13 Мая 2016, 14:12

«Стоят две задачи: украсть много денег и отключить нас от международных сетей»

Минкомсвязи планирует добиться, чтобы к 2020 году 99% российского трафика в интернете передавалось внутри России. Менеджер проектов Фонда борьбы с коррупцией и один из основателей «Общества защиты интернета» Леонид Волков рассказал Роману Попкову, чего на самом деле хотят российские власти


— В чем заключается истинная мотивация Минкомсвязи? Профану приходят на ум два мотива. Мотив номер один: Кремль стремится двигать интернет-коммуникации к северокорейскому варианту, когда интернет как средство свободного международного обмена информацией в стране практически отсутствует. Мотив номер два: Кремль реально боится,что в случае резкого обострения отношений с Западом Россию просто отрубят от сети, и, условно говоря, сама российская власть окажется парализованной, так как трафик между российскими системами все равно в большой части идет через внешние точки доступа. Какая из этих версий верна?


— Ни то, ни другое не верно. На самом деле тут два совсем других мотива.

Во-первых, все это очень хорошо звучит для Путина: под это дело можно освоить и распилить много денег. Это, безусловно, главное. Как говорится, «большой проект». Они тут привозили китайских экспертов, и китайские эксперты рассказали, как сделать «интернет как в Китае». И на этом можно до 2020 года, допустим, $10 миллиардов освоить.

А во-вторых, они реально попробуют сделать «интернет, как в Китае». То, что Минкомсвязи сейчас формулирует в качестве официальной цели к 2020 году, — это в точности китайский вариант: весь трафик ходит внутри страны, наружу идет только очень ограниченное количество каналов связи, и в случае чего все это можно сразу отрубить.

Важно понимать: не нас отрубят. Интернет так не работает — он не регулируется какой-то одной сущностью и одной организацией. Жизнь интернета регулируется объединением провайдеров. Все провайдеры являются как бы собственниками, акционерами интернета — грубо говоря, пропорционально объему своих сетей. В России провайдеров очень много, и именно голоса российских провайдеров представляют собой основную массу в европейском интернет-регуляторе, поскольку в России больше всего пользователей интернета, и Россия — самый сильный игрок в европейском интернете и один из сильнейших — в мировом. Никто не может Россию взять и отрубить от сети.

Если провести обособление интернета по китайскому образцу, оставив наружу очень ограниченное число каналов связи, задублировать инфраструктуру DNS и научить трафик ходить только внутри, не выходя в международные сети, то это будет является преступлением против базовых принципов организации сети. Интернет устроен как свободная сеть: трафик ходит, как ему удобнее, по тем маршрутам, где в данный момент меньше нагрузки, что позволяет ее балансировать. И государственные границы для него ничего не значат. Они хотят ограничить свободное движение трафика.

Если будет нужно, Россию удастся отрубить от выхода в глобальный интернет одним движением ножниц, при этом сохраняя работоспособность каких элементов сетевой инфраструктуры, которые находятся внутри России. А сейчас пока глобальный интернет отключить все-таки невозможно, а если и можно, то все перестанет работать и внутри России.

Вот такие стоят две задачи: украсть много денег и сделать возможным отключение нас от международных сетей. Никакой реальной угрозы отключения нас извне не существует и никогда не существовало. Это принципиально невозможно.

— А у государства хватит технических и интеллектуальных ресурсов в обозначенные сроки сделать «интернет, как в Китае»?

— Это будет очень сложно и очень дорого, поэтому я все-таки ставлю на первое место распил как цель, а не реальный результат.

Китайский интернет с самого начала создавался именно таким, а российский интернет создавался и развивался как свободная среда, и сейчас создавать ограничения, переделывать маршрутизацию, задублировать DNS очень сложно. Теоретически это возможно, но практически, думаю, 50 на 50. Не факт, что это получится даже при вложении очень больших денег.

Мы, «Общество защиты интернета», предсказывали, что именно таким образом будет идти развитие событий. Мы создали инструменты мониторинга, в том числе мониторинга связности сети, чтобы видеть, когда начнется реальное ограничение, ухудшение дел. Сейчас будем думать над новыми инструментами, так как угроза ограничения доступа в глобальные сети интернета для нашей страны становится все более реальной.

util