17 Мая 2016, 19:56

«Легко любую акцию объявить перформансом»: директор ГЦСИ о Павленском, «Войне» и цензуре

18 мая вручат очередную премию «Инновация». Накануне оглашения результатов Открытая Россия поговорила с гендиректором ГЦСИ Михаилом Миндлиным о неуловимых границах цензуры и самоцензуры

В этом году главная в России премия в области современного искусства «Инновация» с самого начала была обречена на скандал. Арт-сообщество не могло не выдвинуть на соискание приза Петра Павленского и его акцию «Угроза» у дверей ФСБ; оргкомитет премии и руководство Государственного центра современного искусства, который, собственно, и проводит «Инновацию», — точно так же не могли Павленского номинировать. Премия государственная, финансирование ГЦСИ тоже напрямую зависит от Минкульта и Владимира Мединского, а тот, в свою очередь, со всеми вопросами о творчестве Павленского обычно отправляет в Институт психиатрии.

Для себя Михаил Миндлин, кажется, нашел простой компромисс: «Это гражданин должен иметь гражданскую позицию, а художник, безусловно, нет. Творчество и политика — совершенно разные вещи». О том, как еще пять лет назад главный приз той же «Инновации» получала арт-группа «Война» за их уже историческую акцию «Х*й в плену у ФСБ», вспоминает просто: «Они никого не убили, ничего не разрушили. Ни физический, ни материальный ущерб никому не был нанесен».

В интервью с нами генеральный директор ГЦСИ Михаил Миндлин говорит об отсутствии в российском искусстве цензуры и вполне комфортной жизни арт-сообщества «в русле основ государственной политики». Тем не менее главной номинации в этом году у премии «Инновация» вообще не будет. Приз за лучшее произведение визуального искусства решили не вручать — это было единственным условием экспертного совета, взбунтовавшегося против исключения из номинации Павленского. В разгар обсуждения из состава совета вышли три ведущих российских арт-критика — Анна Толстова, Дмитрий Озерков и Сергей Хачатуров, а также художник Илья Долгов. Анна Толстова тогда так объяснила свой протест: «Премия присуждается не прокурором, а экспертным сообществом, я не считаю себя обязанной соглашаться с цензурой и становиться частью репрессивной машины государства».

util