27 Мая 2016, 16:57

The Guardian о сталинской витрине на Венецианской архитектурной биеннале

В этом году Россия представляет на Венецианской архитектурной биеннале не новую архитектуру, а проект реконструкции выставочного комплекса сталинских времен. О возрождении советской эстетики рассуждает обозреватель The Guardian Кармен Грей


ВДНХ, обширный московский выставочный центр и парк, пережила радикальные перемены со сталинских времен, когда она была создана как витрина советской промышленности.

Комплекс, бывший когда-то грандиозной демонстрацией коммунистических идеалов, в 1990-х годах обветшал, как и остатки советской системы вокруг него. С победой капитализма он превратился в разваливающуюся на глазах ярмарочную площадку, его павильоны стали безвкусными магазинами товаров, наводнивших новый российский рынок.

Сейчас, через 25 лет, на реконструкцию выставочного центра выделено 163 млрд рублей (около $2,5 млрд). В этом году реконструкция ВДНХ стала темой российского павильона на Венецианской архитектурной биеннале, в которой участвуют 37 стран.

Конкретные детали экспозиции, которая откроется в субботу, пока скрыты, но обещают, что это будет «лаборатория», посетители увидят «прошлое, настоящее и будущее». После окончания биеннале экспозиция переедет на ВДНХ, где будет размещена постоянно.

Но пока одни с энтузиазмом расхваливают ВДНХ как пример того, что Москва становится более роскошной и приспособленной для жизни, другие считают прославление этого образца советского наследия глубоко двусмысленным.

В 2014 году управление ВДНХ перешло в руки городских властей, ей вернули первоначальное название (после распада СССР она называлась Всероссийским выставочным центром). Ее исторические павильоны, первоначально представлявшие советские республики и отдельные отрасли промышленности, такие, как металлургия и атомная энергетика, были восстановлены в качестве помещений для проведения художественных и просветительских выставок. Власти города говорят, что проект будет завершен к 2020 году.

При реставрации центрального павильона обнаружили гигантский горельеф «Знаменосцу мира, советскому народу — слава!» советского скульптора Евгения Вучетича. В марте отреставрированный горельеф открывал мэр Москвы Сергей Собянин.

Куратор венецианского павильона этого года Сергей Кузнецов, главный архитектор Москвы, признает, что первоначальная функция ВДНХ — «реклама советского режима». Однако он сравнивает выставочный комплекс с «материнской платой, на которую можно установить аппаратные и программные средства»; это основа, назначение которой можно изменить и освободить от политических ассоциаций.

Кузнецов утверждает, что проект реконструкции и павильон на биеннале не идеологические. «Мы не можем отказаться от великой архитектуры, шедевров скульптуры, искусства и паркового дизайна; это нужно использовать, но в современных целях», — говорит он.

Возрождение ВДНХ — часть более широкой программы реконструкции общественных пространств Москвы, превращения их в места, привлекательные для молодого креативного класса. В парке Горького, прежде изношенном и запущенном советском парке культуры, в 2012 году погасили старомодную карнавальную иллюминацию; теперь там новые велодорожки, а в прошлом году открылся музей современного искусства «Гараж».

По мнению Кузнецова, все это элементы облика современной Москвы, которая создает все больше возможностей для отдыха в общественных пространствах, где «повсюду вай-фай» и «музеи полны посетителей», где «бегать в парках становится нормой».


«Советское великолепие»

36-летний московский видеохудожник Дмитрий Венков вспоминает ВДНХ 1990-х годов как «дрянной притон», который можно было найти с закрытыми глазами по запаху шашлыка.

«Было грустно видеть, как все это советское великолепие попало в руки торгашей, — говорит он. — В павильоне „Космос“ торговали автомобилями, это мощный символ упадка цивилизации».

Венков работает над проектом, посвященным советскому кинематографу, для выставки на ВДНХ: государство объявило 2016 год годом кино.

На вопрос о том, насколько реставрация советской иконографии на ВДНХ связана с реабилитацией советских идеалов, Венков отвечает: «Для нас 1990-е — более революционные времена, когда перевернули все, чтобы построить новый мир. Люди хотели избавиться от советского прошлого, подружиться со всем миром и любить Америку, но в 2000-х, при Путине, направление резко изменилось».

Венков говорит, что, хотя «имперская идея в целом» опасна, в нынешней переоценке есть позитивные аспекты. «Сталин возвращается, у него множество поклонников. Но в то же время люди задумываются о том, что, возможно, нынешняя система — капиталистическая — не самая лучшая. Может быть, в советские времена у нас были какие-то хорошие вещи — образование, здравоохранение, и, может быть, государство может сделать для людей больше. Возвращение ВДНХ и ее переориентация в сторону культурной сферы — часть этой тенденции».

Оригинал статьи: Кармен Грей, «Сталинская советская витрина в центре внимания на Венецианском архитектурном бьеннале», The Guardian, 25 мая

util