13 Июня 2016, 17:50

Tampa Bay Times: кем был Омар Матин и почему он стал террористом?

Омар Матин.

Корреспонденты крупнейшей во Флориде ежедневной газеты изучили жизнь стрелка из Орландо и пообщались с его бывшими коллегами, соседями и имамом мечети, которую он посещал


В неприметной маленькой мечети в Форт-Пирсе (городке на восточном побережье Флориды в 130 км от Орландо. — Открытая Россия), куда регулярно приходил молиться Омар Матин, воскресным вечером собралось несколько прихожан. Вместе со всем остальным миром они пытаются понять, что сделало его убийцей.

В пятницу Матин с другими посетителями исламского центра обратил лицо на восток и молился Богу, который превыше всего ценит справедливость и мир, говорит имам Шафик Рахман, который проповедует в центре. Спустя два дня, уже после того как Матин, вооруженный полуавтоматической винтовкой и пистолетом, вошел в ночной клуб Pulse в Орландо и совершил самое кровавое массовое убийство в истории США, Рахман и другие вынесли посмертный приговор своему бывшему брату — настолько суровый, насколько это возможно.

«98% мусульман — мирные люди, но пара процентов присвоивших религию создают впечатление о ней», — заявляет Рахман.

Имам описывает 29-летнего убийцу как асоциального человека, который приходил в мечеть на молитвы 3-4 раза в неделю. Для него и прихожан его мечети Матин был такой же загадкой, как и для всего мира. Рахман говорит, что он и другие молящиеся думают только о жертвах: «Наши сердца оплакивают их».

Кем был Матин, и что заставило его убить 50 незнакомцев (по уточненным данным, жертвами теракта стали 49 человек. — Открытая Россия) и ранить еще 53?

Из официальных записей и интервью с соседями, сослуживцами и друзьями семьи вырисовывается портрет человека, который с годами все больше отдалялся от мира. Он пережил потерю работы и распавшийся брак, у него был маленький сын. В последние годы он становился все более набожным, но у него то и дело случались вспышки гнева по отношению к геям, чернокожим, евреям и женщинам.

Бывшая жена Матина Ситора Юсуфи в воскресенье на пресс-конференции в Колорадо, где она теперь живет, говорила о нем как о психически нестабильном и агрессивном человеке. Она рассказала CNN и другим СМИ, что познакомилась с Матином через интернет и в 2009 году переехала к нему в Форт-Пирс, где они поженились. Через два года они развелись. «Моя семья в буквальном смысле спасла меня, — призналась Юсуфи. — Той ночью им пришлось вырывать меня из его рук. Я бросила все свои вещи и подала заявление в полицию».

Мечеть в Форт-Пирсе.

Отец Матина Седдик Мир Матин рассказал NBC, что он не верит, что убийства как-то связаны с религией, и вспомнил, что его сын приходил в бешенство каждый раз, когда видел в Майами целующихся геев. «Они целовались, касались друг друга, и он говорил: „Посмотри, они делают это на глазах у моего сына“, — рассказывает отец. — Мы были в мужском туалете, и мужчины целовались там».

Матин родился в Нью-Йорке в 1986 году. С семьей он переехал во Флориду, где провел половину детства. Он учился в Indian River State College в Форт-Пирсе.

В октябре 2006 года стал тюремным охранником в Исправительном департаменте Флориды. Работал он недолго: согласно официальной формулировке, в апреле 2007-го он был уволен «по административным причинам, не связанным с виновным поведением».

Вскоре после этого он поступил на работу в частную охранную компанию G4S. Он охранял вход в здание суда округа Сент-Люси, в который входит Форт-Пирс, и обслуживал установленный при входе металлодетектор, рассказал его бывший сослуживец Дэниэл Гилрой. Вскоре у Матина случился конфликт с чернокожим коллегой, и его перевели на охрану гольф-клуба в том же округе.

Там, как рассказывает Гилрой, он и познакомился с Матином.

По словам бывшего сослуживца, Матин часто покрывал голову, а на работу приносил молитвенный коврик, но при всей очевидной набожности он часто сквернословил и приходил в ярость.

Гилрой вспоминает, что Матин, разозлившись, мог крушить что попало в будке охранников, не скрывал похоти по отношению к посетительницам гольф-клуба и оскорбительно высказывался о геях, черных, евреях и женщинах. «Он никогда не говорил о них в другом тоне, — утверждает Гилрой. — Женщин он ненавидел. Он считал их не людьми, а предметами, думал, что им нельзя разрешать водить машину».

Гилрой отметил, что жаловался руководству G4S на поведение Матина. В воскресенье пресс-секретарь G4S выпустила заявление, подтверждающее, что Матин в 2007 году получил работу в компании и несколько раз проходил обязательные проверки, которые не выявили оснований для беспокойства. «Наши мысли и молитвы — о жертвах этой невероятной трагедии, их друзьях и семьях», — говорится в заявлении.

Полиция и ФБР у дома Омара Матина.

К вечеру воскресенья оставалось непонятным, что связывало Матина с Орландо, если что-то связывало вообще.

По заявлению федеральных властей, ФБР в последние годы допрашивало его трижды.

В 2014 году Матин общался с жителем Форт-Пирса, который впоследствии стал первым американским террористом-самоубийцей в Сирии, а перед отъездом на Ближний Восток 22-летний Монер Абусала недолгое время жил со своим братом в Орландо.

В Форт-Пирсе полиция собралась у кондоминимума, где жил Матин, в ожидании ордера на обыск его дома. Район, где расположен этот небольшой двухэтажный комплекс, — тихое и респектабельное место для представителей среднего класса. Он застроен скромными каменными домами на одну семью. На подъездных дорожках установлены тренажеры, на бамперах припаркованных пикапов — стикеры с портретом Дейла Эрнхардта (знаменитый автогонщик, в 2001 году погибший во время гонок на трассе Дейтона-Бич во Флориде. — Открытая Россия), на оградах из металлической сетки — таблички «Осторожно, злая собака».

Жители был ошеломлены, увидев полицейские машины, выстроившиеся вдоль Южной 17-й улицы в восемь утра в воскресенье. 30-летний Роберт Шепард сказал, что несколько друзей его подружки собирались в ту ночь в Pulse, но не поехали из-за поломки машины. «Слава богу», — восклицает он.

В секции кондоминимума, смежной с той, где жила семья Матина, полицейские, как говорят свидетели, собрали компьютеры, коробки и сумки.

56-летняя Бекки Дифендорф, работавшая с матерью Матина в аптеке Walgreens поблизости, стояла и смотрела, как они работают. Она говорит, что встречалась с Матином всего раз или два, но запомнила, что он никогда не смотрел в глаза. Она назвала его «заблудшей душой». «Если попытаться с ним заговорить, — вспоминает Дифендорф, — он просто опускал голову и уходил».

В исламском центре Форт-Пирса, среди сельской застройки на Мидуэй-роуд, разделяющей Форт-Пирс и Порт-Сент-Люси, имам Рахман вспоминает, что Матин был прихожанином из хорошей семьи. У него была спортивная фигура, и многие принимали его за полицейского. После окончания молитвы он вставал и уходил, не говоря ни слова. Другие мужчины задерживались, чтобы обменяться несколькими словами, но он сразу направлялся к выходу.

В воскресенье Рахман с красными после беспокойной бессонной ночи глазами говорит, что боится расправы после бойни в Орландо. Он просит фотографов и операторов не снимать лица людей в мечети.

Затем опускается на колени и проводит вечернюю молитву для дюжины прихожан. «О Аллах, останови это кровопролитие и эти убийства, — умоляет он. — Сделай мир мирным, помоги нам».


Оригинал: Энтони Кормье, Сэмюэл Хауард, Майкл ЛаФорджа, «Омар Матин: рассерженная и благочестивая „заблудшая душа“, доведенная до убийства», Tampa Bay Times, 12 июня

util