14 May 2016, 10:00

Financial Times: «Военные амбиции России предвещают шторм на Черном море»

Россия наращивает военную мощь на Черном море, а НАТО не обращает на это должного внимания, пишут корреспонденты Financial Times Сэм Джонс (с борта канадского корабля в Черном море) и Кэтрин Хилл (из Москвы)


В солнечный полдень в конце апреля канадский фрегат «Фредериктон» патрулирует Черное море у берегов Румынии. Российский разведывательный корабль, ясно видимый на расстоянии двух километров, следует за ним тенью с первого дня, когда «Фредериктон» появился в Черном море.

«Они тут везде, — говорит капитан третьего ранга Тревор Маклин, имея в виду, что российские военные самолеты тоже летали над кораблем. — Они хотят дать нам понять, что это их район. Размахивают российским флагом».

За два месяца до саммита НАТО в Варшаве многих членов альянса беспокоит, что Россия увеличивает свое военное присутствие во всем черноморском регионе. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, обращаясь к балканским военачальникам в среду, без обиняков предупредил, что регион попадает под российское влияние: «Я говорил ему [генеральному секретарю НАТО Йенсу Столтенбергу]: „Вас нет на Черном море. Черное море почти превратилось в российское внутреннее озеро. Если мы не будем действовать сейчас, история нас не простит“».

Некоторые из членов НАТО согласны с оценкой Эрдогана, который в ссоре с Путиным, с тех пор как в прошлом году Турция сбила российский бомбардировщик, вторгшийся в ее воздушное пространство.

Уже несколько месяцев военный комитет альянса предупреждает политических руководителей НАТО о российской стратегии предупреждения доступа в воздушное пространство (по натовской терминологии, A2AD — anti-access/aerial denial). Они говорят, что Россия создает «пузыри» военной силы за своими рубежами и мешает силам НАТО действовать у своих дверей и даже внутри собственных границ.

Черное море находится в центре этого плана. Российские крылатые ракеты «Калибр», размещенные на находящихся там кораблях, могут накрыть территорию от Каира до Вильнюса, Варшавы, Вены и Рима.

Международный директор мозгового центра RUSI Джонатан Эйал убежден: «Российская стратегия заключается в том, чтобы пользоваться мелкими трещинами в структуре безопасности везде, где возможно. Черное море — самая большая из таких трещин. Оно крайне уязвимо. Россия возвращается к той игре, которую она вела во времена Холодной войны и еще раньше, то есть рассматривает Черное море как своего рода российское озеро».

С 2010 года регион стал ареной впечатляющего роста российского военного присутствия и боеготовности. Тогда Черноморский флот, базирующийся в Севастополе, был самым слабым из российских флотов. Сейчас на модернизацию его к 2020 году выделено 68 млрд рублей (около миллиарда долларов), и после аннексии Крыма там размещено больше дюжины новых военных кораблей, в том числе две подводные лодки, два ракетных сторожевых корабля и несколько патрульных катеров. Еще две подводные лодки и шесть фрегатов присоединятся к ним в конце этого года.

Эйал отмечает, что пока внимание НАТО привлекает в основном военный напор России на северо-востоке Европы, на самом деле именно Черное море — ось геополитической игры, которую ведет Москва: «Это началось в 2008 году, когда Россия вторглась в Грузию. Украина и Крым тоже имеют прямое отношение к Черному морю».

Согласно последнему варианту военно-морской доктрины России, Черноморский флот должен усилить присутствие страны в Средиземноморье, на Суэцком канале и в Атлантическом океане, что сделает его одним из главных инструментов возвращающихся глобальных амбиций Кремля. Как сказал один из иностранных военных представителей в Москве, «Сирия стала идеальным полигоном для Черноморского флота».

НАТО в ответ пытается ободрить своих партнеров в регионе. В четверг высокопоставленные американские и натовские руководители посетили церемонию открытия объекта размещения ракет наземного базирования на юге Румынии, составляющего часть проекта противоракетного щита альянса, вызвавшего противоречивую реакцию. По утверждению США, эта система защитит членов блока в ближневосточном регионе и за его пределами. Россия долгое время пыталась препятствовать этому проекту, считая его угрозой для своей безопасности.


НАТО также осуществляет полеты разведывательных самолетов AWACS над Черным морем. В прошлом месяце заместитель генсекретаря НАТО Александр Вершбоу, посетив регион, сказал, что альянс активизирует патрулирование. Но многие члены блока считают, что этого недостаточно.

Есть подозрение, что некоторые из западных участников НАТО предпочитают не обращать внимания на регион, который представляется им неспокойным, а государства — слабыми и в некоторых случаях ненадежными союзниками. Турцию все чаще рассматривают как возможный источник конфликта с Россией, в который большинству членов альянса не хочется ввязываться. Российская интервенция в Сирии резко испортила отношения Москвы и Анкары, и это подчеркивает недавнее предупреждение Эрдогана.

Высокопоставленный немецкий дипломат отметил, что враждебность между президентами России и Турции дошла до такой степени, что Москва ищет возможность для смены режима в Турции: «Путин хочет, чтобы Эрдоган ушел».

Но безопасность в черноморском регионе очень важна для планов Европы ослабить зависимость от российских энергоносителей с помощью таких схем, как «Южный газовый коридор». Это также предпосылка для десятков других инфраструктурных и торговых проектов, которые начинают соединяться в «Новый Шелковый путь» между Азией и Европой.

«То, что сейчас происходит, создает риск для всех в этом регионе и за его пределами, — считает премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили. — Мы все заинтересованы в стабильности на Черном море, потому что оно связывает Южный Кавказ (и Азию) с Европой. Торговые инициативы, такие, как „Шелковый путь“, в котором Грузия играет важную роль из-за своего географического положения, будут бесполезны, если в регионе не будет безопасности».

Сейчас «Фредериктон» направляется в сторону Босфора, преследуемый своей российской «тенью». Пройдут еще недели, если не месяцы, пока в Черное море не придет следующий корабль страны-участника альянса не из этого региона.

«Они теперь по-настоящему чувствуют здесь давление со стороны России, — говорит капитан Маклин. — Это важно для НАТО, особенно, чтобы такие, как мы, силы западных союзников, приходили сюда и подбадривали здешние государства, напоминая о наших обязательствах».


Оригинал статьи: Сэм Джонс, Кэтрин Хилл, «Военные амбиции России вызывают волны на Черном море», Financial Times, 13 мая

util