23 June 2016, 15:30

The Spectator: как критики России в западной прессе невольно играют на руку Кремлю

Когда западная пресса изображает россиян как врагов европейской цивилизации, она только помогает Кремлю внушать им, что они «в осаде», объясняет бывший московский корреспондент Newsweek Оуэн Мэтьюз в британском журнале The Spectator

Ох, эти русские... Когда они не избивают английских футбольных фанатов, они жульничают на Олимпийских играх. Они оккупируют чужие страны и сбивают гражданские авиалайнеры, а потом делают вид, будто это не они. Они помогают Асаду в сирийской гражданской войне. Из-за них даже дома в Лондоне дорожают. Очевидно, нет такой гнусности, в которой русские не были бы виноваты.

«Ладно, мы все это сделали, — не без застенчивости признается мой московский приятель-тележурналист. — Но все остальные тоже это делают! А наказывают только нас, потому что все нас ненавидят».

После оккупации Крыма в 2014 году русские стали официальными париями мира. Российских спортсменов вышвырнули с Олимпийских игр за допинг, ее футбольной команде угрожали изгнанием с чемпионата Европы за бесчинства болельщиков, были и признаки того, что обсуждалось лишение ее чемпионата мира 2018 года — за взяточничество. Ряду высших чиновников России запретили заграничные поездки, а их активы заморозили в рамках как минимум трех пакетов антироссийских санкций — за Крым, за поддержку мятежников в восточной Украине и за убийство юриста Сергея Магнитского в 2009 году. Российские компании не могут брать деньги взаймы на международных рынках.

Но есть две проблемы, связанные с демонизацией России и русских. Одна из них очевидна: не надо принимать часть за целое. Россия — великая цивилизация, которой сейчас правят циничные воры. Почти все, за что мир ненавидит Россию, — это работа коррумпированных бюрократов, озабоченных тем, чтобы сохранить свою власть и спрятать свои деньги. Вторжение в Крым и олимпийский допинговый скандал, в сущности, — одно и то же: российские чиновники решили, что они выше международного, да и российского права.

Вторая проблема: те, кто во всем этом виноват, пользуются «русофобией» как щитом, чтобы прикрыть свои преступления.

В отчете Всемирного антидопингового агентства говорится, что в России «глубоко укоренилась культура нечестной игры», а председатель думского комитета по международным делам Алексей Пушков заявляет, что это «месть России за независимую внешнюю политику». Друзья Путина припрятали миллиарды долларов в Панаме? Кремлевский пресс-секретарь Дмитрий Песков называет это организованной «информационной атакой» на Россию. Опубликован отчет команды нидерландских расследователей о том, что рейс MH17 Malaysian Airlines был сбит российской зенитной ракетой? По выражению кремлевского телеканала, это работа пламенных русофобов.

Лекарственный препарат мельдоний.

Увы, многие россияне, похоже, только рады, когда их вымазывают дегтем вместе с их правителями. Вот фундаментальное культурное различие между нами и россиянами: при общении с иностранцами они склонны идентифицировать себя со своим государством, своим президентом и соотечественниками, даже если у них есть частные сомнения.

Их взгляд на мир определяется словом «наши». Вы то и дело слышите это слово и по телевизору, и просто в разговорах: «наши разгромили Марсель», «наши бомбят ИГИЛ», «наших не пускают на Олимпиаду».

Коллективная идентичность — многовековая основа российской культуры; к примеру, в русском языке собор — буквально «собрание» — синоним церкви. А кремлевские пропагандисты ежедневно эксплуатируют идею, что на Россию ведут наступление. Сигнал такой: Россия должна объединиться, чтобы противостоять украинским фашистам и глобальной гегемонии Вашингтона, который стремится унизить ее с помощью своего информационного оружия и постоянной лжи. И вот практический результат этой ментальности «осажденной крепости»: производящие впечатление разумных, хорошо образованные, поездившие по миру россияне начинают всерьез объяснять иностранным знакомым, что «Крым наш», а их страну никто не понимает.

То, что западная пресса склонна объяснять любые неправедные дела русских темным заговором Владимира Путина, не помогает. «Панамский архив» отчасти зафиксировал крупное отмывание денег ближним кругом Путина, но еще больше там свидетельств краж у Путина или как минимум у российского государства.

На прошлой неделе The Observer опубликовал статью своего редактора отдела политики Дэниэла Боффи, где процитированы слова некоего неназванного источника в британском МИДе о том, что, как показал анализ соцсетей, многие российские футбольные хулиганы — сотрудники силовых органов, а это свидетельство возможной причастности Кремля к насилию. По словам источника Боффи, Путин использует этих громил в «гибридной войне» против Европы.

На мой взгляд, это совершенно неправильно. Эти громилы, которые называют себя «ультрас», конечно, могут быть военными и полицейскими, но они — серьезная угроза для Путина, а не его секретное оружие. Раньше они уже устраивали кровавые беспорядки в Москве, и в 2010 году омоновцы разбегались от них, как зайцы.

Столкновение сотрудников правоохранительных органов с участниками акции в память о болельщике «Спартака» Егоре Свиридове, 2010 год.

Но в эхо-камере контролируемых Кремлем СМИ Дэниэл Боффи за одну ночь превратился в самого знаменитого в России иностранного журналиста, а конспирологическая теория, изложенная его источником, преподнесена как официальная позиция «Запада».

«Запад говорит, что хулиганов послал Кремль», — прочирикала телепродюсер, приглашая меня на российское ток-шоу, где мне надо было бы отвечать на эту ерунду. Очевидно, она была уверена, что если я человек с Запада, то я естественным образом должен соглашаться со «своим народом».

Другим гостем ток-шоу должен был стать Игорь Лебедев, депутат Госдумы, поддержавший футбольных хулиганов. «Молодцы наши ребята. Так держать!» — написал он в твиттере, когда громили Марсель.

Российские СМИ постоянно ищут новые оскорбления национальной гордости — это отвлекает россиян от вопросов о том, почему инфляция достигла 15%, национальная валюта потеряла половину своей ценности, а объем экономики уменьшается на 4% в год.

Мы думаем, что они развращены и гордятся своей порочностью. Но это неправда — русские совершенно убеждены, что делают правильные вещи.

Сирия? Защита осажденных сирийских христиан от террористов ИГИЛ, поддерживаемых американскими союзниками. Крым? Спасение соотечественников от фашистской хунты, устроившей вооруженный путч в Киеве. Панама? Ложь, состряпанная США, чтобы дестабилизировать Россию. Околофутбольное насилие? Наши смелые парни, которых было впятеро меньше, чем английских громил, дали им отпор в своем секторе. Допинг на Олимпиаде? Это делают все страны, а наказывают одну Россию.

Каждый раз россияне уверены, что борются за справедливость. Где-то в глубине у них те же ценности, что и у нас. Дело лишь в том, что их сознательно и систематически обманывают лжецы и воры, которые ими правят. И изображая русских как порочных обманщиков, мы только помогаем Кремлю создавать искаженную картину мира.

Оригинал статьи: Оуэн Мэтьюз, «Глупые нападки на Россию только помогают Владимиру Путину», The Spectator, 23 июня

util