25 Мая 2016, 16:01

Главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов: «Я в абсолютном бешенстве»


Алексей Венедиктов подтвердил Открытой России, что программа Евгении Альбац на «Эхе Москвы» перестала выходить из-за новых требований гендиректора ЗАО «Эхо Москвы» Екатерины Павловой


Алексей Венедиктов, главный редактор «Эха Москвы»:

— Я подтверждаю это (то, что Альбац был предложен контракт с цензурными ограничениями. — Открытая Россия). Могу еще сказать, что я в абсолютном бешенстве от этого, потому что на «Эхе Москвы» нет, не было, и не будет цензуры. Я как главный редактор понимаю Евгению Марковну. О наличии подобных элементов договора я, к сожалению, узнал в конце прошлой недели, и я сделаю все за оставшиеся дни, чтобы Евгению Марковну вернуть в эфир с первого июня.

По уставу ЗАО «Эхо Москвы» за редакционную политику отвечает исключительно главный редактор. Все ограничения и дополнения в права и обязанности журналистов — это дело мое, а не гендиректора. Здесь, как и в истории с Александром Плющевым, мы видим вторжение в компетенцию главного редактора.

Я, естественно, в таком виде договор не акцептирую и считаю, что в нынешнем его виде он не может быть подписан, поскольку существенно влияет на редакционную политику.

Введение запрета озвучивать несогласованные темы, как это прописано в договоре, и несогласованную информацию... Хочется спросить: согласованную с кем? Со мной не надо согласовывать. Или, например, не произносить текст, нарушающий общепринятые нормы морали. Или не произносить бранные слова и выражения ни на одном из языков. Что такое бранные выражения? Слово «козел» — это бранное выражение?

Я категорически против этого [запрета], я инициировал создание юридической группы из представителей администрации и редакции, попросил «Газпром-медиа», нашего акционера, принять участие в этой юридической группе, чтобы договор был подвергнут переработке и был акцептирован администрацией, Евгенией Альбац, главным редактором и законами Российской Федерации.

Поэтому я в бешенстве: у меня выпала программа журналиста, которого я пригласил в эфир. Если будут появляться другие подобные соглашения, они также будут подвергаться коррекции.


В приемной Екатерины Павловой, гендиректора ЗАО «Эхо Москвы», Открытой России сообщили, что она не дает комментариев по поводу программ, и посоветовали обратиться к главному редактору.


Евгения Альбац подтвердила Открытой России, что ей был предложен контракт с вышеописанными ограничениями:

— В контракте указано, что я не имею права задавать вопросы, не согласованные с генеральным директором, поднимать темы несогласованные и так далее. Опять же, я считаю, что это вопросы к главному редактору, потому что вопрос программы решает именно он. Я — главный редактор The New Times, например, и именно я решаю, идет материал в конце концов или нет, и уже второй вопрос, сколько он стоит. Я думаю, что это вопрос к Венедиктову. Я думаю, у него достаточно власти на «Эхе Москвы», чтобы со мной был подписан тот контракт, который не нарушает закон о СМИ, не нарушает полномочия главного редактора, который не входит в противоречие с Конституцией РФ, которая запрещает цензуру.

util