31 Мая 2016, 21:00

Мосгордума предложила бороться не со СПИДом, а за мораль. Разговор с Антоном Красовским

В отделении медико-социальной реабилитации детей с ВИЧ-инфекцией в Санкт-Петербурге.


В Московской городской думе обсудили проблему распространения ВИЧ в Москве. Поводом для этого стало завершение подготовки доклада о ситуации с ретровирусом, который депутаты заказали год назад


Как сообщает «Коммерсантъ», среди участников слушаний медиков практически не было; вместо них выступали представители Российского института стратегических исследований. Доклад на тему распространения ВИЧ в Москве представила замдиректора РИСИ Тамара Гузенкова. В частности, в докладе было сказано, что «проблема ВИЧ/СПИДа используется в качестве элемента информационной войны против России», а также то, что «существует две модели борьбы с ВИЧ. Западная включает в себя «неолиберальный идеологический контент, нечувствительность к национальным особенностям и абсолютизацию прав групп риска — наркоманов, ЛГБТ»; вторая же модель, «московская», «учитывает культурные, исторические и психологические особенности российского населения, опирается на консервативную идеологию и традиционные ценности». Еще один содокладчик заявил, что один из главных виновников распространения ВИЧ — индустрия контрацептивов, «которая заинтересована в сбыте своей продукции, а значит, в вовлечении в ранние половые связи как можно большего числа несовершеннолетних». Подытожила слушания депутат от «Единой России», председатель комиссии Мосгордумы по здравоохранению Людмила Стебенкова, подчеркнув, что «бороться нужно не со СПИДом по большому счету, а с наркотиками и распущенностью» (приведенные цитаты взяты из статьи «Коммерсанта»).


О прошедших слушаниях и об особенностях государственных методов борьбы с ВИЧ-инфекцией Открытая Россия поговорила с Антоном Красовским, основателем сайта spid.center:


— Как вы оцениваете прошедшие в Москве слушания?

— Это специальная тема Москвы. Москва — она против страны. У нас страна борется с эпидемией, у нас в стране по разным регионам, начиная от Петербурга, Московской области, Екатеринбурга, Иркутска, проводятся разные кампании по борьбе с эпидемией, — а в Москве борются за нравственность. Это чисто московская фишка. Давайте начнем с того, что это бессмысленные люди собрались в бессмысленном месте поговорить на темы, о которых говорят взрослые люди во взрослых кабинетах, вынося взрослые решения. Это просто какие-то клоуны. Депутат Стебенкова — это известный клоун. Ну, зависит от нее, каким образом будут проведены профилактические кампании в Москве, на которые будет потрачено определенное количество денег, и что будет в этих профилактических кампаниях. Это не отразится ни на качестве лечения в Москве, ни на количестве людей, получающих терапию, ни на качестве или количестве тестирования — то есть ни на чем серьезном. Депутат Стебенкова в Москве — это как депутат Милонов в Петербурге, от которого ничего не зависит.

— В целом в России борются с ВИЧ так же или есть иное понимание проблемы?

— Проходила большая правительственная комиссия с Медведевым, на которой произносилось слово «эпидемия». Жена премьера Светлана Медведева вместе со своим фондом проводила масштабную акцию: на протяжении десяти дней по всей стране шло тестирование, идет информационная кампания по федеральным каналам. В этом принимают участие четыре министерства. И вот сегодня внезапно заместитель министра здравоохранения говорит, что на самом деле никакой эпидемии у нас нет, просто люди ничего не понимают (речь идет о высказывании заместителя здравоохранения на международной конференции «Актуальные вопросы ВИЧ-инфекции». — Открытая Россия) Нужно спросить у заместителя министра здравоохранения: он как-то не согласен с премьер-министром, что ли? В принципе, работа идет, все все прекрасно понимают, более того, говорят, даже было заседание Совета безопасности, посвященное этому вопросу.

— На Генассамблее ООН Россия не поддержит метадоновую заместительную терапию для наркозависимых, которая позволяла бы предотвратить распространение в их среде ВИЧ. С чем это связано?

— В России всегда будут против метадоновой заместительной терапии, это такой русский метод — сопротивляться всему хорошему. На самом деле в метадоновой терапии самой по себе нет ничего хорошего. Она должна быть комплексная. Для того, чтобы применять метадоновую терапию в борьбе с эпидемией ВИЧ, надо потратить много-много денег. Надо сначала обучить, а затем нанять огромное количество людей, которые будут работать с наркопотребителями, будут капать им в рот метадон, отнимать героин, менять им иголки, вместе с метадоном давать таблеточки, а затем еще и вложить усилия в развитие депрессивных регионов. Поскольку делать этого никто не будет, Россия борется с метадоном.

— Как заместительная терапия связана с борьбой с ВИЧ?

— Смотрите: героин употребляется внутривенно, зачастую грязными шприцами, а метадон капают в рот из пипетки. Кроме всего прочего, героин уводит вас в бесконечную красоту, из которой вы никогда не выйдете. Метадон ничего подобного не делает, он просто стабилизирует состояние. Человек на метадоновой заместительной терапии — наркоман, но без приходов. Соответственно, он начинает думать о семье, вспоминает, что у него ВИЧ или гепатит, начинает искать работу, потому что ему надо как-то жить дальше. Метадон — именно при комплексной заместительной терапии, а не сам по себе, — является вне всякого сомнения хорошим стабилизирующим веществом.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Мы с тобой одной крови. Антон Красовский о спидофобии в российском обществе

util