29 Апреля 2016, 22:13

Анестезиолог: «’’Дормикума нет’’ — видимо, потому что Крым наш, Дамаск наш, Генштаб наш»


C 2016 года в России седативный препарат «Дормикум», используемый перед операциями, из разряда дефицитных может перейти в категорию несертифицируемых. Анестезиологи-реаниматологи рассказали Максиму Литаврину, почему он важен и как давно отсутствует в больницах


О дефиците важного препарата для проведения реанимации сообщил заместитель директора Федерального научно-клинического центра детской гематологии, онкологии и иммунологии Росздрава Алексей Масчан. Эту информацию он нам подтвердил.

Речь идет о препарате «Дормикум», который используется в качестве седативного и для подготовки пациента к наркозу перед операцией. Особенно важно его наличие в больницах для детей. Это лекарство под непатентованным названием «Мидазолам» входит в перечень ЖНВЛП (список жизненно необходимых лекарственных препаратов). Предельная отпускная цена на этот список регулируется правительством. Перебои в поставках могут быть связаны именно с этим фактом: в феврале этого года министр здравоохранения Вероника Скворцова заявила РБК, что импорт в Россию зарубежных лекарств из списка жизненно необходимых сократился — из-за девальвации рубля фармкомпаниям это просто невыгодно.

Препарат производит французская компания «Рош», российских производителей у него нет. С нынешнего года Россия перешла на собственные стандарты GMP, и теперь производители лекарств, предлагающие свою продукцию на рынке РФ, должны получать специальный российский сертификат: международные стандарты Россией больше не признаются. В 2016-м это потребуется тем, кто не работал раньше на территории страны, а с 2017 года закон распространится вообще на все компании. Именно с проблемами регистрации связывает исчезновение лекарства Алексей Масчан в своем комментарии «Известиям».

Надежда Осипова, бывшая врач-анестезиолог и реаниматолог высшей квалификационной категории, уволившаяся в 2014 знак протеста против реформы здравоохранения, рассказала нам о ситуации с «Дормикумом»:


— Насколько это важный препарат?

— Медикам препарат, безусловно, нужен. Он хороший, он широко применялся в России для общей подготовки к анестезии, и в реанимации, при проведении процедур, чтобы пациент не переживал, и можно было спокойно выполнять процедуры, не травмируя психику. Полтора года назад, когда я еще работала, он был, мы его очень широко использовали. Почему он исчез — я думаю, это очередные какие-то игры тех, кто занимается лекарственным обеспечением. Мы, медики, лишь знаем, что препарат нужный, у нас много публикаций, которые доказывают его эффективность, ценность, безопасность этого препарата для анестезиологии и реаниматологии.

— Ранее вы сталкивались с нехваткой лекарств?

— Мы, конечно, сталкивались иногда, но, в целом, не было никакого отказа, тем более с «Дормикумом» никогда проблем не было. Это препарат, который ежедневно был у нас в обороте, и прежде всего в операционных, в реанимациях, эндоскопических кабинетах. Периодически, конечно, исчезали препараты по объективным причинам, но не системно. Сейчас, к сожалению, медики отсечены от процесса обеспечения, никто их не слушает. Сейчас все решают федеральные чиновники, исходя из своих соображений, а медицинский персонал в расчет не берется. Возможно, это еще связано и со страшной экономией на лекарствах, потому что препарат нового поколения и довольно дорогой.


Другие анестезиологи тоже подтвердили нам отсутствие «Дормикума», заявив, что проблемы начались уже давно.

Александр Рабухин, анестезиолог военного клинического госпиталя № 3 им. А. А. Вишневского:

— Никаких перебоев с поставками «Дормикума» нет. Просто потому что на территории России его нет. Как класса — не существует больше. Ни в Кремлевской (больница с поликлиникой управделами президента), ни в четвертом управлении (поликлиника № 4 управделами президента). Раньше был. Если я не ошибаюсь, в прошлом году уже закупок не было, были перебои, и использовалось последнее. Это, безусловно, важный препарат для анестезиологии. Он используется во всем цивилизованном мире. С чем связано его отсутствие? Видимо, с тем, что Крым наш, Дамаск наш, Генштаб наш.

Евгений Волошин, анестезиолог-реаниматолог госпиталя Бурденко:

— Препарат действительно хороший, от него просыпаются быстро. Применяется для продленной седации, на вводную анестезию. Но мы не видели его уже года два.

util