22 June 2016, 19:34

The Daily Beast: «Сколько российских солдат погибло в Сирии?»

Официально считается, что погибших всего одиннадцать, но очень вероятно, что на самом деле их гораздо больше, ведь российские власти умалчивают о наемниках, пишет Кэтрин Фитцпатрик в The Daily Beast


С тех пор как 30 сентября 2015 года Россия начала военно-воздушную кампанию в Сирии, министерство обороны подтвердило гибель одиннадцати российских солдат, но независимые журналисты и блогеры нашли установили факты гибели еще нескольких человек и обнаружили сообщения о нескольких десятках убитых, которых государство не признает.

В отличие от войны в Украине, где Кремль делает вид, будто в боях погибают только местные сепаратисты, хотя есть информация о сотнях погибших российских солдат, в Сирии государство официально признает потери и солдатам отдают посмертные почести как героям. Но Кремль осторожно описывает обстоятельства их гибели не как боевые, посколько официально российских наземных сил в Сирии нет.

По официальной версии, они героически отдали свои жизни, охраняя конвои с гуманитарной помощью, направляя удары ВВС Сирии или пытаясь установить диалог между разными фракциями оппозиции в рамках созданного Россией Центра по примирению враждующих сторон.

Вот список российских солдат, чья гибель в Сирии подтверждена властями. Один объявлен самоубийцей, девять погибли «при выполнении боевых заданий» и двое — в катастрофе вертолета.

1. Вадим Костенко, контрактник 960-го полка наземной поддержки ВВС. По официальному сообщению, совершил самоубийство на авиабазе Хмеймим 24 октября 2015 года. Утверждают, что он тяжело переживал разрыв с девушкой. Однако его семья, с которой он часто разговаривал, отвергает такое объяснение. Друг Костенко, имя которого не названо, рассказал блогеру Руслану Левиеву из Conflict Intelligence Team, что на базе в ночь перед гибелью Костенко видели дым и что тогда же погибли девять других солдат.

2. В ноябре 2015 года Федор Журавлев, который, по информации Conflict Intelligence Team, как минимум до лета 2014 года служил в спецназе ГРУ, погиб «при наведении высокоточного оружия стратегической авиации», как сообщил некий «высокопоставленный источник в министерстве обороны». 17 марта 2016 года президент Владимир Путин встретился с четырьмя вдовами погибших в Сирии, среди них была и Юлия Журавлева, вдова Федора.

3. 24 ноября Олег Пешков, пилот сбитого турецким истребителем бомабардировщика Су-24М, был убит, после того как катапультировался из самолета. В его теле нашли восемь пуль. Его вдова также была на встрече с Путиным в марте.


4. В тот же день морской пехотинец Александр Позынич погиб в ходе операции по спасению второго пилота сбитого Су-24М.

5. В феврале 2016 года военный советник Иван Черемисин был ранен во время атаки на сирийский тренировочный центр и вскоре умер. Свободная сирийская армия в те дни опубликовала видео, на котором в группу военных в западной провинции Латакия попадает ракета TOW американского производства. Очень вероятно, что Черемисин был в числе жертв этого удара.

6. 17 марта 2016 года лейтенант спецназа Александр Прохоренко был убит в окрестностях Пальмиры. Российские военные признали, что офицер погиб в ходе взятия Пальмиры, но первоначально не называли его имя. Курдские бойцы сказали, что вели переговоры с ИГИЛ о передаче его тела российским военным. Тело было доставлено в Россию 29 апреля 2016 года, ему отдал посмертные почести лично президент Путин. Сообщается, что боевики окружили Прохоренко, когда он наводил российские авиаудары около города Тадмор. Министерство обороны заявило, что он вызывал огонь на себя, чтобы защитить товарищей. Однако видео, опубликованное ИГИЛ, на котором можно увидеть тело Прохоренко, заставляет усомниться в том, что он погиб от ракетного удара.

7. В апреле Андрей Окладников погиб при падении вертолета. По сообщениям, это произошло на территории, контролируемой повстанцами, недалеко от Хомса. По официальным данным, вертолет не был сбит.

8. Виктор Панков погиб в той же катастрофе.

9. Антон Ерыгин был смертельно ранен, когда конвой российского Центра по примирению враждующих сторон попал под обстрел боевиков. Он был посмертно награжден.

10. 15 июня Андрей Тимошенков был ранен в Хомсе при охране гуманитарного конвоя Центра по примирению враждующих сторон и умер от ран. Сообщалось, что он остановил террориста-самоубийцу, пытавшегося въехать на заминированном автомобиле на территорию, где гражданскому населению раздавали гуманитарную помощь.

11. 16 июня был убит 35-летний артиллерист Михаил Широкопояс, уроженец поселка Серышево. Сообщения о его гибели появились в местной сирийской прессе, но позже были удалены. Однако затем сирийские СМИ написали, что российское министерство обороны подтвердило его гибель.

В дополнение к этому списку независимые СМИ и блогеры установили имена еще нескольких военных, погибших в Сирии.

Контрактник Внутренних войск МВД из Оренбургской области Михаил Тумаков умер «при неизвестных обстоятельствах». Начальник пресс-службы Внутренних войск Василий Панченков сказал, что Тумаков в 2002–2004 годах служил там поваром и интендантом, после чего уволился в запас, и никакой другой информации о его службе нет.

Но оренбургский новостной портал Orenday пишет, что Вадим Тумаков из Соль-Илецка погиб, участвуя «в освобождении Сирии о террористов ИГИЛ». Это второй уроженец региона, погибший в Сирии, — первым был Александр Прохоренко.

В марте петербургский сайт fontanka.ru опубликовал расследование о наемниках, участвующих в войнах, которые ведет Россия. По утверждению «Фонтанки», «потери России в Сирии исчисляются десятками погибших». Статья, написанная консультантом по безопасности, бывшим офицером полиции Денисом Коротковым, стала продолжением серии опубликованных «Фонтанкой» материалов о наемниках из «Славянского корпуса», частной военной компании, созданной в 2013 году. Многие бойцы из «Славянского корпуса» затем присоединились к другой частной военной компании, так называемой «ЧВК Вагнера», получившей название по военному позывному ее руководителя, воевавшего и в Украине, и в Сирии, — колоритной фигуры, приверженца идеологии Третьего Рейха.

В прошлом году «Фонтанка» сообщала, что многие наемники «Вагнера», воевавшие на востоке Украины, были переброшены в Сирию. Коротков нашел детальную информацию о трех из них, погибших в Сирии, но он считает, что их намного больше.

О гибели этих бойцов не сообщало российское министерство обороны, потому что они формально не служат в Вооруженных Силах, хотя Коротков установил, что некоторых из них наградили медалями. Указы президента Путина о посмертном награждении этих бойцов засекречены.

51-летний майор запаса Сергей Чупов, позывной «Чуб» или «Чупа», был у «Вагнера» заместителем командира по боевой подготовке. Его убили в пригороде Дамаска. О его гибели сообщали также Conflict Intelligence Team и РБК.

Чупов служил в Афганистане и на обеих чеченских войнах. Перед увольнением в запас его перевели в 46 бригаду Внутренних войск МВД. После этого он отправился воевать в Сирию, хотя вдова и официальные представители Кремля отрицают, что он там был.

Как считает Conflict Intelligence Team, он был в Сирии в качестве либо офицера спецназа, либо переговорщика. Возможно, он даже был возвращен в состав Вооруженных Сил. Коротков пишет, что Чупов присоединился к «Вагнеру» в мае 2014 года, переехал в Ростов, а затем в поселок Веселый, где у «Вагнера» была тренировочная база для подготовки российских бойцов к войне в Украине (позже база была переведена в Краснодарский край, на хутор Молькино).

На надгробном памятнике написано, что Чупов погиб 8 февраля 2016 года, но есть свидетельства, что на самом деле его убили в январе. Источник рассказал Короткову, что пожилой седой человек в кожаной куртке, офицер ФСБ в звании не ниже генерал-майора, приезжал в Молькино вручать медали, некоторые из них — посмертно. «Фонтанка» пишет, что поначалу они не поверили этому рассказу, но им удалось получить документы, подтверждающие посмертное награждение, подписанные самим Путиным.

38-летнего донского казака Максима Колганова из станицы Жигулевской убили 3 февраля 2016 года «при выполнении боевого задания», говорится на интернет-форуме казаков.

Колганов, насколько известно «Фонтанке», тоже был нанят «Вагнером», и служил стрелком БМП и оператором недалеко от Латакии. Его армейские друзья показали его фотографии, сделанные в Латакии.

Считается, что еще один наемник «Вагнера» с позывным «Шланг» (настоящее имя неизвестно) был убит в середине декабря 2015 года. Есть фотография, на которой он изображен среди боевиков в Донецкой области Украины. Он вместе с группой из семи других бойцов возвращался из разведки и подорвался на противопехотной мине.

Как сообщают источники Короткова, из 93 человек, отправившихся в Сирию, только треть вернулась живыми и здоровыми.

Но чьи-либо еще имена, кроме этих троих, источники не назвали и объяснили, что подтвердить их гибель (в основном в боях за Пальмиру в январе и феврале) документально очень трудно: даже однополчане не всегда знали настоящие имена друг друга. «Любопытство там не приветствуется», — сказал один из источников.

Корреспондент The Wall Street Journal Томас Гроув, взявший интервью у Короткова, отметил, что Коротков — единственный журналист, который написал о «Вагнере». Ни с кем из бойцов «Вагнера» Гроуву поговорить не удалось, но он обнаружил, что три других источника сообщали о гибели «восьми или девяти» наемников «Вагнера» в октябре 2015 года при минометном обстреле их базы в Западной Сирии.


Один источник — чиновник, «близкий к российскому министерству обороны», — рассказал, что у «Вагнера» в Сирии было около тысячи человек, танки Т-90 и гаубицы. Еще один источник — директор московского экспертного центра Иван Коновалов, консультирующий законодателей, работающих над проектом легализации военных наемников, которые сейчас юридически в «серой зоне». Коновалов и чиновник рассказали, что погибшие наемники сначала были членами «Славянского корпуса», действовавшего в Сирии и расформированного, а потом вернулись в Сирию с «Вагнером».

В мае 2015 года Путин издал указ, по которому объявляется уголовными преступлением разглашение информации о потерях российских военных за рубежом. Несмотря на попытки независимых юристов и журналистов оспорить указ, его поддержал Конституционный Суд.

Журналистам, блогерам и активистам, искавшим в соцсетях информацию о гибели российских солдат в Украине, угрожали, некоторых из них избили. Родственников погибших солдат предупредили, что они могут лишиться выплат и льгот, если будут говорить с журналистами. Этими методами удалось добиться того, что в прессе мало кто писал о жертвах войны.

В случае с погибшими в Сирии Кремль оказался более общительным, потому что присутствие российских ВВС в этой стране и авиаудары по позициям ИГИЛ признаны официально. Их гибель и посмертные воинские почести даже стали частью патриотической пропагандистской кампании Кремля в поддержку войны.

Но сомнительный мир наемников не может быть признан российскими военными, пока наемничество нелегально. И Россия, скорее всего, так это и оставит, стараясь по возможности правдоподобно отрицать их присутствие в Сирии.


Оригинал статьи: Кэтрин Фитцпатрик,
«Сколько российских солдат погибло в Сирии?», The Daily Beast, 22 июня

util