23 April 2016, 09:00

Bloomberg: экономике России угрожает не рост цен, а их падение

Ослабление потребительского спроса создает риск дефляции, которая будет угнетать российскую экономику, считает экономический обозреватель Bloomberg Анна Андрианова

Это тот случай, когда я иду не в ногу с «Ивановыми» — с большинством россиян.

Самая долгая за два десятилетия в России рецессия уничтожила потребительский спрос. Рост цен замедляется уже седьмой месяц — этого оказалось достаточно, чтобы Bank of America предупредил, что в стране резко возрастает риск дефляции. Согласно недавно опубликованному Sberbank CIB «Потребительскому индексу Иванова» (распространенная русская фамилия в названии обозначает типичного российского покупателя), 76% респондентов считают себя чувствительными к уровню цен, а 60% пытаются «экономить на спичках», пользуясь рекламными акциями и спецпредложениями.

«В розничной продаже ведутся ценовые войны, но не такие, как прежде, — сказал Александр Малис, глава „Евросети“, крупнейшего продавца на российском розничном рынке мобильных телефонов. — Это продлится не месяцы, а годы, пока российская экономика не восстановится».

Для страны, которая десятилетиями пыталась сдерживать рост цен, такой подход меняет очертания потребительского ландшафта, пострадавшего от нефтяного шока и международных санкций. Он позволяет понять, что же останется на прилавках после беспрецедентного за все путинские времена сокращения внутреннего спроса.


Безработица и накопления

Вопрос в том, когда спрос восстановится и случится ли это вообще, учитывая, что свой вклад в эрозию экономики начинают вносить такие факторы, как рост безработицы среди молодежи. С замедлением роста цен, согласно Morgan Stanley, россияне могут решить, что лучше откладывать накопления, чем тратить деньги.

Накопления в прошлом году уже выросли до 14,1% чистого дохода россиян — самый высокий процент с 2010 года и на 5,4% выше, чем в 2008, согласно московской Федеральной службе государственной статистики. В то время как миллионы жителей страны сползают в бедность, а уровень заработков не восстанавливается, доля продовольствия в розничных продажах превысила в феврале половину; такого не было больше восьми лет.

Рост цен, отравлявший жизнь многим россиянам с начала 1990-х годов, когда инфляция превышала 2500% в год, теперь почти не считают проблемой. Лишь 5% респондентов сказали, что это крупнейшая проблема, с которой страна столкнулась в марте. В списке проблем, согласно исследованию ВЦИОМа, рост цен оказался на девятой позиции, ниже здравоохранения и внешней политики.


Усталость

Потребитель, который больше десятилетия был в России двигателем роста, сейчас глубоко болен, а экономика второй год переживает спад. При том что Центробанк все еще предсказывает рост инфляции в середине года после приступа слабости рубля в его начале, способность потребителя держать удар, вероятно, уже настолько ослабла, что можно оказываться от прогноза, определяющего кредитно-денежную политику.

Данные, опубликованные на этой неделе, показывают, что потребительский пессимизм становится независимо действующей силой. В прошлом году были все условия для восстановления спроса — самая медленная инфляция почти за два года и самый большой среди всех мировых валют рост рубля, укрепившегося по отношению к доллару более чем на 12%.


Потребительский пессимизм

Но все это не помогло. Розничные продажи обрушились сильнее, чем предсказывали экономисты, уровень безработицы и реальные заработки оказались хуже, чем средний прогноз специалистов, опрошенных Bloomberg.

Как считает Эльдар Вахитов из BNP Paribas SA, это означает, что произошел «структурный перелом». Факторы от высокой стоимости кредитов до необходимости выплаты крупных долгов, накопившихся за прошлые годы, делают прогноз для домохозяйств пессимистичным, по мнению лондонского экономиста. «Восстановление потребления, скорее всего, откладывается до 2017 года», — сказал он.

Демографический фактор тоже неблагоприятен. Трудоспособное население продолжит уменьшаться после того как сократилось уже на 5 млн. человек по сравнению с пиком 2006 года, сводя потенциальный экономический рост в 2016–2017 годах к нулю, по данным экономистов Bank of America Владимира Осаковского и Габриэля Фоа. При том что общее число рабочих мест в последние годы остается на одном и том же уровне, доля работающих среди трудоспособного населения в 2015 году, по оценке Bank of America, превысила 69% — самый высокий уровень за весь постсоветский период.

«Устойчивое сокращение трудоспособного населения в России — важный фактор, стоящий за нынешней долгосрочной дефляционный тенденцией, — сказали экономисты. — Дефицит рабочей силы и рост занятости также являются неотъемлемой частью общей слабости потребительского спроса, которая, как мы ожидаем, сохранится в 2016–2017 годах. Мы думаем, что все это как минимум в течение нескольких лет будет сдерживать инфляционное давление».


«Острый выступ»

С учетом недавних данных индикатор дефляционного риска Bank of America показал «острый выступ» — быстрый рост от минимального до высокого. Это пока всего лишь взгляд извне. Центробанк России с этим не согласен — до определенного момента. Первый зампред Центробанка Ксения Юдаева не видит риска дефляции в краткосрочной и среднесрочной перспективе.

Однако если взглянуть на соседей России по региону, можно увидеть, что страны, которые еще недавно боролись с инфляцией, могут быть подвержены падению цен. Румыния, где в начале 1990-х годов инфляция была около 300%, уже десять месяцев переживает дефляцию. Ежегодный индекс инфляции в Польше с июля 2014 года ниже нуля, и центральный банк этой страны предсказывает, что цены продолжат снижаться; это будет самый продолжительный период дефляции с середины 1950-х.


Бюджет и нефть

Внимание российских политиков занимают более непосредственные риски, связанные с бюджетом, рублем и волатильностью цен на нефть. Это никого не удивляет после того как Центробанк в 2015 году уже четвертый раз промахнулся с прогнозом роста цен в 2015 году и признал, что прогноз на 2017 год тоже может не попасть в цель. Его ключевая ставка с июля остается неизменной — 11%.

Укрепившийся рубль также препятствует росту цен, поскольку импорт становится дешевле. Российская валюта в этом году подорожала уже на 11% после прошлогоднего падения на 20%.

Goldman Sachs Group Inc, исходя из предположения, что к концу 2016 года курс рубля будет на уровне 65 за доллар, прогнозирует, что годовая инфляция окажется меньше 6% в третьем квартале, а к концу года уменьшится до 4,5%. Сейчас, по данным Центробанка, она держится на уровне 7,2%.

Подавленное настроение потребителей может сдержать любые инфляционные риски. Такие компании, как Nestle SA, балансируют на тонкой грани, борясь за покупателей.

«Мы стараемся не перегружать все подорожание нашей продукции на потребителя, чтобы избежать дальнейшего снижения объемов продаж, — сказал гендиректор „Нестле Россия“ Маурицио Патарнелло. — Мы стараемся действовать рационально и принимаем часть инфляции на себя, покрывая ее за свой счет».


Оригинал статьи: Анна Андрианова,
«Ценовые войны и рублевые накопления порождают страх дефляции в России», Bloomberg, 22 апреля

util