28 Апреля 2016, 19:40

«Одновременно общий и ничей проект». Запустился «Открытый список» жертв репрессий

Запустился проект «Открытый список» — база данных о жертвах политических репрессий в СССР и советской России. На сайте собрана информация о людях, репрессированных государством по политическим мотивам после революции 1917 года и до момента распада Советского Союза. База данных уже содержит почти о 2,5 млн записей о жертвах политических репрессий. Как устроен «Открытый список» и как будет развиваться новый проект, Тасе Никитенко рассказал один из его разработчиков Михаил Мельниченко

— Расскажите о проекте. Кому принадлежит идея создания?

— Идея проекта принадлежит директору фонда «Протяни руку» Валерию Баликоеву, который привлек меня и моих коллег к этой разработке. Этой идее уже несколько лет, но в фазу активного производства она перешла несколько месяцев назад.

Прототип сайта был создан за последние несколько месяцев. Сегодня мы наконец открыли его для публики. Но работу над проектом нельзя назвать завершенной, потому что мы реализовали лишь основные его функции. Мы продолжаем работать над сайтом и будем его переделывать уже исходя из нашего опыта, который, я надеюсь, появится у нас уже в ближайшие дни.

Большинство данных, которые сейчас загружены на сайт, — открытая база «Мемориала», которая была опубликована на их сайте несколько лет назад и которая с тех пор не дорабатывалась. Мы (у нас несколько сотрудников, небольшой коллектив) занимались тем, что в самых разных институциях пытались получить материалы.

В ближайшее время мы будем подгружать на сайт материалы, полученные от «Последнего адреса», от красноярского «Мемориала». Также мы ведем работу по обработке «книг памяти», в том числе украинских. Все это мы будем загружать в нашу систему.

— Почему вы решили создать свою базу? Чем она будет отличаться от уже существующих?

— Сейчас несколько институций занимаются сбором данных о репрессированных и делают это очень по-разному. И нам захотелось стать такой общей площадкой, где могла бы встретиться информация, собранная самыми разными институтами и где люди смогли бы делиться своими собственными данными. Самым подходящим форматом нам показался формат «Википедии», потому что таким образом это будет одновременно общий и ничей проект.

— Сталкивались ли в с трудностями в процессе работы над проектом?

— Про наше существование мало кто знает. То есть знал. Теперь мы будем заниматься этим более активно. Но в процессе подготовки никаких трудностей мы не встретили. Мы пока не настолько далеко продвинулись в нашей работе, чтобы встретить на своей пути какое-то противодействие. Возможно, когда мы начнем архивные изыскания, нам будет непросто работать с личными делами. Все это покажет опыт.

— Каждый может добавить или уточнить данные в «Открытом списке». Каким образом осуществляется контроль правок?

— Смотрите, у нас профиль персоны разделен на две части: первая часть состоит из анкетных данных, а вторая представляет свободное поле для биографической заметки.

То, что сейчас внесено в анкетные данные, — это то, что мы получили из открытых источников. И эта информация строго модерируется. После того, как человек попытается внести какие-то изменения в анкету, текст отправится на утверждение модератору. И модератор утвердит его, только если человек сможет доказать свое родство с персонажем статьи и сможет приложить какие-то документы, удостоверяющие его источники.

То есть если человек обращался с запросом в какой-нибудь ведомственный архив по делу своего репрессированного родственника, то он сможет приложить сканы или фотографии этого дела, какие-то семейные документы, которые мы внесем в нашу систему и подтвердим его правку. Если у человека нет возможности подтвердить данные, он сможет их в свободной форме записать в нижней части статьи, которая может всеми редактироваться. Это такое пространство памяти, а не пространство фактов.

— Есть ли среди ваших родственников репрессированные?

— Среди моих — нет, среди родственников моих коллег — да.

— Планируете ли вы новые проекты или расширение «Открытого списка»?

— Мы проводим некую штатную работу по наполнению, и я думаю, что уже со следующей недели в нашу базу будут подгружаться самые разные анкетные данные. В среднем в какой-нибудь «книге памяти» — от 1000 до 2000-3000 фамилий. Со следующей недели мы начнем их заливать.

Но это зависит и от внимания к нашему проекту и активности наших пользователей. То есть насколько активно люди придут к нам и сами станут писать о своих родных, которых они или нашли у нас, но хотят дополнить (информацию. — Открытая Россия), или совсем не нашли и заводят страницу о них с нуля. Посмотрим; это будет понятно в ближайшие дни.

util