме Христа Спасителя она выступила с инициативой ввести уголовную ответственность «за покушение на нравственность»: прими ее Госдума, суду не пришлось бы ломать голову над приговором группе и ссылаться на Трулльский собор.

Тогда идея Москальковой вызвала недоумение даже у единороссов, которые на фоне экс-генерал-майора выглядели правозащитниками.

«Подвести под эту статью можно будет что угодно», — предостерегал депутат Госдумы Владимир Поневежский (кстати, бывший прокурор).

Это не единственный пример. Татьяна Москалькова благосклонно высказывалась о законе об оскорблении патриотических чувств (также не принят), голосовала за антисиротский закон, закон об иностранных агентах, выступала за расширение полномочий силовых структур. Депутат шла впереди государства, постепенно клонившегося в репрессивную сторону и ужимавшего права и свободы отдельного человека, которые, как теперь выяснилось, Татьяне Москальковой предстоит защищать.

Даже в публичной сфере Москалькова не отличалась аккуратностью, например, на полном серьезе предлагала возродить название ВЧК или поддерживала Рамзана Кадырова, когда тот сжигал дома родственников тех, кого заподозрили в терроризме. Депутат была на стороне власти в широком смысле этого слова, а не отдельного человека.

Назначение Татьяны Москальковой уполномоченным по правам человека вполне укладывается в русло ожидаемого закручивания гаек: создание Нацгвардии (этот шаг Москалькова поддержала), требование главы Следственного комитета Александра Бастрыкина ввести великий китайский файрвол, его же рассуждения о «лжедемократии», «власти народа» и всеобщем благе.

Омбудсмен в погонах, стоящий на страже интересов государства, — вполне логичное продолжение истории.

Зато Москалькова вполне искренне отстаивает социальные права. Президент на фоне такого омбудсмена станет играть роль защитника прав и свобод, единственного европейца, как это уже было с экс-прокурором единороссом Поневежским. А путинскому большинству назначение Татьяны Москальковой может даже понравиться. Не зря в уже помянутом отчете Эллы Памфиловой за 2014 год подчеркивалось, что людей в России волнуют в первую очередь социальные права — бесплатная медицина, образование, зарплаты и пенсии.

Бороться за социалку — дело намного более благодарное, чем отстаивать общечеловеческие права и свободы. Главными врагами при этом становятся либералы, которые посягают на немногие оставшиеся у народа социальные права: зарятся на пенсионный возраст, повышают тарифы, урезают расходы на здравоохранение и образование.

Бравый генерал-майор в роли защитницы угнетенных будет смотреться очень неплохо: «Татьяна Москалькова потребовала снижения тарифов», «отстояла больницу», «решительно выступила против повышения пенсионного возраста».

Несмотря на несхожесть фигур переведенной в Избирком Памфиловой и назначенной омбудсменом Москальковой, оба этих назначения говорят об опасной тенденции. Кремль явно стремится подменить оставшиеся работающие государственные институты набором ситуативных ролей-амплуа. Центризбирком, бывший при Чурове воплощением фальсификаций, теперь стал честным и чутким, но только за счет назначения Памфиловой. Таким же образом за счет назначения Москальковой институт уполномоченного по правам человека превращается в окно для жалоб на социальные проблемы. Смена персоналий автоматически меняет функции институтов, уничтожая их суть, а вместе с ней и основы демократического государства.




Оригинал статьи: Андрей Перцев, «Зачем Кремлю силовик на посту омбудсмена», Московский центр Карнеги, 22 апреля

util