23 Мая 2016, 12:45

Удивление с конкретными примерами. Антон Орех разболелся после «Воскресного времени»


В воскресный вечер Антона Ореха изумили редкое мастерство и чистая жестокость работников «Первого канала»



Выпив на ночь глядя стакан молока (заранее, за вредность), воскресным вечером я на 100 минут переместился из реального мира в мир пропаганды. «Первый канал» подводил итоги недели.

Но сперва я скажу о хорошем. Вообще, когда глядишь эти передачи, постоянно спрашиваешь самого себя: эти ребята, они способны еще в принципе к нормальной журналистской работе или сдвиг по фазе уже окончателен и бесповоротен? Оказывается, способны. Чтобы убедиться в этом, пришлось дождаться последнего сюжета «Воскресного времени» — про юбилей Третьяковки. Информативно, красиво, с душой — даже прям в галерею захотелось снова сходить, — а то что-то я давно там не был. То есть если нет прямого политического смысла в репортаже, то его вполне можно сделать по-человечески и не попирая законов профессии. Но такой сюжет был один, и был он в конце.


А начали с праймериз «Единой России», разумеется. И сразу задали, так сказать, вектор и тренд. Этот тренд состоит из определенных примеров.

Верно подмечено: конкретным примерам и конкретным людям публика верит больше, чем лозунгам и агитплакатам. И вот перед нами галерея образов. Новые лица правящей партии. Молодые, неравнодушные, целеустремленные! Мать шестерых детей, создавшая центр для женщин с детишками, попавших в сложную жизненную ситуацию. Мужчина, спасший пермский театр от закрытия. Детский доктор с добрейшей улыбкой. Славные люди, ничего не могу сказать. Надеюсь, что это реальные кандидаты. А то искусство инсценировки на главных каналах достигло в наше время таких вершин виртуозности!

Среди претендентов на мандаты — и коллеги-журналисты: Толстой, Ревенко. Тоже чудесные ребята.


Но почему-то мне хочется задать уточняющий вопрос: а как в принципе сможет потом сохранять объективность журналист, если попутно он будет депутатом от конкретной партии?

Как будет он критиковать три ветви власти, будучи сам представителем не только «четвертой», то есть прессы, но и одной из этих трех ветвей? Впрочем, я, конечно, зря уточняю. Если внутренние выборы в одной конкретной партии становятся главной новостью и демонстрируются с таким вдохновением и придыханием, чего глупости-то спрашивать.

Хотя и в этом сюжете проскальзывали странные нестыковочки. Корреспондент говорит, что к праймериз напечатали два миллиона бюллетеней, а за неполный день проголосовало более девяти миллионов человек. Как же остальные-то голоса отдавали? Тут, некстати, в сети попалась история с избирательного участка, на который пришел один человек, а бюллетеней в урне нашли пятьсот штук.

Да еще зачем-то упомянули причудливое Приморье. Там по какой-то странной причине раздавали избирателям деньги, подарки и занимались прочими привычными на выборах непотребствами. Привычка, ставшая второй натурой: даже на собственных выборах самих себя дурить. Не возьму в толк, зачем об этом сообщать на «Первом канале», народ нервировать?

Конкретные примеры приводились и в рассказе о так называемых майских указах. Здесь я вновь поймал себя на тревожных размышлениях. А майские указы — они в каком мае были? Сейчас тоже май, а ни про какие указы я нынче не слыхал. Но с экрана все тут же разъяснили. Четыре года назад указы были майскими. И кое-что про ход их выполнения.

Активисты ОНФ, беспокойные сердца, вычислили, что выполнено только 15% порученного в тех указах. Не жирновато ли — 15% за четыре года?

То есть на выполнение всех ста процентов — это сколько же времени потребуется? А вдруг Путин еще какие-нибудь июньские указы сочинит!

И вновь конкретные примеры. Я был в восторга от улицы Дробильщиков уж не помню в каком поселке, где сдали якобы новый дом на 24 семьи. А вместо дома ОНФ выявил дикий пустырь. Да и сам поселок на населенный пункт не похож. Мелькнул на экран и очковтиратель — глава Пермского края. Такие «конкретные примеры» обычно ничего хорошего не сулят. Я бы на месте этого губернатора сам пошел сдаваться — тогда, может, еще пошлют с почетом послом в Пномпень. А в качестве положительного героя — молодой педиатр, готовый остаться работать в деревне, где ему создали хорошие условия труда и отдыха.

Такая борьба отдельных недостатков с отдельными достоинствами идет на протяжении всего выпуска, и уже не очень понятно, где проходит генеральная линия и кто здесь недоглядел. Может, это объективная картина такая — чтоб и положительное было, и отрицательное? Объективная картина была бы, если б кто-то потрудился несколько слов сказать и о самих указах, которые были смесью популизма и фэнтези. А так — разновекторная каша получается какая-то.

Но вот уж в чем нашему голубому экрану точно нет равных — так это в умении пугать. Будьте спокойны, в эти сто минут не только Россия и ее проблемы уместились. Там были и козни Америки, и Украина под внешним управлением, и конфликт труда и капитала во Франции, и поднимающийся с колен Иран — все в лучшем виде. Но мы же про себя узнать хотим что-то, ведь так?

Ну вот и узнаем с наглядными примерами, какие ужасы творятся на кладбищах. По мотивам битвы на Хованском нам и Челябинск показали, и Калининград прдемонстрировали.

Мат, стрельба, свороченные надгробия, «черные» похоронные агенты — кошмар! Чуть не сказал «жить не хочется». Наоборот! Помирать неохота! После таких-то сцен.

А попутно радуешься, что твой ребенок уже вырос и ему не надо завтра идти в детский сад. Потому что нас ждал еще более кровавый сюжет. Несколько минут на экране показывали избиение примерно десятка детей, заснятое скрытой камерой. Таскали за волосы и ломали руки, полоскали рот вантузом, насильно кормили. Смотреть это и слушать рассказы детей и родителей — невмоготу. Я вообще не могу видеть, как над детьми издеваются, — а тут еще в таких количествах и с такими подробностями! И понять бы еще, для чего. Чтобы в детские сады не отдавали чад своих? Или что?

Это как с демонстрацией отдельных недостатков. Безо всякой журналистской идеи — просто инстинкт. Особое наслаждение от демонстрации зрителям всякой жути. Без причин и без последствий. Почему мы так живем и откуда эта жестокость берется? И как нам помогут праймериз или майские указы?

Неизменный итог этих моих еженедельных просмотров — больная голова. Я не представляю, как вы, дорогие миллионы бесценных моих соотечественников, все это смотрите каждый день. Впрочем, я, кажется, уже писал подобные жалобные строки. Но что поделаешь, если удивление не проходит? Как и головная боль.

util