31 Мая 2016, 19:39

Запущен проект EmigRussia для помощи российским политбеженцам, которые уезжают в Украину

Юлия Архипова (вторая справа).

В Киеве начал работу проект EmigRussia, который будет оказывать консультативную и организационную поддержку эмигрантам из России. На вопросы Романа Попкова ответила глава проекта Юлия Архипова



Усиливающееся репрессивное давление российских властей на сторонников оппозиции и на гражданское общество в целом приводит к росту числа граждан, которые покидают страну по политическим причинам. Одним из центров новой волны русской эмиграции, наряду с Прибалтикой, становится Украина. Путь в нее для русского политбеженца сопряжен со многими сложностями: украинские власти с подозрением относятся ко всему, что связано с Россией. И все же языковая близость, пока еще сохраняющийся безвизовый режим и симпатии к победившей в 2014 году революции по-прежнему делают Украину привлекательной для россиян, вынужденных спасаться от политических преследований.

Образованный только что в Киеве гражданский проект EmigRussia (его презентация состоялась в Украинском кризисном медиацентре 31 мая) берет на себя задачу по возможности помогать таким эмигрантам обустроиться в новой стране. Учредители проекта — российские активисты, живущие в Киеве, и фонд «Свободная Россия» (некоммерческая организация, созданная в США российскими эмигрантами в 2014 году).



Руководитель проекта Юлия Архипова рассказала о том, чем и как конкретно займется EmigRussia и действительно ли россиянам трудно легализоваться Украине.


— Какие задачи сейчас стоят перед проектом EmigRussia?

— В первую очередь, это разъяснение норм украинского законодательства, касающихся эмиграции: как не ошибиться, как все сделать в срок, как не наломать дров, как сделать так, чтобы процесс легализации в Украине проходил комфортно для всех. Это основная задача проекта.

Также попутно мы будем делать на нашем сайте материалы о том, как найти жилье, как получить при необходимости медицинскую помощь, как открыть банковский счет и о прочих правовых положениях, касающихся именно разных бытовых аспектов.

Мы будем рассказывать истории людей, которые переехали, — для того, чтобы те, кто собирается переезжать, понимали, что их здесь ждет, а что не ждет. Розовых надежд ведь очень много, не все ожидания оправдываются. Хотелось бы, конечно, чтобы этих не оправдавшихся ожиданий было меньше, чтобы было меньше разочарований.

— Вашей целевой аудиторией, вашими потенциальными клиентами будут люди, которые вынуждены уезжать, спасаясь от политических преследований, или это будут в том числе и те, кто переезжает, чтобы сменить некомфортную социально-политическую среду на более комфортную?

— По сути, мы собираемся стать ретранслятором того, что написано на сайте миграционной службы Украины и на информационных досках в отделениях миграционной службы. Грубо говоря, мы хотим сделать эту информацию доступной для человека, который не знает украинского языка, который с трудом понимает сложные, юридическим языком написанные тексты, не понимает специфических терминов. Мы хотим сделать понятными процедуры легализации. Очень часто из-за того, что люди не понимают установленную законом процедуру, они пропускают сроки регистрации в Украине либо сроки подачи документов для получения вида на жительство. Когда наконец они понимают, как это делается, у них уже заканчиваются сроки, и они уже совершенно перестают понимать, что делать дальше.

Наш проект скорее направлен не на тех, кто уже приехал в Украину, а на тех, кто может приехать.

В России растет количество дел по 282-й статье УК, и граждане, которые делают критические по отношению к власти записи в социальных сетях и которые могут попасть под уголовное преследование за слова, — это, конечно же, наша аудитория. Сюда же относятся люди, которые выходили на несанкционированные акции (или даже на санкционированные), которые могут закончиться событиями, подобными тем, что произошли 6 мая 2012 года. Еще одна категория — активисты, которые сейчас работают волонтерами в избирательных штабах кандидатов на выборах, которые скоро пройдут в России. Мы можем только надеяться на то, что на избирательные штабы независимых кандидатов не будет оказываться давление. Однако на все хорошее надейся, а сам не плошай: мы были бы очень рады, если бы все эти люди заранее ознакомились с той информацией об Украине, которая у нас есть. Если вдруг таким российским гражданам придется бежать из России, нужно, чтобы они понимали, что делать, не совершали глупых ошибок именно из-за незнания процедуры.

Виктор Ющенко и министр иностранных дел Украины Петр Порошенко, 2009 год.

— Во времена Виктора Ющенко Украина была в целом лояльно настроена по отношению к российским политбеженцам и официально предоставляла им убежище. Сейчас же, в условиях продолжающегося вооруженного конфликта на Донбассе и фактической оккупации восточных территорий Украины российским войсками, российским политэмигрантам чаще всего отказывают в статусе беженца. Похоже, что у украинским государственных структур существует некий негласный курс на блокирование попыток даже оппозиционно настроенных граждан России легализоваться в Украине. Так ли это?

— Нужно понимать, что есть разные процедуры легализации в Украине. Если мы говорим про процедуру получения статуса беженца, то в этом случае нужно доказать, что было преследование. К сожалению, здесь позиция миграционной службы, позиция правозащитников и позиция людей, желающих получить статус беженца, — расходятся.

Я надеюсь, что в скором времени у нас на сайте появится интервью с руководителем отдела миграционной службы, который занимается беженцами. Там будет рассказано о том, каких материалов миграционной службе достаточно для того, чтобы дать человеку статус беженца, а каких материалов недостаточно. Все мы понимаем, что бывает ситуация, когда к человеку во время акции подходит известный в узких кругах сотрудник Центра «Э» и говорит: «На днях мы заведем на тебя дело о терроризме». При этом, конечно же, не все активисты ходят с включенными диктофонами, и очень сложно понять, какой реальный статус имеют такие угрозы. И не очень понятно, как в таких случаях должна себя вести миграционная служба. Миграционная служба, от греха подальше, естественно, осторожничает. Но я не могу сказать, что это именно злой умысел или предубеждение против всех россиян, потому что если говорить о легализации по основанию трудоустройства, по происхождению, по волонтерству, то лично я о случаях необоснованного отказа не слышала. Напротив, я знаю много людей, которые прошли процедуру легализации по таким основаниям прошли достаточно успешно, — в том случае, если они озаботились корректным сбором документов и подачей их в срок.

При этом нужно помнить: если человек находится в розыске, или по нему есть вступившее в силу решение российского суда, то наличие временного или постоянного вида на жительство не спасает от экстрадиции. От экстрадиции может спасти или украинское гражданство, или статус беженца, или соискательство на статус беженца.

— Расскажите про инициаторов создания проекта. Что такое фонд «Свободная Россия»?

— Фонд «Свободная Россия» был создан два года назад в Вашингтоне российскими эмигрантами, которым небезразлична судьба России и которые в Штатах работают с диаспорой, занимались презентацией и распространением там на английском языке докладов «Путин. Война» и «Угроза национальной безопасности», занимались кампанией по делу Надежды Савченко в США. В какой-то момент ребятам из фонда стало понятно, что стоит начать работать и в Украине, так как здесь появляется все больше и больше россиян, озабоченных судьбой и дальнейшим развитием своей страны. Если у нас получится создать какой-то русский коммьюнити-проект, то это было бы очень полезно. Но начинать всегда нужно с чего-то осязаемого и обозреваемого. Я переехала в Украину в октябре 2015 года, и мы решили, что было бы очень полезно для начала сделать ресурс, на котором была бы собрана вся необходимая информация о переезде для разных категорий российских граждан.

Мы долго работали над разными организационными вопросами, советовались с украинскими друзьями: ведь понятно, что любой проект в Украине со словами «Россия» и «российский» встречают как минимум с подозрительностью. Но мы надеемся, что все вопросы, которые нужно задать в такой ситуации, нам будут заданы. Мы открыты к диалогу и сотрудничеству со всеми, кто разделяет наши ценности и взгляды. Возможно, в дальнейшем мы будем распространять нашу деятельность на сферу диалога и коммуникаций между российским демократическим проевропейским гражданским обществом и украинским обществом.

util