27 Мая 2016, 18:16

Владимир Рубан: «Война не закончится, пока не сменятся власти Украины, России и Донбасса»

Открытая Россия поговорила в Киеве с главой Центра освобождения пленных «Офицерский корпус» Владимиром Рубаном о том, сколько людей находятся в плену с обеих сторон и чье освобождение из российской тюрьмы может последовать вслед за возвращением в Киев Надежды Савченко

Владимир Рубан — личность в Украине спорная и неоднозначная. То он взбудоражит социальные сети своим заявлением о том, что некоторые украинские регионы завидуют непризнанным республикам Донбасса за то, что там строят государства без олигархов. То его обвинят в излишней мягкости к сепаратистам. То — в том, что самовольно возложил на себя полномочия переговорщика и не прислушивается к СБУ. То — в том, что в принципе садится за один стол с террористами. И тем не менее Владимир Рубан все два года войны вытаскивает людей из плена. Счет солдатам и офицерам, вернувшимся благодаря его усилиям домой, идет на сотни.

— Конечно, возвращение одиозного пленника Савченко на Украину — это новый этап. Правильное выражение — «пока не будет похоронен последний убитый», а не «освобожден последний пленный». Конечно, до духовного окончания войны нам еще далеко. Опыт Кипра показывает, что два поколения как минимум должны пройти через боль и утрату, через воспоминания. Но на сегодняшний день мы приблизились к окончанию войны.

Мы неофициально говорим об обмене. Официально мы говорим о взаимном помиловании и о возвращении на родину. Президентами [выбран. — Открытая Россия] именно такой формат: не по Конвенции —отправка на родину для прохождения дальнейшего наказания, — а именно помилование и отправка на родину. По официальным цифрам, около 150 украинских военнослужащих находятся в плену, в заложниках. Мы же знаем о 40, которые находятся в Донецке и готовы к обмену. На украинской территории, по заявлениям представителей ДНР, находится около 1100 человек, которых они хотели бы вернуть. Среди них есть лица, которые числятся пропавшими без вести, и есть лица, которых скрывают до определенного момента и не выдают донецкой стороне.

На сегодняшний день все граждане Украины, которые были осуждены по различным статьям в Российской Федерации, претендуют на возвращение на родину в ближайшее время. Президент назвал две фамилии. Всего же шесть человек в ближайшее время могут вернуться в Украину. В том числе Афанасьев, Карпюк, Клых, которые осуждены в Чечне и ожидают утверждение приговора, также Сенцов и Кольченко, которые были осуждены и отправлены к месту отбывания наказания, потом переведены в Москву. Мы ожидаем возвращения всех украинских граждан, осужденных по той или иной статье, которые были задержаны во время конфликта с Российской Федерацией, конфликта на Донбассе. Мы готовы вернуть России ее граждан, которые осуждены здесь, у нас.

Равнозначность обмена, подбор формулы — один к десяти, один к двадцати, один к одному — это предмет разговора в каждых конкретных переговорах по каждому конкретному пленному. Обмен жизнями — это довольно сложный процесс. Здесь неуместны торги, притогровывания. Здесь неуместно понимание какой-то прибыли. Здесь, я надеюсь, и наши президенты руководствуются чувством долга, чести. К сожалению, ни Киев, ни Москва, ни Донецк между собой не готовы адекватно разговаривать. Это проблема участия в переговорах первых лиц, командиров. Люди, которые ведут за собой в бой, не могут быть переговорщиками по обмену военнопленными. Для этого нужны люди, понимающие компромисс, умеющие говорить на языке компромиссов. Задача первых лиц государства — вести за собой людей, вести в бой. В таком положении им весьма неудобно говорить о примирении, говорить об обмене пленными. Я полагаю, что самый большой компромисс будет достигнут после сменив лидеров всех государств, или всех территорий — участников этого конфликта. Тогда наступит полный мир.

util