20 Июня 2016, 18:42

The Washington Post: как запрет на участие в Играх скажется на российском режиме

Политолог, профессор Колумбийского университета Кимберли Мартен считает, что отстранение российских спортсменов от Олимпийских игр наносит удар по самой сущности российского режима, создавая противоречие между двумя стратегическими целями Путина


Россия — первая в истории Олимпийских игр страна, целой команде которой — легкоатлетической — запретили участвовать в Играх из-за допинга. Отдельные спортсмены, особенно те, которые годами тренируются за пределами России, вероятно, смогут добиться права выступать на Играх. Но высокопоставленные лица из Международного олимпийского комитета дали понять, что комитет поддержит запрет, введенный ИААФ (Международной ассоциацией легкоатлетических федераций).

Олимпийский запрет практически не окажет непосредственного влияния на российский режим и на популярность президента Владимира Путина в связи, например, с предстоящими в сентябре парламентскими выборами. Российские чиновники уже изображают это как еще один пример незаслуженного унижения Западом российского государства из-за действий каких-то отдельных мошенников. Российские СМИ выступают в своем привычном жанре «вы тоже не ангелы», рассказывая о коррупции в олимпийском спорте в других странах и настаивая, что Россия — не единственная, у кого есть проблемы.

На самом деле, кстати, в определенном отношении Россия как раз единственная: Всемирное антидопинговое агентство представило огромное количество доказательств того, что российские государственные органы, включая ФСБ, продолжали умышленно содействовать мошенничеству, даже после того как полгода назад против них были выдвинуты первые обвинения.

Так или иначе, контроль Путина над СМИ и безразличие российского общества к коррупции, что проявилось в практически полном отсутствии реакции на недавно опубликованные документы из «панамского архива», означают, что краткосрочные последствия олимпийского скандала для режима будут минимальными.

Однако в более широком смысле ощутимые последствия могут быть. Это первый случай, когда в результате шагов, предпринятых внешним миром, две жизненно важные цели Путина как лидера оказываются в конфликте между собой.

Первая из главных целей Путина — войти в историю как человек, вернувший России величие после трех унизительных провалов. Под первым провалом подразумевается распад Варшавского пакта, а за ним — и Советского Союза. Второй — это расширение НАТО и появление у США возможности начинать военные кампании без одобрения Совбеза ООН, в котором у России есть право вето. Третий провал — это хаотический капитализм и насилие в мафиозном стиле, захлестнувшее Россию в 1990-х годах. Как утверждают в своем исследовании Дебора Уэлч Ларсон и Алексей Шевченко, стремление Путина восстановить статус сверхдержавы — самое простое и, вероятно, лучшее объяснение его действий в Украине, Сирии, Арктике и где-либо еще.

Вторая главная цель Путина — удерживаться у власти как можно дольше с помощью сети неформальных связей, гарантирующих ему место на вершине власти. Эти связи, в свою очередь, зависят от коррупционных договоренностей. Как указывает Алена Леденева в книге «Может ли Россия модернизироваться?», современная российская система состоит из кругов, объединенных взаимно предоставляемыми привилегиями и взаимным же вымогательством; в России это называется круговой порукой. Каждый, кто входит в круг, знает, что его благосостояние зависит от молчания всех остальных в круге о его прошлой или нынешней противозаконной деятельности.

Если чьи-то секреты будут разглашены, распадется весь круг: тот, кого выставят из круга за неправильное поведение, захочет утащить с собой на дно еще кого-то.

Есть свидетельства, что российских спортсменов вынуждали принимать допинг и затем платить чиновникам за то, что те их покрывали; так они оказывались зависимыми друг от друга. По меньшей мере одна российская бегунья — победительница Лондонского марафона 2010 года Лилия Шобухова, — как сообщается, заплатила «высокопоставленным российским чиновникам» 450 тысяч евро за сокрытие ее положительных допинг-проб, а после дисквалификации часть этих денег ей вернули. В ее деле были замешаны и международные чиновники ИААФ, не только россияне. В результате расследования ИААФ пожизненно отстранила от работы своего казначея, бывшего руководителя Всероссийской федерации легкой атлетики Валентина Балахничева и старшего тренера сборной России Алексея Мельникова. Французские власти конфисковали 1,8 млн евро, находившиеся на банковском счету Балахничева в Монако.



Запад, вводя санкции в связи с агрессией России в Украине, вероятно, рассчитывал, что из-за них распадется путинская круговая порука, но этого не произошло. Путин смог найти другие источники финансирования, нашел удобного козла отпущения вне страны (собственно, тот самый Запад), чтобы повесить на него структурные экономические ошибки своего собственного режима, и убедил своих друзей дождаться, пока единство Запада даст трещину. И хотя санкции отчасти стали причиной нынешних экономических болезней России и, вероятно, предотвратили эскалацию российской военной активности в Украине, устойчивости путинской власти они не угрожают.

В отличие от них, олимпийский запрет может впервые пробить броню режима — не из-за поверхностного репарационного ущерба, но из-за того, что он сталкивает между собой две главные цели Путина. Президент России не хочет войти в историю как человек, чья терпимость к коррупции в государстве погубила спортивную славу, доставшуюся в наследство от Советского Союза. Между тем, уже есть признаки того, что другие виды спорта в России, например, плавание, могут в скором времени тоже оказаться под прицелом международных органов. Но если Путин решит избавиться от коррупции в Министерстве спорта, он разрушит круговую поруку и поставит под удар несколько важных для режима фигур, в том числе из ФСБ.

Что еще более важно, коррупционные круги в России на редкость сложно устроены и взаимно перекрываются, если верить свидетельствам, предоставленным Алексеем Навальным, и «панамскому архиву». В бизнесе есть связи между секторами, приобретение недвижимости создает связи между регионами, и все пронизано связями между поколениями семей, которым принадлежат доли в самых разных предприятиях и которые скрываются за компаниями-однодневками. Поэтому крайнемаловероятно, что коррупцию в спорте можно отделить от коррупции где-либо еще вплоть до верхних этажей российского режима. Если рассыплется круговая порука в спорте, скорее всего, она потянет за собой и другие круги.

Так что же остается Путину? Трудно предсказать, что случится прямо сейчас; результатов любой встряски, вероятно, придется ждать долго, а детально проанализировать их трудно. Лучшим свидетельством разрыва кругов будет внезапный рост количества судебных процессов над высокопоставленными коррупционерами. Но очевидно одно: Путин не сможет восстановить олимпийскую славу России и в то же время сохранить коррупционную подоплеку режима.


Оригинал статьи: Кимберли Мартен,
«Что запрет на участие России в Олимпийских играх означает для Владимира Путина», The Washington Post, 20 июня

util