19 Мая 2016, 14:27

The New York Times: НАТО и воплощение страшного сна Путина

Дети во время раздачи гуманитарной помощи от России в поселке Алкин.

Путин долгое время ошибочно воспринимал НАТО как угрозу. Но теперь его агрессивная политика может превратить альянс именно в то, чего он боялся. Об этом — редакционная статья в The New York Times

США и Россия предлагают сбрасывать продукты и другие предметы первой необходимости с воздуха, если президент Сирии Башар Асад не разрешит доставку этих грузов в осажденные города по земле. Сброс продуктов с воздуха — шаг рискованный и отчаянный: это дорого стоит, доставить грузы с достаточной точностью трудно, а при неточном наведении есть риск убить или покалечить тех людей, которым пытаются помочь.

Внешне этот шаг выглядит как гуманный жест со стороны двух государств, которые считаются партнерами по процессу завершения кровавой гражданской войны в Сирии. Но в действительности он еще раз демонстрирует двуличие Владимира Путина — в Сирии и где-либо еще. Асад остается у власти во многом из-за российской военной помощи. Трудно поверить, что Путин, считающий себя человеком, который всегда может получить то, что хочет, не в состоянии убедить Асада пропустить гуманитарные колонны.

Путин пообещал госсекретарю Джону Керри, что будет сотрудничать с Америкой в деле завершения войны, которая убила уже 470 тысяч человек, но он не может или не хочет помешать Асаду бомбить гражданское население; как сообщают из Сирии, российские авиаудары также продолжаются. Временный режим прекращения огня, с которым были связаны надежды на более устойчивый мир, больше не соблюдается, переговоры между правительством Асада и оппозиционными силами прерваны, а планы начать в августе процесс политического перехода к более широкому правительству, включающему представителей разных сил, кажутся еще более отдаленными.

Сирия — это лишь одна из арен, где навязчивая идея Путина вернуть России величие спровоцировала нестабильность и пробудила политические подозрения и враждебность, сошедшие было на нет после падения Советского Союза.

Группа российских самолетов — Ту-154 и многофункциональные бомбардировщики Су-34 — во время перелета с авиабазы Хмеймим в пункты постоянного базирования на территории России, март 2016 года.

Через год после вторжения в Украину и аннексии Крыма Россия подписала Минские соглашения, которые должны были прекратить военные действия. Сейчас она нарушает эти соглашения; уровень насилия между украинскими силами и поддерживаемыми Россией сепаратистами достиг высшей точки со времен перемирия 2015 года.

Кроме того, Россия ведет себя агрессивно в небе и в открытом море. На прошлой неделе британские военные самолеты перехватили три российских военно-транспортных борта на подходе к границам балтийских стран. 29 апреля над Балтийским морем российский военный самолет приблизился к американскому на расстояние 30 метров и выполнил вокруг него фигуру высшего пилотажа — «бочку»; последствия могли быть катастрофическими. За две недели до этого два российских бомбардировщика 11 раз имитировали атаку американского эсминца в Балтийском море.

Все это создает риск прямого столкновения с США. Американские вооруженные силы делают все возможное, чтобы сохранять сдержанность, но решать, представляют ли приближающиеся самолеты угрозу, приходится мгновенно, и тут уже не до сдержанности.

Опасения восточноевропейских членов НАТО относительно России заставили альянс запланировать размещение четырех батальонов (примерно по тысяче военнослужащих в каждом) в Польше, Литве, Латвии и Эстонии. Два батальона будут американскими, один — германским и один — британским. Этого недостаточно, чтобы отразить российское вторжение, но НАТО надеется, что это удержит Москву от нарушения границ альянса. НАТО также разворачивает в Европе противоракетную оборону, рассчитанную на защиту от иранских ракет. На прошлой неделе начала действовать база в Румынии, начато строительство базы в Польше. В планах также крупные военные учения.

Путин долгое время ошибочно рассматривал альянс, после Холодной войны в значительной степени демилитаризованный, как угрозу. Но его напористое поведение может вдохнуть в НАТО новую жизнь, и тогда он будет иметь дело именно с тем альянсом, которого боялся, — с тем, который будет значительно серьезнее относиться к военным расходам, несмотря на проблемы с экономическим ростом, сирийскими беженцами и политической дисфункцией.

28 членов НАТО в июле встретятся в Варшаве, и это хорошее время, чтобы вновь заявить о решимости. В июне истекает срок действия санкций против России, введенных из-за ее вторжения в Украину, и его нужно будет продлить. Однако при этом членам НАТО стоит сохранить открытые каналы для диалога с Россией. Шансы Путина улучшить международное положение России, чего он так жаждет, значительно увеличатся, если он диверсифицирует экономику своей страны и будет конструктивно сотрудничать с Западом.

Оригинал статьи: «Опасная навязчивая идея Владимира Путина», The New York Times, 19 мая

util