8 Июня 2016, 19:18

Bloomberg: как овощи, фрукты и пшеница стали в России «новой нефтью»

Сельское хозяйство, недавно пребывавшее в запустении, превратилось в один из самых прибыльных бизнесов в России. Об этом пишут обозреватели Bloomberg Анатолий Медецкий, Мэтью Кэмпбелл и Юлия Федоринова


Где-то на Кавказе, в долине реки, текущей с высочайшего пика Европы, женщины из Северной Кореи в теплицах советских времен выращивают то, на что сделал крупную ставку магнат Владимир Евтушенков, — боевые помидоры «Т-34».

Гибридный сорт, названный в честь устрашающего танка, при помощи которого победили Гитлера, — гордость агрокомбината «Южный», которому принадлежат теплицы общей площадью в 2300 футбольных поля. В этих теплицах между Черным и Каспийским морями растут миллионы этих томатов и других плодовых растений, орошаемые талыми водами с ледников Эльбруса. Поставляют овощи и фрукты преимущественно в Москву, до которой ехать 18 часов.

67-летний Евтушенков, самый пожилой из первых четырех десятков россиян в индексе миллиардеров Bloomberg, абсолютно точно выбрал время для этого проекта. Его АФК «Система», инвестирующая в любые бизнесы, от сотовой связи до медицины, приобрела «Южный» в декабре, как раз когда Владимир Путин заявил о достижении продовольственной независимости к 2020 году как о национальной цели. И, в отличие от Иосифа Сталина, чей первый пятилетний план привел к Великому голоду 1932–33 годов, Путин мотивирует массы скорее прибылями, чем тюрьмой. Т-34, бывший когда-то тотемом коммунизма, теперь стал символом патриотического капитализма.

«Это очень перспективная область», — говорит в интервью Евтушенков.



Благословение войны

Получив чувствительный удар в результате обвала нефтяных цен, падения курса рубля, финансовых санкций из-за Украины и самой долгой рецессии за шестнадцать лет своего правления, 63-летний Путин пытается свести к минимуму зависимость от рынков, которые не может контролировать. Контрсанкции, ограничившие импорт продовольствия, и беспрецедентные субсидии сделали многие отрасли сельского хозяйства даже более прибыльными, чем сырьевой сектор, который Путин когда-то назвал «курицей, несущей золотые яйца». Цены на продукты взлетели вместе с инфляцией, которая почти вдвое выше намеченной Центробанком цели в 4%: от оказавшихся в тяжелой ситуации потребителей деньги текут к производителям с хорошими связями.

К примеру, холдинг «Русагро», производитель сахара и мяса, контролируемый миллиардером Вадимом Мошковичем, в прошлом году получил около 3 млрд руб. ($46 млн) господдержки и при этом не заплатил ни копейки налогов со своих прибылей. Его рентабельность по чистой прибыли достигла 33%, что на 28 пунктов больше, чем у нефтяного гиганта «Лукойл».

Котировки акций компании на московской бирже за прошлый год выросли почти вдвое.

Путин даже войну на Ближнем Востоке превратил в благословение для сельскохозяйственных производителей.

После того как Турция в ноябре сбила российский бомбардировщик у границы с Сирией, Москва ответила запретом импорта ряда продуктов, которые производит бывший союзник. Государственные телеканалы показали сюжеты, в которых сельхозинспекторы с энтузиазмом давят бульдозерами турецкие помидоры. Спустя несколько недель после того как главного конкурента «Южного» выдавили с рынка, Евтушенков купил агрокомбинат, производящий органические помидоры и огурцы. Сумма сделки не разглашается.


Здоровье и достаток

«Россия способна стать крупнейшим мировым поставщиком здоровых, экологически чистых, качественных продуктов питания, которые давно пропали у некоторых западных производителей», — сказал Путин в послании к Федеральному Собранию после запрета импорта турецких овощей и фруктов.

В прошлом году Россия присоединилась к десяткам стран, где запрещено коммерческое выращивание генно-модифицированных организмов, и наложила вето на импорт ГМО. Таким образом Путин оказался в авангарде движения, набирающего силу в мире.

Но главные достижения его продовольственной стратегии пока связаны с зерном. Россия в этом году стала крупнейшим в мире экспортером пшеницы, обойдя США. Кроме того, собраны гигантские урожаи кукурузы, риса, соевых бобов и гречихи.

Эти урожаи и финансовые стимулы Путина привели к стремительному росту спроса на землю в знаменитом черноземном поясе России и других плодородных регионах.

«Для богатых россиян сейчас два самых популярных способа вложить деньги — это сельскохозяйственные земли и отели в Европе, — сказала руководитель Sberbank Private Banking Евгения Тюрикова. — Это совершенно новый тренд».



Теплое местечко

Владелец крупнейшего производителя удобрений «Фосагро» Андрей Гурьев, «король недвижимости» Самвел Карапетян, владелец «Русала» Олег Дерипаска и друг Путина Геннадий Тимченко — лишь немногие из числа богатых россиян, которые оседлали эту волну. Среди тех, кто получает выгоду от сельскохозяйственного бума, и министр сельского хозяйства Александр Ткачев.

После того как в прошлом году бывший губернатор Краснодарского края Ткачев был назначен министром, Путин призвал отечественных производителей сельхозпродукции быстро наполнить отечественные рынки. Новый министр с радостью подчинился.

Когда Ткачев стал министром, принадлежащая его семье компания «Агрокомплекс», по данным аудиторско-консалтинговой компании BEFL, владела 200 тыс. гектаров пахотной земли. Сейчас ей принадлежит уже 456 тыс. гектаров — на этой площади поместились бы четыре Нью-Йорка.

Компания входит в десятку крупнейших землевладельцев России. Чистый доход «Агрокомплекса», в том числе от молочных ферм и птицефабрик, с 2013 по 2015 год утроился и составил 6,6 млрд руб.

И еще есть куда развиваться. По некоторым оценкам, в России больше 40 млн гектаров земли, пригодной для земледелия, не используется — это территория размером с Ирак. Путин призвал к приватизации части этих земель, чтобы в стране появилось больше фермеров, — полная противоположность сталинской коллективизации, приведшей сельское хозяйство к катастрофе.

Даже если бы не было санкций, внезапный обвал нефтяных цен и сползание курса рубля были бы четким сигналом, что Россия больше не может позволить себе колебаться в том, что касается освоения ее другого природного богатства — земли, сказал аналитик финансовой группы BCS Global Markets Марат Ибрагимов из Москвы. «Становится все труднее и труднее объяснить избирателям, почему приходится покупать импортные огурцы и помидоры, при том что в России столько земли», — считает Ибрагимов.


Печальное прошлое

Превращение крупнейшей по территории страны мира в продовольственного гиганта — задача, имеющая длинную историю. Список проблем, с которыми при этом приходилось сталкиваться, не короче. Советские лидеры от Ленина до Хрущева пытались организовать решительные перемены в сельском хозяйстве, но результаты часто оказывались трагическими. Четверть века назад, при разрушении Советского Союза, сельское хозяйство пережило беспорядочную приватизацию, многие крупные колхозы были разделены на мелкие хозяйства, владельцы которых пытались идти в ногу с современными технологиями.

Сейчас большинство ферм неэффективны. Как говорит гендиректор Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) Кирилл Дмитриев, надои с одной коровы в России примерно в два с половиной раза меньше, чем в других странах. Дороги и другая инфраструктура в плохом состоянии, современного оборудования не хватает, ключевых продуктов, вроде говядины и сыра, производят мало.


Многие сельхозпроизводители «по уши в долгах, их производство в плохом состоянии, часто они пытаются работать в неподходящих местах» из-за сомнительного советского планирования, считает исследователь российской экономики из лондонского Chatham House Ричард Коннолли. «Им нужно намного больше, чем просто найти людей, которые вложат деньги», — отмечает он.

Тем не менее избыток зерна в сочетании со слабым рублем позволил в 2015 году поднять экспорт продовольствия до рекордного размера в $20 млрд. Это больше, чем страна заработала на торговле оружием.

Общий объем сельскохозяйственного производства в прошлом году вырос на 3%, благодаря чему сокращение ВВП составило всего 3,7%. По мере увеличения экспорта уменьшается импорт. С 2013 года закупки продовольствия за рубежом сократились на 40% — до 26,5 млрд. долларов в прошлом году.

«Если бы меня спросили, в какой бизнес сейчас правильнее и выгоднее всего инвестировать, я бы ответил, что в сельское хозяйство», — сказал бизнесмен и бывший офицер КГБ Александр Лебедев, совладелец крупнейшего в России предприятия по производству картофеля.


Ближневосточная точка опоры

В расширении сельскохозяйственного производства Путин полагается не только на богатых россиян. Россия также пытается привлечь компании из стран Азии и Ближнего Востока — это единственная реальная возможность, после того как другие крупные экономики ввели санкции против России. РФПИ совместно с Китаем создает фонд в $2 млрд для инвестиций в сельскохозяйственные проекты. В прошлом месяце было организовано совместное предприятие с тайской CP Group, которое построит крупнейший в России молочный комплекс. Вместе с египетскими банками создается центр экспорта российского зерна на Суэцком канале. В случае успеха все это приблизит Россию к намеченной Путиным цели переориентации экономики с Запада на развивающиеся рынки.


То, что Евтушенков получил свободу действий по расширению своего сельскохозяйственного бизнеса, — знак особой важности, которую Путин придает задаче освобождения от зависимости от импорта и превращения агонизировавшей отрасли в один из немногих источников роста и устойчивого развития.

Всего два года назад миллиардер был помещен под домашний арест в ходе расследования истории с приватизацией «Башнефти» — нефтяной компании, которую он приобрел вскоре после того, как президентом страны стал его союзник Дмитрий Медведев. Вышел из-под ареста Евтушенков только тогда, когда московский суд постановил национализировать компанию.


«Завалить мир яблоками»

Сейчас «Система», в прошлом году потратившая на расширение сельскохозяйственного бизнеса около 9 млрд руб., собирается покупать земли и стремится попасть в пятерку крупнейших в стране производителей молока. Кроме того, компания модернизирует «Южный» и планирует привлечь больше местных работников, чтобы заменить ими около ста северокорейских гастарбайтеров — наследие советских торговых соглашений с этой страной.

Видно, что предприятие старое. На некоторых зданиях видны лозунги вроде «коммунизм — это молодость мира». Затраты на отопление составляют почти треть себестоимости продукции: даже на юге России по ночам слишком холодно для устойчивого роста растений.


«У нас большие планы в отношении сельского хозяйства», — утверждает гендиректор «Системы» Михаил Шамолин. Он имеет в виду возможности развернуть производство сыра, поставлять свежие помидоры по всей стране от Санкт-Петербурга до Владивостока и «завалить мир» вкусными российскими яблоками.

Но пока Путин пытается сплотить магнатов ради выполнения поставленной им задачи, все трудности выпадают на долю сельскохозяйственных рабочих — таких, как 57-летняя Сехерназ Ахмедова. Она работает в «Южном» с 1980-х годов: сначала на советское правительство, потом на московские государственные банки, теперь на Евтушенкова. И все это время она срезает с плетей огурцы ножичком — таким маленьким, что он кажется частью ее руки.

На вопрос о том, зависит ли достижение поставленной Путиным цели — продовольственной независимости — от таких рабочих, как она, Сехерназ пожала плечами. «Мы много работаем, выполняем планы, — сказала она. — Все, чего я хочу, — это чтобы мне прибавили зарплату».


Оригинал статьи: Анатолий Медецкий, Мэтью Кэмпбелл, Юлия Федоринова,
«Путин выращивает органическое сельскохозяйственное оружие», Bloomberg, 8 июня



util