10 Июня 2016, 18:07

The American Interest: когда России не на кого обменять своих шпионов, она просто берет заложников

Обозреватель The American Interest Элизабет Бро, анализируя историю с похищением офицера эстонской полиции безопасности и обменом его на российского шпиона, предсказывает, что этот случай не останется единичным

Два года назад, когда агенты ФСБ похитили офицера эстонской полиции безопасности (KAPO) Эстона Кохвера и обвинили в шпионаже, внешний мир был ошеломлен. Как следует из доказательств, представленных KAPO, российские агенты попросту захватили его на эстонской стороне границы двух государств. Но теперь ясно, что Россия вовсе не собиралась изобличить действующих против нее шпионов. Это был сигнал российским агентам о том, что она не бросает своих шпионов.

Когда в Эстонии арестовали и приговорили к тюремному заключению шестерых российских агентов, а России нечем было ответить — ни одного эстонского шпиона она не раскрыла, — только очень решительный ход мог помочь ей вернуть своего человека, Алексея Дрессена. Ветерана KAPO Дрессена арестовали в 2012 году; когда похитили Кохвера, он отбывал 12-летний срок.

«Большинство разведок мира гарантируют, что они вытащат из тюрьмы своих офицеров и даже завербованных агентов, — говорит бывший заместитель руководителя Ми-6 Найджел Инкстер, сейчас возглавляющий департамент транснациональных угроз и политического риска Международного института стратегических исследований в Лондоне. — Обмен шпионами — это в основном феномен времен Холодной войны, но это и сейчас характерно для России, а также для Израиля». Другие разведывательные службы предпочитают добиваться освобождения своих людей путем негласных переговоров.

Во времена Холодной войны США и СССР часто устраивали обмен шпионами на Глиникском мосту между Берлином и Потсдамом. В 1985 году там обменяли 23 западных разведчика, арестованных в странах Варшавского договора, на четверых шпионов советского блока, отбывавших наказание на Западе. О первом обмене на этом мосту Стивен Спилберг снял фильм «Шпионский мост».

Проблема была в том, что у Москвы отсутствовал шпион, которого она могла бы обменять на Дрессена и пятерых других агентов в Эстонии, а Эстония ни при каких условиях не собиралась досрочно выпускать их из тюрьмы.

А в это время в СМИ стали появляться публикации о российских солдатах в Украине, брошенных их страной, и в этой ситуации Москве необходимо было дать своим кадровым разведчикам и завербованным агентам за границей сигнал о том, что работать на Кремль безопасно. Для этого необходимо было найти эстонского агента, действующего на территории России.

ФСБ это не удалось, и, по-видимому, тогда занялись Кохвером — офицером KAPO, занимавшимся не разведкой, а расследованием преступлений, связанных с пересечением государственной границы. Когда ФСБ объявила, что Кохвер был задержан на территории России, во всем мире поверили эстонской версии событий и резко осудили действия России.

Но международная критика не волновала Москву. Российский МИД ответил Европе заявлением, в котором говорилось: «Не можем не расценивать появившиеся громкие заявления как попытку явной политизации данного уголовного дела, законность и обоснованность решения по которому не вызывает сомнений». Кохвера быстро приговорили к 15 годам лишения свободы. Через год после ареста его обменяли на Дрессена на мосту через реку Пиузу (Пимжу) на границе Эстонии и России.

Проблема таких обменов в том, что они должны выглядеть как обмен равноценными агентами. «По местной моде пропаганда, окружающая каждый обмен, должна представлять его в контексте отношений России с Западом, а не с „малыми странами“, такими, как Эстония, — объясняет российский журналист Андрей Солдатов, пишущий о спецслужбах. — В случае с делом Кохвера Дрессена изображали как агента, не просто внедренного в KAPO, а собиравшего информацию о деятельности „западных разведок“ против России». Но так как было очевидно, что Дрессен не был особенно важным агентом и занимался исключительно Эстонией, ФСБ ненароком возвела KAPO в ранг равного противника.

Сейчас Кохвер вернулся на родину и снова занимается своей прежней работой, но полиция и спецслужбы Эстонии усилили бдительность.

Пять других российских агентов, двое из которых были арестованы в прошлом году и один — в этом году, отбывают сроки заключения, а у Москвы нет никого, чтобы их выменять.

К несчастью для ФСБ, эстонская разведка значительно меньше интересуется Россией, чем российская — Эстонией, к тому же эстонцы успешнее, чем россияне, ловят шпионов. За восемь лет, прошедшие после скандального разоблачения главы департамента безопасности Министерства обороны Германа Симма, оказавшегося давним агентом российской разведки, KAPO стала работать значительно эффективнее и теперь считается одной из лучших контрразведывательных служб в мире.

Но 10 февраля этого года ФСБ арестовала эстонского бизнесмена Райво Суси, летевшего транзитом через московский аэропорт Шереметьево, и обвинила в шпионаже. Сейчас Суси, настаивающий на своей невиновности, ожидает суда. Он предлагал отпустить его под залог в $100 тысяч, но ему отказали. А 13 мая ФСБ арестовала в Петербурге еще одного жителя Эстонии — Арсена Мардалейшвили — и обвинила его в сборе военной информации.

Аресты Суси и Мардалейшвили усилили подозрения, что Россия пытается организовать еще один обмен с Эстонией. Но России для этого обмена нужно поймать еще кого-то. «Россияне не только ловят иностранных шпионов, — говорит Инкстер. — Они еще и берут заложников».

Поэтому любому эстонцу, которого теоретически можно обвинить в шпионаже, исключительно опасно приезжать в Россию и в союзные ей страны.

Прошлой весной эстонский парламент принял более строгие правила для выезжающих за границу граждан, имеющих доступ к государственной тайне. «Им не запрещено путешествовать, мы только просим их предупреждать нас заранее», — объяснил пресс-секретарь KAPO Харрис Пуусепп.

Однако есть и одна хорошая новость для эстонцев, опасающихся, что их могут арестовать и использовать как обменный фонд. Как указывает Инкстер, в России за шпионаж в «ближнем зарубежье», то есть бывших советских республиках, отвечает не СВР, а ФСБ. «Агенты ФСБ не так высокопрофессиональны, как агенты СВР», — говорит Инкстер. Их куда легче выследить.

Оригинал статьи: Элизабет Бро, «Российская мания обмена шпионами», The American Interest, 9 июня


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

«Гидра Путина. Внутри российских спецслужб». Расследование Марка Галеотти

util