22 Апреля 2016, 16:47

Reuters: «Почему Владимиру Путину нужно обуздать своих „лучших стрелков“»


Колумнист Reuters Питер Аппс считает, что демонстративные акции российских военных вроде недавней имитации воздушной атаки на американский эсминец создают никому не нужную опасность


В фильме «Лучший стрелок» (Top Gun) несколько раз повторяется не лишенная комизма сцена, когда герой Тома Круза, молодой и безрассудный пилот палубного истребителя, дразнит военных авиадиспетчеров. Каждый раз, когда он оказывается в воздухе вблизи какого-то судна, он запрашивает разрешение на пролет над ним на малой высоте и большой скорости. Ему каждый раз отказывают, но он все равно это делает.

В действительности полеты на таких скоростных самолетах — одно из самых рискованных занятий в мире. Хотя битвы в небесах — это то, ради чего некоторые из летчиков живут, мало кто будет позволять им рискованные трюки, если в этом нет необходимости.

Когда два российских бомбардировщика Су-24 проделали то, что американские официальные лица назвали «имитацией атаки» на эсминец «Дональд Кук» в Балтийском море на прошлой неделе, похоже, американским военным отказало чувство юмора, что вполне объяснимо.

В пресс-релизе Европейского командования вооруженных сил США действия российской авиации названы «небезопасными и непрофессиональными». Отмечается, что они привносят значительный риск непреднамеренного разжигания конфликта.

В возмущении и публичных жалобах США, безусловно, есть некоторая доля театра. Что бы ни говорил госсекретарь Джон Керри, американский флот вряд ли будет сбивать невооруженные российские самолеты, даже когда они пролетают раздражающе близко, — по крайней мере, если не идет непосредственная подготовка к настоящей войне.

У американской военной авиации и флота, как и у российских, есть обычай демонстрировать свое присутствие в местах, где их не всегда хотят видеть: в международных водах и воздушном пространстве они имеют полное право это делать.

К примеру, в Южно-Китайском море американцы и их союзники не раз намеренно направляли корабли и самолеты в зоны, на которые Пекин, по его утверждению, имеет эксклюзивные экономические и другие права, а практически все остальные ставят претензии Китая под сомнение.

В январе китайское правительство похожим образом жаловалось на «непрофессиональное и безответственное» появление американского эсминца «Кертис Уилбур» в двенадцатимильной зоне вокруг контролируемого Китаем острова. Американские, австралийские, филиппинские, индонезийские и другие самолеты регулярно пересекают границы незаконно объявленных Китаем зон воздушной защиты вокруг спорных островов.

Пекин, в свою очередь, тоже часто отправляет корабли и самолеты проверить, что делают американские и другие иностранные силы в международных водах неподалеку от китайской территории. Некоторые эксперты беспокоятся, что эти действия создают тот же риск случайной конфронтации и эскалации.

Впрочем, обычно американские официальные лица говорят, что китайские флот и авиация во взаимодействии с США и другими иностранными силами ведут себя все более профессионально. Корабли и самолеты держатся друг от друга на почтительной дистанции, переговариваются на английском языке и избегают маневров, при которых они оказались бы настолько близко друг к другу, что это непреднамеренно могло бы создать опасную ситуацию.

Это серьезно облегчает жизнь американским военачальникам, которые уже несколько лет стараются выстроить отношения и установить базовое понимание правил. Руководитель военно-морских операций США адмирал Джон Ричардсон в выступлении на конференции Вашингтоне в марте сказал, что достигнут большой прогресс на пути создания возможности прямых коммуникаций между американскими и китайскими военными кораблями в экстренных ситуациях.

«В целом созданный нами свод правил все больше соблюдается, — сказал он. — У меня хорошие связи с коллегами из Китая. Если случится что-то, что вызовет вопросы, мы сможем связаться».

В Персидском заливе американские морские офицеры также со сдержанным уважением относятся к манере иранских вооруженных сил действовать ясно и эффективно. Если американский корабль или самолет приближается к иранской территории, его быстро предупреждают на английском языке. Но более политизированный иранский Корпус стражей исламской революции ведет себя куда менее предсказуемо и склонен выходить за пределы допустимого, как это случилось в начале текущего года, когда иранцы задержали два американских патрульных катера, обвинив их в нарушении территориальных вод Ирана.

Когда речь заходит о воздушной и морской конфронтации с Россией, США и НАТО должны ясно понимать, что Москва — или, по меньшей мере, некоторые ее военачальники — просто чрезмерно рискует. Многие в американских официальных кругах считают, что они не стали бы так себя вести без одобрения на самом верху.

В случае с имитацией атаки на эсминец «Дональд Кук» основные претензии американцев связаны со скоростью пролета российских бомбардировщиков и расстоянием, на которое они приблизились. Американский корабль в это время отрабатывал боевые операции с использованием своего палубного вертолета, которые его командир вынужден был приостановить. Вскоре после этого вокруг американского корабля стал летать российский вертолет. Его маневр выглядел значительно менее опасно, но все же был явной попыткой запугивания.

Американские официальные лица говорят, что этот инцидент вписывается в манеру поведения российских самолетов, постоянно зондирующих воздушное пространство балтийских государств. В некоторых случаях самолеты обвиняли в нарушении границы.

Часть инцидентов, как говорят западные официальные источники, чуть не привели к столкновениям. В прошлом году Швеция заявила протест после того как российский самолет-разведчик без опознавательных сигналов транспондера приблизился на опасное расстояние к гражданскому авиалайнеру. В декабре НАТО охарактеризовало недавние действия России как угрозу гражданской авиации в регионе. В конце прошлой недели, вскоре после инцидента с «Дональдом Куком», Вашингтон заявил, что еще одни российский самолет выполнил потенциально опасный маневр вокруг американского самолета наблюдения.

Подобные вылазки российских военных достигли масштаба, не виданного со времен Холодной войны. Инциденты не всегда происходят в окрестностях российских границ, но и жалобы России на то, что из нее делают козла отпущения, иногда бывают оправданными.

В прошлом году североирландское рыболовецкое судно чуть не опрокинулось, зацепившись сетями за что-то, что его команда приняла за неопознанную подводную лодку. Поскольку объявили, что британских субмарин поблизости не было, некоторые эксперты предположили, что ответственной за инцидент могла быть российская подлодка. Впрочем, в сентябре британские власти все же признали, что это была их субмарина.

Проблема отчасти заключается в том, что один из приоритетов нынешней российской военной доктрины — по возможности скрывать детали любой милитаризированной активности Москвы. Аннексия Крыма в 2014 году показала некоторые преимущества такого подхода: нерегулярные российские силы (или, по меньшей мере, части без знаков различия) смогли захватить большую часть полуострова прежде чем западные государства поняли, что происходит.

В наземных действиях у США и НАТО похожие приоритеты, в особенности в отношении возможных конфликтов в Литве, Латвии или Эстонии — постсоветских государствах, ставших членами НАТО. Но вдали от стран Альянса и в воздухе все должно быть более четко очерчено — не в последнюю очередь, из-за американо-советского соглашения 1972 года о предотвращении морских инцидентов. По мнению США, недавние действия российских бомбардировщиков над Балтийским морем нарушают именно этот договор.

Никто не ожидает, что российские демонстративные акты прекратятся.

Многие американские и западные официальные лица признают, что с российской точки зрения они часто имеют смысл. Однако судьба «Боинга» Malaysian Airlines, сбитого над Украиной в 2014 году, подчеркивает, какой риск создает чрезмерное засекречивание информации об ответственности военных.

Возможно, президенту Владимиру Путину нужно обуздать своих чересчур горячих любителей рискованных полетов. Хотя бы намекнуть на это.

Оригинал статьи: Питер Аппс, «Почему Владимиру Путину нужно обуздать своих „лучших стрелков“», Reuters, 21 апреля

util