14 Июня 2016, 11:00

The New York Times: трагедия в Орландо и история насилия в отношении геев

Пострадавшие при пожаре в баре UpStairs Lounge, 24 июня 1973 года.

Историк Джим Даунз, автор книги «Останься со мной: забывая история освобождения геев», напоминает, что в прошлом веке в Америке насилие против ЛГБТ не было редкостью


Массовое убийство в Орландо в воскресенье, помимо прочих мрачных рекордов, оказалось еще и самым страшным актом насилия против гомосексуалов в истории Америки. Но далеко не первым. В сущности, массовое насилие и история освобождения геев всегда были связаны друг с другом.

До ужасного расстрела в этот уикенд самым массовым убийством гомосексуалов был поджог бара в Новом Орлеане 24 июня 1973 года. Бар UpStairs Lounge на краю Французского квартала, как и Pulse в Орландо, был местом, где собиралось городское ЛГБТ-сообщество. В тот день они собрались в «счастливые часы», чтобы отметить четвертую годовщину Стоунволлского восстания (столкновение ЛГБТ с полицией в Нью-Йорке в 1969 году, которое считается первым в истории выступлением гомосексуалов против государственной системы их дискриминации. — Открытая Россия). Большинство посетителей ушли, когда празднование закончилось, но остались члены местного отделения Metropolitan Community Church — национальной религиозной организации геев.

Около восьми часов вечера кто-то (возможно, это была группа людей) остановился у входа на лестницу, которая вела в расположенный на втором этаже бар. На первом этаже был обычный бар, а на третьем — дешевая гостиница. Лестничную клетку и ступени лестницы облили горючей жидкостью и подожгли. Затем они позвонили в дверной звонок. Когда один из посетителей открыл запертую дверь, огонь ворвался внутрь. За несколько секунд пламя полностью охватило бар, электричество отключилось, помещение наполнилось черным дымом. Окна были забаррикадированы, добраться до задней двери посетители не могли.

Тридцать два человека погибли, было много раненых. Большую часть погибших не удалось опознать — не только потому что огонь изуродовал их тела, но и потому что геи в те времена, хотя и праздновали годовщину своего освобождения, скрывали, кто они есть, а в гей-барах их знали под псевдонимами, и даже их семьи не догадывались, что они бывали в таких местах.

Бар UpStairs Lounge был не единственным местом массового убийства членов ЛГБТ-сообщества в период движения за освобождение гомосексуалов в 1970-х. В 1973 и 1974 годах подожгли церкви геев в Лос-Анджелесе, Санта-Монике, Нэшвилле и Сан-Франциско. За полгода до пожара в UpStairs Lounge, 27 января 1973 года, загорелась «Материнская церковь» Metropolitan Community Church в Лос-Анджелесе, где собралась на богослужение группа евреев-геев.

Последствия пожара в баре UpStairs Lounge, 24 июня 1973 года.

Хотя ни у одного из этих поджогов не было таких трагических последствий, как в UpStairs Lounge, эти нападения посеяли страх в гей-сообществе: бары, которые были центрами притяжения для ЛГБТ-сообщества, местами, где формировалось движение политического освобождения, и даже религиозными культовыми объектами, стали мишенями для насилия и ненависти.

Эти страхи утихли еще до рождения нынешнего молодого поколения, и многим геям трагедия, подобная бойне в Орландо, могла показаться почти немыслимой, пока она не произошла.

Но теперь это напоминание о том, что насилие против геев никогда не было просто действиями одних частных лиц против других. Эти нападения нацелены на саму идею того, что ЛГБТ должны иметь право на свободу самовыражения и публичное проявление своих чувств.

В ближайшие недели СМИ, скорее всего, сосредоточатся на убийце из Орландо и его мотивах. Так было и в Новом Орлеане в 1973 году. Полиция и пожарный департамент расследовали это дело в течение месяцев, допрашивали выживших и даже летали через всю страну в Калифорнию, чтобы арестовать подозреваемого. Но акцент, который делают на фигурах преступников, невольно оставляет в тени историю жертв. Сейчас, через сорок с лишним лет, никому так и не предъявили обвинение в поджоге, а историю тех, кто погиб в огне, скоро забыли.

Когда становится все более ясно, что Омар Матин, подозреваемый в расстреле в Орландо, действовал по экстремистским идеологическим мотивам, мы рискуем забыть о жертвах его преступления.

Возможно, кто-то из них скрывал свою ориентацию от семей, и она стала им известна только в морге. Кто-то погиб рядом со своими друзьями или с незнакомцами. Кто-то, возможно, пришел в клуб один, надеясь, что субботней ночью в гей-баре найдет себе друга и целое сообщество, которое сможет назвать своим.

К счастью, нападения на геев в 1970-х годах не помешали ЛГБТ устраивать свои встречи и парады, и они не перестали собираться в барах и клубах, чтобы развлечься. Слишком многое было на кону. Мы можем только надеяться, что и сейчас будет то же самое, и мы помним, что, несмотря на весь прогресс, по-прежнему на кону многое.

Места нашего освобождения не должны стать местами нашего угнетения.

Оригинал статьи: Джим Даунз, «Орландо и история насилия против геев», The New York Times, 13 июня

util