21 Мая 2016, 10:00

The Huffington Post: «Путина подталкивают к отказу от примирения с Западом»

Бывший британский разведчик Аластер Крук видит опасность в усилении кремлевских «ястребов» и предостерегает Запад от жесткой линии в отношениях с Россией


В последние дни апреля произошло нечто значительное, но, похоже, единственный, кто это заметил, — почетный профессор Нью-Йоркского университета и специалист по России Стивен Коэн.

В своем интервью Коэн отмечает, что часть российских руководителей демонстрируют признаки беспокойства в отношении президента Владимира Путина. Мы говорим не о тех, кто протестует на улице. Мы не говорим о заговорах против Путина — его популярность остается на уровне выше 80%, и не похоже, что его можно было бы сместить. Но мы говорим о серьезном давлении на президента, чтобы вынудить его соскочить с натянутой проволоки, на которой ему пока удается осторожно балансировать.

На одном конце шеста, с помощью которого он держит баланс, — «Вашингтонский консенсус» и элита, ориентированная на Запад. На другом — те, кто озабочен военной угрозой со стороны НАТО и гибридной «геофинансовой войной». Его принуждают спуститься с проволоки на сторону последних и освободиться от «прозападной» группировки, которая все еще крепко держит рычаги экономической власти. Проблема кремлевского лидера заключается в том, достаточно ли Россия готова к дальнейшим попыткам Запада гарантировать, что она не будет препятствовать или соперничать с американской гегемонией.

Выдержит ли Россия геофинансовую атаку, если Запад ее предпримет? И реальна ли такая угроза, или же это только позерство в каких-то других целях?

Если Запад, который склонен рассматривать любые оборонительные действия России как атакующие и агрессивные, неправильно поймет эти события, то будет заложен фундамент для эскалации. И это действительно важно. Россия уже развязывала войну, чтобы оттолкнуть НАТО от Грузии. Вторая война с аналогичной целью происходит сейчас в Украине. Какими могут быть последствия третьей?

В середине апреля глава Следственного комитета генерал Александр Бастрыкин написал, что Россия, несмотря на ее роль в Сирии, в военном плане не готова к новой войне на своей или чужой территории, а экономика ее в плохом состоянии. Более того, Россия не готова и к геофинансовой войне. Дальше он утверждает, что Запад готовится к войне против России и что российское руководство не сознает, с какой угрозой страна столкнулась, или не беспокоится об этом.

Бастрыкин не обвиняет Путина, хотя из контекста можно понять, что он имеет в виду именно это. Но спустя несколько дней, пишет Коэн, разгорелась дальнейшая дискуссия, в которой сторонники Бастрыкина уже открыто говорили о Путине. Затем, как подчеркивает Коэн, в бой вступил отставной российский генерал, который утверждал, что Запад, конечно же, готовится к войне: он указал на развертывание сил НАТО в странах Балтии, в черноморском регионе и Польше и подчеркнул неготовность российских вооруженных сил к отражению этой угрозы. «Это тяжелое обвинение в адрес Путина, — пишет Коэн. — И теперь это произнесено открыто».

К чему это все? Уже некоторое время заметны признаки того, что ключевая фракция внутри Кремля, которую очень условно можно определить как «националистическую», глубоко разочарована толерантностью Путина к «Вашингтонскому консенсусу» и его приверженцам в Центробанке и на других важнейших экономических постах.

«Националисты» хотят избавиться от них и от правительства Дмитрия Медведева, которое они воспринимают как дружественное по отношению к Западу.

Путин пользуется большой популярностью, но Медведев — нет. Экономическую политику правительства критикуют. Противостоящая правительству фракция хочет немедленной мобилизации вооруженных сил и экономики для подготовки к войне — обычной или гибридной. Это не попытка сбросить Путина — они хотят, чтобы он держал в руках нож и наносил удары.

Чего еще хотят эти «ястребы», кроме подготовки к войне? Они хотят проводить более жесткую линию в Украине. В Сирии для них важно, чтобы Путин не попал в ловушку госсекретаря Джона Керри — тот продолжает добиваться отставки Башара Асада и настаивает на дальнейшей американской поддержке сирийской оппозиции. Американская администрация не предпринимает решительных шагов — в Сирии трудно отделить умеренных оппозиционеров от джихадистов. Кремлевские «националисты» считают, что Америка не сотрудничает с Россией искренне в деле урегулирования конфликта, а намерена заманить Путина в сирийскую ловушку. Возможно, это действительно так — на это указывают и американские журналисты Гарет Портер и Элайджа Магниер.

На более фундаментальном уровне это означает, что Путину предлагают занять сторону «националистов» в их противоборстве с «интернационалистами», связанными с «Вашингтонским консенсусом», чтобы отстранить последних от власти. Но вспомните, что Путин пришел к власти, заявляя цель смягчить эту поляризованность российского общества, встать над ней, то есть исцелить и восстановить многообразие общества, страдавшего от глубокой раздробленности и кризисов. Теперь ему предлагают отречься от того, за что он выступает, потому что, как ему говорят, России угрожает Запад, готовящий войну.

Вряд ли в перспективе неминуемого конфликта есть что-то новое для Путина, который часто высказывался на эту тему. Но он предпочитал делать акцент на том, что России нужно выиграть время, чтобы набраться сил и попытаться навязать Западу сотрудничество или партнерство, например, по политическому урегулированию в Сирии, которое могло бы сделать военную динамику более позитивной. В то же время Путин умело уводил европейцев в сторону от эскалации активности НАТО.

В обоих случаях администрация Обамы делает все, чтобы ослабить влияние Путина и Лаврова, тем самым усиливая влияние той части российской элиты, которая призывает к полной военной мобилизации.

То, что поднимающая тревогу статья Бастрыкина появилась именно тогда, когда перемирие в Сирии оказалось намеренно нарушено, совсем не случайно.

Правильно ли поняли этот сигнал в Белом доме? Если да, то следует ли заключить, что там стремятся к эскалации антироссийских действий? Как замечает Коэн, «The Washington Post в редакционных статьях регулярно заявляет, что никогда, никогда, никогда... ни при каких обстоятельствах преступник Путин не станет стратегическим партнером Соединенных Штатов».

Так что же, жребий брошен? Путин обречен на провал? Конфликт неминуем? Может показаться, что это так. Сцену определенно готовят. Я уже писал о том, что оборонное и разведывательное крыло внутри администрации Обамы переходит к тому, что часто называют «доктриной Вулфовица», — к системе политических концепций, разработанной в США в 1990-х и начале 2000-х годов. Автор одного из тогдашних документов — «Рекомендаций по оборонному планированию» 1992 года — пишет, что его основная цель — «исключить возникновение биполярности, нового глобального соперничества наподобие Холодной войны, или многополярности, мира с несколькими великими державами, как было до первой мировой войны. Ключевой момент здесь — предотвратить доминирование враждебной силы в „критическом регионе“, то есть имеющем ресурсы, промышленный потенциал и население, которое, попав под контроль враждебно державы, могло бы представлять глобальную угрозу».

В интервью интернет-журналу Vox министр обороны США Эштон Картер не скрывает, что это — в широком смысле — азимут, по которому Пентагону приказано двигаться. И опять же есть достаточно очевидный факт, что несмотря на все разговоры о том, что внимание американских военных якобы привлечено преимущественно к Азии, основная точка приложения сил НАТО — Центральная Европа, регион вблизи границ России. И НАТО откровенно выходит за традиционные рамки, приближаясь к российским границам.

Дальше в дело вступает риторика: российская агрессия, амбиции России восстановить бывшую советскую империю, ее попытки разделить и разрушить Европу так далее.

Почему? Может быть, НАТО просто исходит из того, что усиление и расширение альянса никогда на самом деле не приведет к войне, что в какой-то момент Россия отступит. И что, когда они постоянно дразнят медведя, это служит интересам Америки — помогает сохранить сплоченность Европы и НАТО, отделенных санкциями от России.

В начале июля в Варшаве пройдет саммит НАТО. Возможно, западная риторика о «российской агрессии» — не больше чем попытки Америки предотвратить любой европейский «бунт» по поводу санкций, пугая союзников угрозой со стороны России. Может быть, Россия неправильно понимает настоящие намерения Америки, не выходящие за эти пределы. Или это не так?

Необычное возмущение, с которым американский истеблишмент реагирует на возможное выдвижение Дональда Трампа кандидатом в президенты, позволяет предположить, что истеблишмент вовсе не отказывался от доктрины Вулфовица. Если так, то была ли путинская стратегия сотрудничества с Америкой на Ближнем Востоке провалом, который имеет в виду Бастрыкин и его единомышленники? Иными словами, можно ли сказать, что политика усиления сотрудничества провалилась и Путину теперь придется выйти за ее пределы, потому что Америка сотрудничать не собирается и вместо этого продолжает загонять Россию в угол?

Как писала 4 мая газета Texas Tribune, «впервые со времен своего собственного президентства Джордж Буш-старший не собирается комментировать избирательную кампанию. Такие же планы и у Джорджа Буша-младшего».

Чтобы понять, до чего дошла война внутри республиканской партии, прочитайте, что пишет по этому поводу Пат Бьюкенен, дважды пытавшийся стать республиканским кандидатом в президенты:

«Триумф Трампа — это полное отречение от политики семейства Бушей, причем внутри той самой партии, которая четыре раза выдвигала их кандидатами. Не просто их сын и брат Джеб унижен и выброшен из гонки на раннем этапе. Дело в том, что Трамп выиграл на разоблачении плодов фирменной бушевской политики как прогнивших насквозь. Это дикарский приговор наследию Бушей. И республиканский электорат в момент этого самого большого поворота в истории праймериз кивнул: „Аминь, брат!“»

В другом фрагменте Бьюкенен продолжает, имея в виду попытки Пола Райана заставить Трампа придерживаться бушевских традиций: «Его высокомерие поистине поразительно. Республиканский истеблишмент, разгромленный, как Карфаген в Третьей Пунической войне, теперь что-то требует от Сципиона Африканского и победоносных римлян. Это трудно понять».

Но этот кризис создает и возможности. Возможно, Америка полным ходом движется к рецессии, прибыли компаний падают, долги выглядят подозрительно, объем мировой торговли идет на убыль, а американские политические инструменты контроля над глобальной финансовой системой теряют надежность. Простых решений, которые помогли бы справиться с глобальным нарастанием все более безнадежных долгов, нет.

Но президент Трамп, если он им станет, сможет обвинить в «идеальном экономическом шторме» истеблишмент. Как показала битва за республиканскую президентскую номинацию, сейчас вся Америка состоит из непростых узлов.

Чтобы развязать некоторые из них, потребуется время, но с другими можно справиться сравнительно легко, и, похоже, у Трампа есть некоторое представление об этом. Он может начать с эффектной дипломатической инициативы.

Исторически большинство радикальных реформаторских проектов начинались подобным образом: переворачивали какую-то общепринятую истину и разруливали весь политический затор, и набранные на этом обороты позволяли реформатору пробиться с боями даже через самое жесткое сопротивление (в случае с Трампом — Уолл-стрит и финансовой элиты), чтобы реализовать реформы.

Трамп может просто сказать, что американские (и европейские) интересы национальной безопасности проходят непосредственно через Россию (что действительно так), что Россия не угрожает Америке (чего она в реальности не делает), и что НАТО в любом случае — «устаревшая» структура, как он уже сказал однажды. И имеет смысл объединить усилия с Россией и ее союзниками, чтобы окружить и уничтожить так называемое Исламское государство.

Если внимательно прислушаться, покажется, что Трамп на полпути к этому. Это разрубит многие узлы и, может быть, даже выведет политику из затора. Может быть, это и есть его намерение?

Оригинал статьи: Аластер Крук, «Путина подталкивают к тому, чтобы он отказался от примирения с Западом и готовился к войне», The Huffington Post, 17 мая

util