10 May 2016, 14:48

Bloomberg: чем опасен для российской экономики рост зарплаты

Неожиданный рост зарплат в России может быть признаком кризиса на рынке рабочей силы, считает обозреватель Bloomberg Андрей Бирюков


Банк России озадачен.

Ему известно, что «смешанных данных» о номинальных зарплатах достаточно для того, чтобы считать их одним из ключевых факторов риска роста цен после апрельского решения о снижении ключевой ставки. Но ему неизвестно, по меньшей мере пока, что это — одноразовое явление или катализатор инфляции, парализующей монтажную политику.

До этого момента потребитель не давал Эльвире Набиуллиной особых поводов беспокоиться. Внутренний спрос, который уменьшился в результате продолжающегося два года кризиса, в основном помогал Центробанку в его усилиях освободить экономику от ценового давления. Но это может измениться — рост зарплат по сравнению с соответствующим месяцем прошлого года достиг 8,7% в феврале и 9% в марте, впервые с октября 2014 года обогнав инфляцию.

«Рост номинальных зарплат больше, чем на 5%, оказался неожиданным; это плохо с точки зрения среднесрочных прогнозов инфляции, — сказал главный экономист по России инвестиционного банка ’’Ренессанс Капитал’’ Олег Кузьмин. — Для компенсации этого эффекта может потребоваться более жесткая монетарная политика».

Пока не пришли последние данные по зарплатам, давление на инфляцию со стороны спроса меньше всего беспокоило Набиуллину. Центробанк поставил целью свести рост цен в следующем году к 4%, а вырисовывавшиеся угрозы были связаны с бюджетными рисками и волатильностью нефти и рубля. В течение девяти месяцев банк выдерживал паузу, сохраняя ставку на уровне 11%; тем временем начался уже второй год рецессии.

В этом году с ростом цен на нефть российская валюта стабилизировалась, укрепившись по отношению к доллару больше чем на 11% после прошлогоднего 20-процентного падения. Инфляция по сравнению с соответствующим месяцем предыдущего года постоянно замедлялась, начиная с сентября, и в апреле остановилась на уровне 7,3%, близко к уровню, который Набиуллина назвала «неприемлемым» для оживления экономики и инвестиционной активности.

В прошлом месяце, когда те, кто отвечает за экономическую политику, предложили снизить ставку на одном из трех предстоящих заседаний, в заявлении Центробанка впервые появилось упоминание о росте зарплат с указанием на «неоднозначность наблюдаемых изменений номинальной зарплаты» как одной из причин того, что «инфляционный риск остается повышенным».

Степень, в которой изменения в финансовом состоянии домохозяйств влияют на монетарную политику, зависит от того, как они отражаются на поведении потребителей. Сейчас Центробанк ожидает ясности, которую внесет отчет Федеральной службы статистики за апрель; его публикация назначена на 23 мая.

Риск пика зарплат Рост номинальных зарплат впервые с октября 2014 года превосходит инфляцию. Белый: Номинальные месячные зарплаты в России (по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года). Синий: Индекс потребительских цен в России (по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года)


Загадка данных

Если повышение зарплат — результат одноразовых выплат, вероятность повышения потребительской активности невысока, говорится в присланном по электронной почте ответе Центробанка на наши вопросы. Но если оно отражает более широкомасштабные изменения зарплат в секторе частного бизнеса, это может «дать значительный эффект в отношении потребительского спроса, что, в свою очередь, увеличивает риск инфляции», говорится в ответе.

Мартовские данные можно рассматривать двояко, сказано в ответе Министерства экономического развития. Министерство предлагает заморозить до конца года рост номинальных зарплат на уровне 6,1%. С поправкой на инфляцию это, по расчетам министерства, будет означать снижение зарплат на 1,5% в 2016 году.

Пока щедрость работодателей мало повлияла на потребительское поведение. В марте не было никаких признаков оживления спроса; безработица достигла высочайшего за три с лишним года уровня, а розничные продажи по сравнению с мартом прошлого года упали на 5,8%.

После того как в прошлом году на 51% выросли прибыли компаний, те стали поднимать зарплаты, конкурируя за рабочую силу, которая в России стареет и численно уменьшается. Население трудоспособного возраста уже сократилось на 5 млн по сравнению с пиком, достигнутым в 2006 году, что, по данным Bank of America Corp., сводит потенциальный экономический рост в России в 2016–2017 годах к нулю.


«Возможная напряженность»

«Компании получили прибыль и не ожидают ухудшения экономической ситуации», — сказал замдиректора московского Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Владимир Сальников. Учитывая «возможную напряженность на рынке квалифицированной рабочей силы, они начали увеличивать зарплаты специалистов».

По прогнозам, реальные зарплаты в 2017 году возобновят рост, после того как в 2015 году они упали на 9%, но, если будет принято базовое предложение Министерства экономического развития, они не достигнут прошлогоднего уровня до 2018 года. Зарплаты в 2016-м будут составлять 47,2% ВВП, а в следующем году — 47,3%, в сравнении с 46,8% в прошлом году. Рост зарплат, согласно последней версии прогноза Министерства экономического развития, будет опережать экономический рост в частном секторе.

Если неожиданный рост зарплат отражает недостаток рабочей силы, это представляет вызов для России, связанный не только с монетарной политикой.


«Дефицит персонала»

Если статистические данные подтвердятся, это просигнализирует о «дефиците персонала», который станет препятствием для экономического роста, считает замминистра финансов Максим Орешкин. Властям придется ответить на это мерами, направленными на сокращение численности работников госкомпаний, продление трудовой жизни граждан и увеличение мобильности рабочей силы, сказал он нам по телефону.

Последствия старения населения для налоговой системы России крайне серьезны, говорится в опубликованном в прошлом месяце отчете агентства S&P Global Ratings. Агентство предсказывает, что при гипотетическом сценарии сохранения существующей политики Росия к 2050 году окажется одной из шести стран, чей долг будет превышать 250% объема экономики. По прогнозу S&P, население России уменьшится со 143,5 млн человек в 2015 году до 128,6 млн через 35 лет, а расходы, связанные со старением населения, достигнут 19,1% ВВП. Сейчас в России такие расходы составляют 13,1% ВВП, а в среднем по развивающимся странам — 7,8%.

«Если подтвердится ускорение роста зарплат, это будет означать, что необходимы более активные реформы рынка рабочей силы, чтобы достичь значительного уровня потенциального роста экономики», — сказал Орешкин.

Оригинал статьи: Андрей Бирюков, «Зарплатная аномалия в России — последний барьер на пути к смягчению монетарной политики», Bloomberg, 10 мая

util