14 June 2016, 14:01

Тайна деревянной двери. За что суд дал 12 лет экс-фээсбэшнику Евгению Петрину

Евгений Петрин.

Как экс-сотрудника ФСБ судили за передачу гостайны в неустановленном месте, в неустановленное время и не установленному шпиону



Сегодня судья Мосгорсуда Павел Мелехин приговорил бывшего сотрудника ФСБ Евгения Петрина к 12 годам заключения в колонии строгого режима за госизмену.

Гособвинитель просил суд назначить ему 19 лет.

Согласно обвинительному заключению, в неустановленное следствием время, но не позднее весны-лета 2013 года, в неустановленном месте на территории Москвы Евгений Петрин выдал неустановленным представителям ЦРУ сведения, составляющие государственную тайну о подразделении ФСБ, в котором он ранее проходил службу.

Сведения касались нескольких кадровых фээсбэшников с указанием их должностей и воинских званий, а также штатной структуры отдела и характера выполняемых им задач.

Процесс проходил в Мосгорсуде в закрытом режиме. Адвокаты дали подписку о неразглашении и на протяжении следствия и суда не давали интервью и не комментировали ход дела. Во время суда адвокатам было запрещено вести аудиозапись процесса и запрещено писать что-либо в своих блокнотах.


Дело без фактуры

Евгению Петрину 33 года, он родом из Иркутска, закончил Академию ФСБ, работал в ФСБ , в 2013 году уволился и перешел в Отдел внешних церковных связей (ОВЦС) Московского патриархата. Петрин был задержан 4 июня 2014 года в своей квартире и сидит в Лефортовской тюрьме почти два года.

Дело Петрова носит гриф «секретно»; широкой публике об очередном «госизменнике» стало известно лишь после того, как родственники опубликовали открытые письма в его защиту на имя президента России и патриарха Кирилла.

По словам родственников Петрина, при задержании бывшие коллеги по ФСБ его пытали, угрожали отравить, инсценировать суицид, и поэтому он себя оговорил.

Адвокат Иван Павлов, защищавший Петрина в суде, говорит, что обвинение «основано исключительно на его первоначальных „признательных“ показаниях, которые он дал при задержании и от которых отказался уже на следующем допросе». На суде защита подавала ходатайство, чтобы суд исследовал обстоятельства, при которых Петрин дал первоначальные показания: Петрин утверждал, что на него оказывалось сильное психологическое и физическое давление и он находился под воздействием медицинских препаратов. Суд отклонил это ходатайство защиты.

Помимо признательных показаний Петрина, обвинение основывается и на экспертизе, которая изучала достоверность и степень секретности выданных подсудимым сведений.

Из-за отсутствия каких-либо других доказательств эксперты исследовали протокол признательных показаний Петрина, а также справку из ФСБ о личном составе подразделения, в котором проходил службу обвиняемый. Экспертизу проводили бывшие сослуживцы Петрина. Следствие по делу вела ФСБ, справку для экспертизы готовила также она. То есть всю работу по делу проводили сотрудники одного ведомства, только из разных отделов.

«Из всех содержащихся в протоколе допроса показаний Петрина эксперты признали гостайной всего один фрагмент, в котором упомянута фамилия заместителя руководителя подразделения, в котором служил наш подзащитный, — говорит адвокат Павлов. — Эксперты пришли к выводу, что эти сведения и составляют гостайну, поскольку раскрывают принадлежность конкретного лица к кадровому составу органа внешней разведки ФСБ. Защита с этим не согласна: во-первых, упоминание одной лишь фамилии без указания иных данных о лице не позволяет определить это лицо. Следовательно, этих данных недостаточно, чтобы раскрыть принадлежность этого лица к кадровому составу. Во-вторых, эксперты не указали в своем заключении, на основании чего они пришли к выводу, что лицо с упомянутой в протоколе фамилией действительно занимало должность, входящую в кадровый состав органа внешней разведки ФСБ. Ссылок на соответствующий секретный указ президента РФ в заключении экспертизы не имеется. В-третьих, обычно руководители структурных подразделений спецслужб — публичные люди и сами не работают под легендированным прикрытием, а следовательно, не могут принадлежать к кадровому составу органа внешней разведки».

Письмо Евгения Петрина родным из СИЗО

Защита просила суд вызвать экспертов, чтобы адвокаты могли задать им вопросы по экспертизе.

Иван Павлов напоминает, что в деле Григория Пасько после допроса экспертов из 60 пунктов обвинения суд оставил лишь два, признав ошибочность выводов экспертов по остальным 58 пунктам. Тройка судей в допросе экспертов отказала; она также отказала и в проведении повторной экспертизы.

Сам Евгений Петрин виновным себя не признал. На суде он излагал ту же версию, что и в письмах из тюрьмы, которые публиковали его родственники: еще в апреле 2014 года Петринсообщил ФСБ «важную для безопасности РПЦ и государства информацию». Работая в Отделе внешних церковных связей Московской Патриархии он часто ездил на Украину, где обнаружил «агентов ЦРУ, которые занимались расколом в Украинской православной церкви Московского патриархата». Войдя к ним в доверие, Петрин узнал об их планах «по созданию агентурной сети США среди сотрудников, занимающих ключевые должности в государственном и церковном аппарате РФ». Гособвинитель не посчитал версию Петрина достойной внимания.


Новшество в уголовном процессе

В отсутствие прямых доказательств вины гособвинение использовало косвенные доказательства — три документа под грифом «секретно»: две справки из ФСБ и одну и СВР.

«Использование подобных секретных доказательств представляет собой новшество в уголовном процессе, — объясняет адвокат Иван Павлов. — В этих справках без указания на какое-то конкретное лицо утверждается, что спецслужбы располагают некой оперативной информацией о том, что у западной спецслужбы имелся особо ценный источник информации, имеющий отношение как к РПЦ, так и к ФСБ. ЦРУ пользовалось этим информатором до даты задержания Петрина, а после задержания источник якобы был утрачен». Павлов отмечает, что эти справки подписаны чиновниками, а из их содержания непонятно, откуда авторы получили эту информацию.

В ходе процесса защита Петрина заявила более 25 ходатайств, но ни одно из них не было удовлетворено судом. Адвокат Павлов говорит, что защитникам в этом процессе была отведена роль статистов: «Нам не разрешили принести в дело ничего нового, связали по рукам и ногам, не разрешив полноценно работать с материалами дела, нам было запрещеноснимать копии с несекретных материалов дела, нам заткнули рот, отобрав подписку о неразглашении данных следствия; закрыли глаза, не ознакомив с секретными нормативными актами, в нарушении которых обвинялся наш подзащитный. Мы могли оперировать только теми документами, которые были собраны следователями ФСБ в ходе предварительного следствия».



Кругом ФСБ

На суде выступили 12 свидетелей, девять из них были сослуживцами Петрина по ФСБ, остальные трое — опера ФСБ, участвовавшие в расследовании дела. Cо стороны защиты не был допрошен всего один свидетель, в отношении остальных суду была представлена справка из ФСБ о том, что этих свидетелей найти не удалось. Вот и получилось, что дело, которое два года расследовало ФСБ, состоит из показаний сотрудников ФСБ, справок, составленных в ФСБ и экспертизы, проведенной в ФСБ.

Адвокат Павлов говорит, что первоначальные показания Петрина — это единственное доказательство, из которого следствие получило всю фактуру для обвинения. Без этих показаний у обвинения ничего бы не было. Даже нечего было бы направить на экспертизу для определения секретности сведений. Кстати, в экспертизе отмечается, что секретные сведения, якобы выданные Петриным, никакого ущерба государству не нанесли.

Нереальная история: сотрудник ФСБ, «патриот России», который, по словам его матери и сестры, всю жизнь стремился подражать Владимиру Путину, носил так же, как Путин, часы на правой руке, подражая Путину, поступил работать в ФСБ, занимался, как и Путин, контрразведкой, по непонятной причине обвинен в госизмене, в шпионаже, который он совершил «в неустановленное время, в неустановленное месте и с неустановленным агентом ЦРУ». Только 12-летний срок, который ему вынесли, — вполне реальный.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

РПЦ, замученный кот и агентурная сеть США на Украине. Шпионско-православный детектив в письмах из Лефортовской тюрьмы

util