27 Апреля 2016, 09:26

Bloomberg View о Прохорове: «Быть медиамагнатом в России опасно»

Михаил Прохоров.

Михаил Прохоров старался не вмешиваться в работу журналистов РБК, и это поставило под угрозу его бизнес в России, считает колумнист Bloomberg Леонид Бершидский


Состояние Михаила Прохорова оценивается в $10,2 млрд, но из-за небольшой части активов — медиакомпании с рыночной капитализацией всего в $32 млн — в опасности оказался весь его бизнес в России. Президент Владимир Путин терпел относительно независимые СМИ, но лишь пока они были невелики и не подбирались близко к чувствительным для него темам. Прохорову принадлежит популярное медиа, которое не испугалось показать зубы.

Прохоров — довольно необычная фигура среди российских миллиардеров. Почти половина его состояния — в деньгах и рыночных инвестициях, а самый дорогой контролируемый им актив находится не в России, а в США — баскетбольный клуб Brooklyn Nets и его домашняя арена. Но у него есть значительные активы и в России: крупные пакеты акций «Уралкалия», крупнейшего в мире производителя калийных удобрений, и «Русала», производителя алюминия № 1 в России. Это делает его заложником Путина, который считает российских миллиардеров, в прошлом именовавшихся олигархами, всего лишь временными держателями государственной собственности.

В 2012 году Прохоров был соперником Путина на президентских выборах и показал относительно высокий результат в Москве. Неясно, насколько независимой была его кампания, но бизнесмен демонстрировал настоящие политические амбиции. Но потом он оказался в безвыходной ситуации, когда чиновникам, которые занимают выборные должности, запретили владеть зарубежными активами.

К чести миллиардера, он никогда не использовал свою медиакомпанию РБК для продвижения собственной политической повестки дня.

Он оставался владельцем, который не вмешивается в редакционную политику, с тех пор как в 2010-м приобрел компанию за $80 млн и реструктурировал ее 220-миллионный долг. Роль Прохорова в основном сводилась к одобрению найма опытных медиаменеджеров и ожиданию результатов.

Одним из них был нидерландский подданный Дерк Сауэр, который запускал первые в России глянцевые журналы и бизнес-периодику в западном стиле. Другим таким менеджером стала Елизавета Осетинская — большую часть своей профессиональной жизни она проработала в газете, принадлежавшей Сауэру (я, кстати, и сам в 1990-х—2000-х годах работал на Сауэра вместе с Осетинской). Сауэр, пришедший в РБК в 2012 году, начал сокращать расходы и исправлять бизнес-модель. Осетинская, ставшая в 2014 году шеф-редактором всех СМИ, принадлежащих РБК, — информационного агентства, газеты, ежемесячного журнала и телеканала с бизнес-тематикой, — повысила качество журналистской работы, и аудитория проектов увеличилась. Количество посещений главного сайта за месяц выросло с 11,3 млн в 2013 году до 12,9 млн к концу 2015 года. Компания все еще теряет деньги, но постепенно снижает убытки, и показатели у нее лучше, чем у сжимающегося российского медиарынка в целом.

Но Россия не лучшее место для медиабизнеса. Сауэру пришлось уйти с поста президента РБК и перейти в принадлежащий Прохорову холдинг — «Группу Онэксим», — после того как националистически настроенные законодатели набросились на него с критикой из-за того, что он гражданин «враждебной» страны. С этого года иностранцам запрещено владеть долей российских медиакомпаний, которая превышает 20% акций, и международным издателям, в том числе немецкому Axel Springer, шведскому Bonnier, британскому Pearson и американскому Dow Jones, пришлось дешево продать свои активы, поскольку их вынудили выйти из бизнеса.

Редакторская работа Осетинской вызвала проблемы по другой причине. В прошлом году ежедневная газета РБК и вебсайт опубликовали расследование о гигантском строительном проекте, связанном с Московским университетом.

Журналисты выяснили, что за проектом стоит Катерина Тихонова, о которой говорят, что она дочь Путина, хотя Кремль не подтверждал эту информацию. Еще одно прошлогоднее расследование РБК было посвящено карьере и истории быстрого обогащения Кирилла Шамалова, которого считают мужем Тихоновой.

По некоторым сведениям, Шамалов получил от банка, контролируемого близким другом Путина, кредит на покупку большого пакета акций нефтехимического холдинга «Сибур», что сделало его миллиардером. А недавно РБК писал о связанных с Россией офшорах, о которых стало известно из документов «панамского архива», проливших свет на некоторые сомнительные сделки путинских друзей.

Для Путина важно защищать свою частную жизнь и, прежде всего, жизнь своих двух дочерей. В 2008 году московскую газету заставили закрыться после публикации статьи о предполагаемой связи Путина с бывшей чемпионкой по художественной гимнастике Алиной Кабаевой, о чем писали многочисленные западные таблоиды. Люди, хорошо знающие ситуацию, рассказали мне, что три публикации, получившие в России широкую известность (РБК — двенадцатый по посещаемости сайт в стране), рассердили Путина.

 У главного офиса «Группы Онэксим», где налоговые органы провели проверку, 14 апреля 2016 года.

14 апреля, пока Путин в прямом эфире отвечал на вопросы своих избирателей, оперативники из ФСБ устроили обыск в офисах «Группы Онэксим» и четырех ее дочерних компаний (но не в РБК). Это вызвало удивление у Прохорова, но вскоре российские СМИ стали писать о том, что особый интерес к активам миллиардера возник у Путина после публикаций в РБК. Один из руководителей «Онэксима» рассказал мне, что он «на 90% уверен», что обыски были местью за журналистские расследования.

Внезапно на Прохорова обрушились с критикой прокремлевские СМИ: его энергетическую компанию «Квадра» обвинили в завышении цен, а самого Прохорова — в том, что он держит значительную часть своих денег в офшорах.

Очень вероятно, что после обысков появятся обвинения в недоплате налогов.

В понедельник пропутинское интернет-издание «Газета.ру» написало, что Прохоров готовит РБК и «Квадру» к продаже. В статье говорится, что поручение о смене собственника РБК было отдано «на высшем уровне». «Онэксим» не признает наличие таких планов, а Кремль отрицает, что давал подобные распоряжения. «Кремль никогда не вмешивается в редакционную политику и тем более никогда не вмешивается в права собственности», — сказал пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков, вызвав насмешки в соцсетях.

Несмотря на эти отрицания, в компании Прохорова чувствуют, что получили предупреждение, — не обязательно о продаже медийных активов, но, возможно, о введении некоторой цензуры, чтобы не рассердить Путина снова. Это вполне согласуется с прежней практикой атак на бизнес-лидеров, которые бросали вызов Путину, таких, как медиамагнат Владимир Гусинский, нефтяник Михаил Ходорковский, миллиардер, сделавший состояние на телекоммуникациях, Владимир Евтушенков и владелец аэропорта Дмитрий Каменщик. Для Ходорковского это кончилось тюремным заключением. Гусинский лишился своих активов и был вынужден эмигрировать.

Прохоров не хочет становиться открытым врагом режима, как когда-то Гусинский и Ходороковский. Российские миллиардеры выучили свой урок.

Осетинскую, которая собирается на год уехать учиться в Стэнфордский университет, отправили в долгосрочный отпуск как минимум на месяц раньше, чем планировалось. Это понятный сигнал для сотрудников РБК: даже если компанию не продадут, расследования в отношении семьи и друзей Путина выйдут боком другим, гораздо более дорогим активам того же владельца.

Сейчас Путин контролирует почти все СМИ в России, имеющие широкую аудиторию: одни находятся в собственности у государства, другие принадлежат его друзьям, купившим компании при поддержке Кремля, владельцы третьих обеспокоены своим будущим в России. Все, что остается делать Путину, — время от времени дергать поводок.


Оригинал статьи: Леонид Бершидский, «Быть медиамагнатом в России опасно», Bloomberg View, 25 апреля

util