30 May 2016, 21:14

EUobserver: страны ЕАЭС выбирают «Новый шелковый путь», а не союз с Путиным

Премьер-министр Камбоджи Хун Сен, президент Индонезии Джоко Видодо, премьер-министр Лаоса Тхонглун Сисулит, Владимир Путин, премьер-министр Малайзии Наджиб Тун Разак, президент Мьянмы Тхин Чжо, премьер-министр Сингапура Ли Сянь Лун и премьер-министр Таиланда Прают Чан-Оча (слева направо) на церемонии совместного фотографирования глав делегаций – участников саммита Россия - АСЕАН.

Нежелание России считаться с экономическими интересами партнеров, поразивший ее кризис и рост привлекательности китайских интеграционных проектов делают перспективы ЕАЭС мрачными, пишет аналитик Гаагского центра стратегических исследований Сейбрен де Йонг


Во время форума «Россия — АСЕАН» в Сочи 19-20 мая президент Владимир Путин объявил, что страны АСЕАН выступили в поддержку интеграции с Евразийским экономическим союзом. Даже если не брать в расчет дипломатическую ценность такого заявления, сделанного во время относительной изоляции России, есть множество причин отнестись к нему скептически.

Существующий около полутора лет ЕАЭС сейчас быстро превращается в заглохший мотор региональной интеграции. После провалившейся попытки заманить в блок Украину в 2014 году Россия перешла к жесткому давлению на своего соседа — аннексировала Крым и разожгла конфликт на востоке Украины.

Воинственность Путина обеспокоила другие страны, рассматривавшие возможность вступления в союз. Последовавший непосредственно за этим экономический кризис в России еще больше подорвал привлекательность блока в сравнении с другими проектами в регионе — такими, как китайская инициатива «Один пояс и один путь».

Страны ЕАЭС, оказавшиеся между Евросоюзом на западе и китайским «Новым шелковым путем» на востоке, постепенно начали выражать разочарование по поводу своего вступления в блок. Создается впечатление, что за почти четверть века после распада СССР Кремль так и не понял, что независимые страны не любят, когда их принуждают к вступлению в тесные блоки и альянсы.


Если они не присоединятся к вам, бейте их

Попытка региональной интеграции на постсоветском пространстве на базе равноправия и взаимного уважения к суверенитету заслуживала бы поддержки и одобрения от всего сердца. Но, увы, ЕАЭС — это совсем не такой тип интеграции. В конце 2013 года, когда украинцы восстали против попыток России принудить Украину пустить под откос соглашение об ассоциации с Евросоюзом и вступить в ЕАЭС, реакция Путина была быстрой — последовали аннексия Крыма и вторжение в Донбасс.

Смысл сигнала был ясен: если вас приглашают на обед в Кремль, не в ваших интересах отказываться.

Россия «приглашает» страны вступить в ЕАЭС не столько потому, что ей хочется, чтобы они туда вступили, сколько для того, чтобы они не сделали альтернативный выбор. Девиз интеграции по-российски — «суверенитет для меня, но не для вас».

Директор департамента информации и печати министерства иностранных дел РФ Мария Захарова во время танца на торжественном приеме для журналистов на саммите Россия — АСЕАН.

Рубль вместо всего остального

К несчастью для Путина, все возвращается. Хотя другие вероятные члены ЕАЭС не стремятся оказаться в той же ситуации, что и Украина, они определенно ввязались в борьбу с Москвой, добиваясь от нее огромных уступок. К примеру, Белоруссия выторговала ежегодные субсидии в $10 млрд — в основном, в виде дешевых поставок нефти и газа. Подобным же образом Армения согласилась отказаться от ассоциации с Евросоюзом и вступить в ЕАЭС только после того как Путин пообещал ей такие же низкие цены на газ, как и для Белоруссии. Кроме того, России пришлось пообещать Киргизии множество инвестиционных проектов.

Заманивать другие страны в блок, в который они не горят желанием вступать, — дорогостоящее удовольствие.


Осадок российской экономики

Последствия спада российской экономики под давлением санкций и низких цен на нефть чувствуются во всем регионе. Ущерб, нанесенный членам ЕАЭС, оказался огромным, и в столицах государств региона забеспокоились, что Москва тащит весь регион за собой на дно.

Из-за девальвации рубля нероссийские товары оказались неконкурентоспособны, и это заставило других членов ЕАЭС тоже девальвировать свои валюты.

Экономическая ситуация вызывает недовольство у населения стран региона и приводит к постоянному разочарованию: Россия не допускает на свою территорию многие сельскохозяйственные продукты на основании запутанных санитарных правил, «Газпром» и «Транснефть» не открывают свои трубопроводы для конкурентов, и при этом Россия еще вынуждает другие страны блока поднимать импортные пошлины до высокого российского уровня.

Киргизию, которая в большой степени зависима от перепродажи дешевых китайских товаров, это особенно сильно задело. И, что, возможно, вызывает еще большее беспокойство с точки зрения стабильности в регионе, из-за экономического кризиса в России многие мигранты потеряли работу; Россия сильно ограничила приток мигрантов, которые традиционно были для государств Центральной Азии источником значительного дохода.



Поворот на восток

Экономическая привлекательность России для региона падает, а привлекательность Китая, напротив, стремительно растет. Китай еще в конце прошлого десятилетия стал крупнейшим инвестором в регионе и теперь обещает инвестиции объемом в $46 млрд в рамках проекта «Шелкового пути». Он постепенно размывает привлекательность России как экономического партнера, и члены ЕАЭС уже борются за места вдоль «Нового шелкового пути».

Москва, отстраненная от мировых рынков капитала, теперь играет вторую скрипку в двусторонних отношениях с Пекином, которому «Шелковый путь» постепенно помогает усиливать переговорные позиции.

Завершение этого проекта еще больше подорвет влияние Кремля в Центральной Азии. Симптоматичны в этом смысле были заявления президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. В феврале этого года, обращаясь к евразийским лидерам, он сформулировал аргументы в пользу более тесной интеграции как с китайским «Шелковым путем», так и с Евросоюзом.

Если руководство России не поймет, что успешная региональная интеграция возможна только на равноправной основе без принуждения, будущее ЕАЭС, увидевшего свет меньше двух лет назад, будет выглядеть мрачно.


Оригинал статьи: Сейбрен де Йонг, «Почему страны не спешат присоединяться к путинскому союзу», EUobserver, 27 мая

util