8 Июня 2016, 12:05

The Daily Beast: миссия нового российского истребителя не военная, а пропагандистская

 Т-50 (ПАКФА) во время всероссийского этапа конкурса по воздушной выучке летных экипажей ВС РФ «Авиадартс-2016» на испытательном полигоне Воздушно-космических сил РФ «Чауда» под Феодосией, 4 июня 2016 года.

Новейший российский истребитель Т-50, продемонстрированный в Крыму, вряд ли станет массовым боевым самолетом. Но этого от него и не требуется, пишет обозреватель The Daily Beast Дэвид Экс


5 июня новый незаметный для радаров российский истребитель, появившийся в небе над аннексированным Крымом, заставил наблюдателей удивленно поднять брови.

Т-50 — российский ответ американскому F-22 — далек от готовности к бою. У двухмоторного самолета, способного уклоняться от радаров, есть серьезные проблемы с конструкцией, контролем качества и финансированием; возможно, он никогда не станет массовой моделью, участвующей в военных действиях.

Но, вероятно, дело вовсе не в практическом применении. Полеты Т-50 над территорией, еще недавно принадлежавшей принципиальному противнику России — Украине, — явно мощный сигнал, не нуждающийся в подробном разборе.

Военно-воздушные силы России после участия в аннексии Крыма в 2014 году, войны на востоке Украины в 2015 и интенсивной кампании в защиту президента Сирии Башара Асада в 2016 году, возможно, близки к состоянию истощения.

Но большой, мощный, высокотехнологичный невидимый для радаров истребитель, с ревом проносящийся над захваченной у врага территорией, — заявление об обратном. Маневры Т-50 над Крымом должны произвести впечатление, что Россия и, в частности, ее ВВС все еще сильны.

С 2013 года Россия как минимум раз в год проводит международные военно-воздушные игры под названием «Авиадартс». Эти соревнования, отдаленно напоминающие американские гиперреалистические военно-воздушные учения Red Flag, открыты для всех стран, которые по очевидным причинам не приглашают участвовать в американских учениях.

Постоянный участник этих игр — Китай. Свои самолеты и экипажи прислали также Белоруссия и Казахстан. На несколько дней на какой-либо из российских авиабаз собираются около пятидесяти самолетов, чтобы провести имитацию бомбовых ударов и воздушных боев. И самое неожиданное: в отличие от большинства российских военных учений, «Авиадартс» проводятся более или менее публично. Некоторые фрагменты военных игр открыты даже для гражданских наблюдателей.

Появившийся над Крымом июня Т-50 фигурировал на «Авиадартс-2016» как первый участник такого типа. Пророссийски настроенные местные жители собрались, чтобы отметить это событие.

«Российские военные самолеты и вертолеты участвовали в соревнованиях, где летчики проверили свое мастерство и меткость», — сообщил государственный телеканал RT.

Публичность этого мероприятия не случайна. Вероятно, все дело именно в ней.

Зрители «Авиадартс-2016».

После распада Советского Союза в 1991 году российские ВВС из-за недостаточного финансирования чуть ли не развалились. Они пребывали в таком состоянии до второго президентского срока Владимира Путина, начавшегося в 2004 году, когда ВВС наконец-то стали получать средства, необходимые, чтобы купить новые самолеты, отремонтировать старые и возобновить тренировки фронтовых пилотов.

«Авиадартс» — возможность для Москвы продемонстрировать всему миру, что ее авиация снова стала силой, с которой нужно считаться. «Российские СМИ раскрутили эти соревнования военных летчиков, чтобы показать, что ВВС наконец вытащили себя из депрессивного состояния», — написал об «Авиадартс-2014» автор книги «Современная военная авиация» Томас Ньюдик.

Но денежных вливаний хватило ненадолго, и добиться с их помощью удалось немногого, учитывая прискорбное состояние российской аэрокосмической индустрии. ВВС смогли отремонтировать сотни самолетов, оставшихся с советских времен, и купить несколько сот новых. Но и почти все «новые» самолеты, в сущности, представляют собой модернизированные версии советских машин. Российская промышленность уже создала новые радары и ракеты, а Т-50 — один из немногих действительно новых российских самолетов с новой конструкцией корпуса, но это ужасная конструкция.

В Т-50, сконструированном специально, чтобы затруднить его обнаружение радарами, использованы те же мощные двигатели, сенсоры и ракеты, которые устанавливают на более старые российские самолеты. Но создание «самолета-невидимки» оказалось слишком трудной задачей для КБ Сухого и слишком дорогостоящим делом для Кремля, когда обрушившиеся нефтяные цены опустошили казну.

Индия предложила совместную разработку Т-50 и закупку нескольких десятков самолетов. Но в 2014 году индийские официальные лица пожаловались на неудовлетворительные летные качества и другие технические проблемы с несколькими прототипами Т-50, собранными для Индии вручную. Нью-Дели заморозил проект своей версии Т-50.

Вскоре то же самое сделала и Москва. «В новых экономических условиях первоначальные планы могут быть скорректированы», — сказал в марте 2015 года замминистра обороны Юрий Борисов. По первоначальному плану Россия должна была к 2020 году построить как минимум пятьдесят Т-50. По новому плану — всего двенадцать, половина которых — уже летающие тестовые прототипы.

Истребитель пятого поколения Т-50 на аэродроме им.Громова в Жуковском, 2010 год.

Для сравнения, сейчас на вооружении ВВС США уже больше 180 F-22, а к 2020 году в строю будут сотни истребителей F-35.

Возможно, Т-50 вообще никогда не станут значительной частью российских ВВС. Но это все же «невидимый» истребитель — символ технологического превосходства, который лишь считанные страны могут позволить себе хоть в каком-то количестве.

И именно это подимает ценность «Авиадартс-2016». С точки зрения пропаганды игры этого года, возможно, более важны, чем все предыдущие, и это объясняет, зачем на них понадобился Т-50.

В конце 2015 года Россия разместила больше тридцати своих лучших военных самолетов и десятки самых опытных пилотов на западе Сирии. Путин заявил, что силы введены, чтобы разгромить так называемое Исламское государство (ИГИЛ). На деле же они поддерживали слабеющую защиту режима Башара Асада против всех его врагов. Российские самолеты выполнили сотни боевых вылетов, нанося удары по боевикам ИГИЛ, поддерживаемым США умеренным повстанцам и даже гражданскому населению территорий, занятых повстанцами. «Задача была сделать жизнь в этих районах невыносимой, чтобы оппозиционные лидеры согласились на условия Москвы», — писал авиационный эксперт и журналист Том Купер.

Но российская авиация в Сирии не только безнаказанно бомбила гражданские объекты. В ходе военных действий она потеряла значительное количество единиц техники. Один бомбардировщик в ноябре 2015 года был сбит турецким истребителем, когда вторгся в воздушное пространство Турции. Россия потеряла также примерно полдюжины вертолетов в результате катастроф и пожара на аэродроме в Сирии.

В дорогостоящей интервенции в Сирии Россия использовала почти все возможности своей авиации. Да, на бумаге Кремль располагает примерно 3000 единицами воздушной боевой техники. Но даже после путинских реформ только несколько сот самолетов и вертолетов можно считать вполне современными. Нехватка опытных пилотов еще острее.

В середине 2014 года у Москвы был выбор. Аннексировав Крым, она могла расширить территориальную экспансию и непосредственно атаковать Восточную Украину. Эти действия потребовали бы интенсивной поддержки с воздуха. Или же российское государство могло, как диктует традиция, запланировать пышный парад в День Победы, включающий пролет над Москвой сотни военных самолетов и вертолетов, для чего нужно немало запасных машин на случай поломки, ожидающих поблизости.

Воздушный парад требовал месяцев подготовки и репетиций, и это предотвратило новую войну. «После того как начались интенсивные тренировки, осталось мало возможностей для военной интервенции», — писал Штефан Бюттнер в журнале Combat Aircraft.

Сейчас Россия находится в подобном затруднительном положении. У нее очень мало авиационной техники помимо той, которая задействована в сирийской операции. Но появление Т-50 — это впечатляющее заявление, которое как минимум подразумевает, что боевые самолеты у России еще есть. И, в сущности, неважно, что как боевой самолет Т-50, скорее всего, обречен на провал. Свою пропагандистскую функцию он вполне может выполнять.


Оригинал публикации: Дэвид Экс,
«Миссия нового истребителя Путина: доказать, что Россия еще способна воевать», The Daily Beast, 7 июля

util