3 Июня 2016, 09:00

The Atlantic Counsil: биполярная картина мира — пропагандистское оружие России


Научный сотрудник Американского внешнеполитического совета Стивен Бланк считает, что «реалистичное» представление о Вашингтоне и Москве как двух полюсах европейской цивилизации — ложная концепция, искусственно навязываемая Россией


Один из главных тезисов российской, пророссийской и так называемой «реалистичной» картины мира заключается в том, что НАТО не только отказалось от своего обещания не расширяться после объединения Германии, но и сопротивлялось всем попыткам России интегрироваться в организацию. Перефразируя Эрнеста Хемингуэя, скажу, что этим можно было бы утешаться, но это неправда (имеется в виду заключительная фраза романа «Фиеста»: «Этим можно утешаться, правда?» — Открытая Россия).

Как сказал Михаил Горбачев, проблема расширения НАТО не обсуждалась на переговорах об объединении Германии. Более того, Россия никогда не проявляла никакого интереса к вступлению в НАТО. Когда президент Владимир Путин в свое время осторожно заговорил на эту тему, лорд Джордж Робертсон, который был в тот момент генеральным секретарем НАТО, ответил ему, что если Россия всерьез об этом думает, то ей надо подать заявку, а если нет, то двум сторонам надо найти способы сотрудничать там, где у них общие интересы. И Путин, как и его предшественники, заявку не подал.

Россия никогда не пыталась вступить в НАТО, потому что она не согласна, чтобы к ней относились, как к другим претендентам. Она всегда считала себя особенной страной, которой положены особые привилегии, а несогласие с этим повредило бы европейской безопасности.

Собственно, это часть проблемы: представления российской элиты о НАТО коренятся в идее независимой и ведущей роли вне НАТО и вере в биполярность в Европе, если не во всем мире. В 1996 году на конференции европейских институтов безопасности в Москве в ключевом российском докладе был выражен взгляд на Европу как на конструкцию с двумя полюсами — сферами влияния Вашингтона и Москвы. Уже тогда Кремль отказывался воспринимать постсоветские и другие европейские страны как равные в отношении суверенитета (или безопасности, если пользоваться российским термином) и совершенно не мог понять, как работает НАТО. В ответ украинский делегат напомнил России, что Украина теперь независимое государство, которое может «делать свои собственные ошибки».

С тех пор сохраняется фундаментальный осевой элемент кремлевского анализа европейской безопасности. В этой картине мира Россия — экземпляр уникальной цивилизации, а Северо-атлантический альянс не только чужд этой культуре, но и угроза ей, поскольку это приходящая в упадок коррумпированная организация. Более того, ни одно государство к востоку от Германии — ни бывшие советские республики, ни бывшие члены советского блока — не являются в полном смысле слова суверенными, и, несмотря на все договоры, их территориальная целостность — не священная корова. Они могут быть либо сателлитами Вашингтона, а следовательно, врагами России, либо сателлитами России с усеченным суверенитетом, уязвимыми территориально.

Такими были взгляды Владимира Ленина и Иосифа Сталина, и это до сих пор определяет российский подход к европейской и евразийской безопасности. Вопрос о том, как более слабый блок НАТО может представлять угрозу, учитывая полное военное превосходство России на пространстве от Балтики до Черного моря, никогда не рассматривался.

Таким образом, центральная идея так называемой доктрины реализма — то, что Россию нужно умиротворить, предоставив ей сферу влияния в Восточной Европе, несмотря на сопротивление ее соседей, — не основана на фактах и вовсе не реалистична.

Биполярность в Европе или попытки ее установить могут быть только феноменом предвоенного или военного времени.

Россия должна сама решить, как ей действовать, но попытки применить свою систему взглядов к соседям гарантируют долговременный конфликт, а сама Россия с ее неуклонно разваливающейся экономикой не в состоянии их поддерживать. Страна шатается под тяжестью низких цен на энергоносители и санкций, которые продлятся как минимум до 2017 года. Ее структурная деформация с милитаризованной экономикой и бюджетом, который все больше напоминает советский, показывают, что имперскую политику невозможно поддерживать, даже если это жизненно важно для путинизма.

НАТО в ответ должно продолжать свою двойственную миссию, сформулированную много лет назад британским военным историком Майклом Хауардом: сдерживать Россию и гарантировать безопасность своих членов.

Для этого необходимы сильные постоянные средства сдерживания в Европе, которые не позволят России одержать военную победу и аннексировать какие-либо территории в любом будущем конфликте. Требуется также создать инфраструктуру, необходимую для поддержки этих сил, и переориентировать оборонную политику, чтобы гарантировать способность европейских сил защитить собственную территорию.

Это также означает, что нельзя стать жертвой навязываемой нам картины мира, в которой жертвы российской подрывной деятельности, угроз и агрессии представлены как виноватые. Российская ложная концепция, призванная служить только ее собственным интересам, как и ее всеобщая информационная война, является покушением на само понятие объективной правды. Под атакой целостность исторической картины мира, и защита ее поможет усилению основ европейской безопасности.

Концепция, навязываемая Москвой и ее сторонниками, не только не соответствует фактам: она морально и стратегически разрушительна. Давно пора защитить правду и обличить этот мошеннический обман.


Оригинал статьи: Стивен Бланк,
«Разоблачение лжи России о НАТО», Atlantic Council, 31 мая

util