16 Июня 2016, 14:34

Адвокат Илья Новиков: «Украина никогда не выдаст Евгения Киселева по запросу России»

 Евгений Киселев.


Жена и сын Евгения Киселева побывали на допросах: ФСБ России возбудила уголовное дело против российского и украинского телеведущего и журналиста. Его обвинили в призывах к терроризму. Еще в марте 2016 года сопредседатель Движения «Антимайдан» Дмитрий Саблин обратился к Александру Бастрыкину с просьбой привлечь Киселева за его высказывания в интервью украинскому каналу Ukrlife.tv. В московской квартире его тещи был проведен обыск.

Адвокат Киселева Илья Новиков рассказал Зое Световой, на чем основано это дело и каковы его перспективы



— Как, по вашему мнению, будет развиваться дело против Киселева?

— Это дело развивается и будет развиваться по своим собственным правилам игры. В России не стоит ориентироваться на судебную практику, и мы не можем рассуждать о том, что вот в таком-то деле следствие и суд поступали таким-то образом, значит, потом не могут делать иначе. Ничего этого нет. Это дело возбудили ровно потому, что захотели возбудить; и вести его будут так, как захотят вести. Я бы вообще сейчас не обсуждал это дело с таких высоких правовых позиций. Важно понимать, что это не применение закона, а разовая политическая акция.

— Тогда объясните, почему выбрали именно Евгения Киселева?

— Неправильный вопрос. Если бы вопрос стоял о применении закона, то тогда могли бы выбрать бы кого-то другого. Но не было ситуации, что сидел следователь, думал, к кому бы применить этот закон, и предложил: «Вот давайте Киселева возьмем». Изначально было понимание, что с Евгением Алексеевичем нужно что-то сделать. И уже к человеку подбирали статью, а не к статье человека. Могли бы, наверное, придраться к чему-то другому. Благо, когда человек много говорит и пишет, в его высказываниях, наверное, можно усмотреть и клевету, и еще что-нибудь. Ну вот решили усмотреть это. Надо понимать, где вершки, где корешки.

— Есть ли судебные перспективы у этого дела?

— Мы с вами живем в зазеркалье. Отвечая на вопрос, есть ли судебные перспективы у этого дела в другой стране, я мог бы говорить: закон такой, практика такая и шансы вот такие. Поскольку мы говорим в нашем контексте, то надо говорить в терминах нашей реальности. Главное — Украина никогда не выдаст Евгения Киселева по запросу России. Такой перспективы нет. Есть перспектива, что Россия объявит Евгения Киселева в розыск. Может и подать запрос в Интерпол. Но, скорее всего, он оставит запрос России без движения, посчитав его политически мотивированным. Есть ли перспектива, что в России это дело дойдет до суда? Ответ: легко, почему бы нет? Когда Аристотелю рассказали, что кто-то заочно бранит его, он сказал: «Заочно пусть он хоть бьет меня!» У этого дела, как у уголовного дела против Муженко по поводу военных преступлений украинской «хунты» на Донбассе, как у любого другого дела, которое СК возбуждал заочно по поводу каких-то событий за границей, есть замечательная перспектива: спикер СК Владимир Маркин или спикер ФСБ выйдет и заявит, что органы разоблачили преступника Киселева. Такая перспектива у этого дела вполне просматривается. Что это будет значить для фигурантов истории, я пока не знаю. Для Евгения это будет значить некое дополнительное внимание к его персоне, к его работе здесь, в Украине. Для России это будет означать еще одну дурацкую лужу, в которую совершенно не обязательно было садиться, но кто-то захотел, и мы все сели в нее. Обратите внимание, что эта история играет дополнительными красками, потому что в сюжете упоминается имя Надежды Савченко. Это не просто высказывание на какую-то отвлеченную тему. Здесь речь о коварных хохлах, которые хотели выкрасть каких-то российских деятелей, чтобы освободить свою наводчицу: вот в таком контексте это все будет мусолиться в российских медиа. И получилось, что поскольку история с Савченко — это такое очень внятное поражение СК, а потом Путина (или сначала Путина, а потом СК), — то любое упоминание о ней делает любую историю очень неприятной и очень чувствительной в глазах российских властей. И то, как дело против Киселева будет развиваться и как оно будет обсуждаться, во многом будет определяться именно этим: это не просто высказывание, а это высказывание, связанное с Савченко. И этот хештег, если угодно, будет оттягивать эту историю в далекое от здравого смысла русло, мне кажется.

Евгений Киселев на летнем лектории Свободной школы журналистики в Киеве.

Возобладает ли здравый смысл, чтобы дать этот истории тихо скончаться? Я думаю, нет. Думаю, что когда отмашку дали один раз, то просто так делу «умереть» не дадут. Я думаю, что даже если мы сейчас принесем контрэкспертизу, что в высказывании Евгения Киселева нет признаков экстремизма, нет призывов к терроризму, — как обычно, на нее никто не обратит внимания.

— А следствие уже провело лингвистическую экспертизу высказывания Евгения Киселева?

— Мы пока точно не знаем. Допускаю, что экспертиза пока не проведена, потому что такого рода экспертизы делаются дольше. Хотя в этом конкретном случае могли бы подсуетиться. Об их доказательной базе мы узнаем уже на более поздней стадии, когда будем знакомиться с материалами дела, но это в данном случае не очень важно, потому что понятно, что там будет написано.

— Как было возбуждено уголовное дело?

— Существует три повода для возбуждения дела. Донос, явка с повинной (я могу ручаться, что ее не было) и непосредственное обнаружение признаков преступления: следователь посмотрел телевизор или почитал газету и решил, что вот здесь, наверное, есть признаки преступления. Все эти процедуры равнозначны, начать можно с любой. По всем словесным преступлениям проводятся экспертизы. Часто проводятся обыски. Обыск — это элемент давления: мы вам сделать ничего не можем, но вот родных ваших помурыжим. Но с процессуальной точки зрения это просто обязательная программа. Человека нет в России, непонятно, где он, — значит, надо как минимум формально допросить родственников, чтобы они сказали, где он живет. Поэтому никаких сенсационных сюжетных поворотов в деле, если говорить о процессуальных движениях, пока нет. Важно, что жену и сына Евгения Киселева допрашивали уже не один раз, хотя они с самого начала заявили, что воспользуются правом не давать показания против мужа и отца. Это значит, что цели получить информацию на таких допросах у следствия нет; это чистое давление и ничего больше.

— Следователь вызывал Евгения Киселева на допрос?

— Повестка на допрос Евгению Киселеву на его киевский адрес не приходила. На московский, насколько мы знаем, тоже.

— Откуда Киселев узнал, что против него возбуждено уголовное дело?

— Он узнал об этом после того, как в квартиру в Москве, где он прописан, пришли с обыском.

util