30 May 2016, 13:10

(Д)вести недели. Антон Орех считает пальцы на одной руке Дмитрия Киселева

Обозреватель телепропаганды констатирует: чтобы перечислить ложь «Вестей недели», никаких пальцев не хватит


Набрав в легкие побольше воздуха, решил я вновь посмотреть программу Дмитрия Киселева. Противогаз, аптечка с антидотами и три литра чаю, чтобы высидеть у экрана компьютера два с половиной часа.

Я уже не первый месяц занимаюсь обзором этих действ, поэтому пересказывать хронологию сюжетов не буду — она и так вам понятна: мудрый Путин, дурак-Порошенко, непутевая Меркель, сволочуга Эрдоган, Европа потеряла ветрила и руль, Америка — мировой жандарм. Все это оформлено манерным конферансом ведущего и расцвечено сюжетами корреспондентов, подражающих его интонациям. Но интересны детали.

Главное событие недели — Путин на Афоне. Показывают Путина на месте византийских императоров, говорят о символизме: вспоминают, как десять лет назад Путин тоже был на Афоне, и тогда то ли Богородица, то ли кто-то не менее весомый подал знак — осел неотступно следовал за машиной Путина туда и обратно.

Даже по истечении десяти лет я не могу взять в толк, какой знак особой благодати и божественного признания содержится в том, что за твоей машиной всюду ходит осел?

Путин в программе появился еще раз ближе к концу: снова символично и непонятно. Президент вместе с лучшими экономическими умами наметил пути реформирования экономики, перехода от углеводородов к чему-то другому, но неизвестно чему. На важном заседании Путину представили четыре экономических программы, причем, говорит Киселев, только одна из них как бы государственная, а три другие — «оппозиционные». Я уши навострил: кто же авторы программ?

Ответ заставил поперхнуться чаем: идеи предлагали Кудрин, Глазьев, Титов и Улюкаев. Э-э, ну да, действительно, оппозиционные — три из четырех, ежу понятно.

Непонятно только, чья программа здесь считается прокремлевской. Если из четырех проектов три оппозиционные, то один-то нет? Так чей же?

Про обмен Савченко рассказала дрим-тим российской телепропаганды — Ольга Скабеева и сам Киселев дуэтом. Мы узнали, что Савченко рычала, ходила босая, как Маугли, и сильно поправилась в российской тюрьме за время голодовок. Намекают, что, может, она и вовсе не голодала. Что же она тогда объявляла под видом голодовок — фестивали обжорства? Странная какая-то тюрьма в России: с одной стороны, люди там набирают калории, с другой — рычат и ходят босиком.

Надия (так ее называет Киселев, пародируя украинский язык) хотела выпить два литра водки после освобождения. Господину ведущему это напомнило «битцевского маньяка», который тоже собирался, оказавшись на свободе, пить водку, насиловать и убивать. У меня один вопрос — тот же, что был и в день, когда госканалы оттоптались на Савченко в день ее возвращения. Как же такую сволочь, такую маньячку и садистку отпустили-то? Только потому что о милосердии попросили родные Корнелюка и Волошина. А у нас теперь всякого убийцу и маньяка-маугли будут отпускать по просьбе чьих-то родных? Уж больно неравноценный обмен: даже леденящие душу подробности, что одному из пленных российских солдат делали операцию без наркоза, не объясняет внезапной необходимости кого-то менять.

А вот другой совсем коротенький сюжетик: штаты показали видео с новым оружием — рельсовыми пушками. Страшная штуковина! Могучее электромагнитное поле запускает с дикой скоростью болванку, которая крушит вообще все на своем пути. Киселев все это показал, шмыгнул и сказал, что Россия тоже ведет такие разработки, но без бахвальства. То есть я правильно его понял, и у нас такой пушки нет?

Без бахвальства решили поговорить и про допинг. Киселев выбрал единственно верный угол зрения на проблему и сразу сообщил, что допинг изобрели в США, давали лошадям на скачках, а потом начали давать людям. «О проблеме допинга в США — в репортаже...».

Поймали наших, а мы вам расскажем о допинге в США. Логично!

Но к концу сюжета я, кажется, понял, что к чему. Америка хотела сама получить Олимпиаду 2016 года, но уступила в конкурсе заявок Рио и теперь в отместку решила испортить Игры — оставить их без сильной сборной России. Заговор получился не только антирусским, но и антибразильским!

Славно — в буквальном смысле — вырулили из истории с безумными гонками золотой молодежи на «гелендвагене». Морализаторство и воздевание рук к небу закончились словами ведущего — Киселев сам оказался мотоциклистом — о том, что он категорически не согласен с предложением законодательно запретить мотоциклам ездить между полос.

И так он вдруг заговорил! Без манерности и кривляний, четко по делу, приводя в пример опыт... Америки! Человека реально за живое задели, на его собственные интересы наступили, и как он переменился.

И тут настало время другой обиды. «Московский комсомолец», говорит Киселев, публикует «шнягу» — это он про заметку по следам разоблачения туфты, которое чудесно провели французы. Ведущий Дмитрий был очень недоволен и французами, и Павлом Гусевым, которого бичевал несколько минут. Дурной знак — помнится, он так же, как будто без особого повода, наезжал на РБК.

В чем были неправы французы, Киселев не уточнил — отослал зрителей на сайт, чтобы там искали разъяснительный репортаж того парня, который облажался с подделками. Дескать, у него слишком мало времени в эфире — всего два с половиной часа.

Но подытожил великолепно: «Вести недели» так тщательно проверяют любую информацию и так блюдут свою репутацию, что «ошибки можно пересчитать на пальцах одной руки».

Я навскидку вспомнил кроме французской «шняги» фотошоп с аусвайсом, гугл-транслейт с агентом ЦРУ и МИ-6, историю с Браудером и шпионом Навальным, потом еще загибал пальцы, и еще, и еще.

Мои пальцы на обеих руках давно кончились, и я понял, что на руке самого Киселева пальцев должна быть пара сотен. Так и назовем эту передачу — «Двести пальцев недели».

util