29 April 2016, 16:49

The Economist: Западу и России нечего сказать друг другу

Европа и Россия больше не знают, о чем и как им говорить между собой, и это опасно, считает авторы The Economist

Как известно всякому любителю боевиков, лучший способ помешать безумцу осуществить его коварный план — это сделать так, чтобы он не переставал говорить. Отвлечь его означает выиграть время, чтобы спасти заложника или обезвредить бомбу. Если повезет, можно убедить злодея в том, что насилие не в его интересах. Более или менее так некоторые европейские страны относятся к России. Владимир Путин, похоже, потерял всякий интерес к сближению с Западом, и на востоке Украины по-прежнему летают пули. Но изолированная Россия, думают европейцы, может стать еще более непредсказуемой и опасной. Поэтому надо говорить.

Проблема в том, чтобы найти темы для разговора. НАТО приостановило всякое сотрудничество с Россией после аннексии Крыма и вторжения в Украину. На прошлой неделе Совет Россия—НАТО, форум, основанный в 2002 году, чтобы установить взаимное доверие, собрался в первый раз с июня 2014-го; на возобновлении диалога настаивали Германия, Франция и генеральный секретарь альянса Йенс Столтенберг. Но есть столько проблем, разделяющих стороны, — вопросы об Украине, об увеличении численности войск НАТО на восточном фланге и даже о вступлении в альянс крошечной Черногории, — что затея предсказуемо оказалась мертворожденной.

Это довольно серьезный повод для беспокойства. К тому же нервы военных не так давно пощекотали инциденты в Балтийском море: российские военные самолеты на бреющем полете пошли над американским эсминцем и выполнили фигуры высшего пилотажа прямо над американским самолетом-разведчиком. Госсекретарь США Джон Керри сказал, что корабль имел полное право открыть огонь. В прошлом ноябре Турция, член НАТО, именно так поступила с российским самолетом, вторгшимся в ее воздушное пространство. Ели бы подобный инцидент случился на восточном фланге НАТО, особенно с участием американских сил, все прочие европейские кризисы на его фоне показались бы детской игрой.

Чтобы уменьшить риск несчастного случая с тяжелыми последствиями, лондонский мозговой центр European Leadership Network призвал НАТО и Россию выработать меморандум о том, как вести себя в экстренных ситуациях. Но такой подход предполагает желание договариваться и у другой стороны. Россия же не проявила никакого интереса к планам Столтенберга модернизировать Венский документ — устаревающее соглашение о прозрачности и обмене информацией в военной сфере. Проблема, по словам одного высокопоставленного западного чиновника, в том, что Россия считает ценностью непредсказуемое поведение, отчасти ради компенсации преимущества ее оппонентов в неядерных вооружениях.

Во время финала конкурса по военно-полевой выучке экипажей бронетранспортеров береговых войск ВМФ России «Балтийское дерби-2015».

Это связано с дипломатической позицией России в целом. За закрытыми дверями российские дипломаты ведут себя все более грубо. как говорят их западные партнеры. Их явно радуют проблемы, раздирающие Евросоюз, — от миграционного кризиса до предстоящего референдума о выходе Великобритании из союза. Среди западных военных уже распространилась ностальгия по временам перед окончанием Холодной войны, когда США и СССР выработали механизмы предотвращения случайных военных столкновений. Сейчас от этих соглашений мало что осталось.

Что остается делать Европе? Ее дипломаты питают отвращение к пустоте, и время от времени предложения «подключить» Россию к переговорам по той или иной теме — от кибертерроризма до изменения климата — слабо доносятся из МИДа какой-то из европейских стран. Крупномасштабные идеи, такие, как формализация отношений Евросоюза с Евразийским экономическим союзом, еще не полностью умерли. Но такие схемы теперь мало что значат.

Отчасти это из-за раскола между странами Евросоюза и внутри них: согласно одному источнику, переговоры на прошлой неделе были проведены в основном для того, чтобы успокоить немецких социал-демократов, у которых еще сохранились рудименты старой «восточной политики». После российских военных «подвигов» в Украине и Сирии Европе остается только гадать, куда она нацелит оружие в следующий раз (возможно, в Ливию?).

Управляемые Кремлем СМИ изрыгают потоки желчи в адрес Запада. Россия демонстрирует презрение к НАТО и Евросоюзу, предпочитая иметь дело с США по военным вопросам и с Германией по большинству политических.

Таким образом, политика Европы в отношении России свелась к периодически повторяемой драме по поводу продления санкций — очередной их срок истекает в июле — и попыткам увеличить свою внутреннюю устойчивость, то есть исправлению ситуации со снабжением энергоносителями всего континента, противостоянию кремлевской пропаганде и помощи слабым государствам, не входящим в Евросоюз, таким, как Молдавия. Несмотря на «усталость от санкций» Италии и еще нескольких государств, на предстоящем в июне саммите лидеров Евросоюза эти меры, вероятно, будут поддержаны: Путин дает мало оснований для их ослабления.

 Военные учения НАТО Noble Jump 2015 в Польше.

Повторяющиеся российские провокации также объясняют планы НАТО разместить еще около пяти тысяч военных в странах Балтии, Польше, Болгарии и Румынии; скорее всего, это решение будет принято на июльском саммите в Варшаве. Альянс собирается обойти запрет на создание «постоянных» баз, содержащийся в Основополагающем акте Россия—НАТО 1997 года, проводя регулярную ротацию войск. Это должно успокоить скептически относящуюся к проекту Германию, но вряд ли удовлетворит Кремль. Недавно постоянный представитель России при НАТО Александр Грушко заявил журналистам, что действия альянса нарушают принципы и логику акта.

Толстякам здесь не место

Все это вместе составляет настоящую головоломку: любые политические попытки Европы понизить температуру отношений с Москвой сводятся на нет наращиванием военного присутствия. Путин, главный провокатор, объявит это опасной провокацией. Для России настойчивые утверждения НАТО, что действия альянса не представляют угрозы, звучат как хрестоматийный пример чрезмерности заявлений. По мере приближения варшавского саммита могут быть еще ситуации, когда НАТО и Россия окажутся на грани столкновения; все больше оружия концентрируется в Калининградской области — российском эксклаве, зажатом между Польшей и Литвой. Это, в свою очередь, все больше нервирует восточных членов НАТО. Так раскручивается негативная спираль.

В самом затруднительном положении оказывается президент России. Забуксовавшая российская экономика больше не может обеспечить повышение уровня жизни, на котором когда-то было основано согласие между государством и гражданами, а у кремлевских авантюр за границей ограниченный срок годности.

В дешевых боевиках «плохого парня» побеждают силой. В сюжетах более высокого класса он становится жертвой собственной самонадеянности. Но есть большой риск, что сюжет об отношениях Запада и России окажется нуаром, где злодейский план проваливается, но вместе с ним гибнет и все вокруг.

Оригинал статьи: «Квант тишины», The Economist, 23 апреля

util