28 Июня 2016, 21:43

Адвокаты о ситуации с СИЗО «Лефортово»: «Нужно меньше сажать людей»

СИЗО «Лефортово».

Адвокат Вадим Прохоров, который собирается в среду 29 июня посетить в СИЗО «Лефортово» своего подзащитного Никиту Белых, может туда не попасть. Кировского губернатора арестовали в субботу, а жеребьевка адвокатов на пропуск в СИЗО проходит по пятницам. Если адвокат не вытянул жребий, в следующую неделю он в СИЗО, сокрее всего, не попадет


О катастрофической ситуации, сложившейся в СИЗО «Лефортово» с проходом адвокатов к своим подзащитным известно уже несколько месяцев, но ничего не меняется.




Зоя Светова, ОНК Москвы: «В СИЗО только 6 кабинетов для общения арестантов со следователями»

Около СИЗО «Лефортово» всегда стоит несколько машин. В одной из них и днем, и ночью дежурит неприметного вида молодой человек. Он держит список адвокатов на всю неделю. Когда я спрашиваю, как может адвокат попасть в список, молодой человек, который стрижет ногти на ногах, предлагает адвокату прийти в пятницу и тянуть жребий. В другой день, говорит он, пройти в «Лефортово» не удастся.

Это не новость: адвокаты, чьи подзащитные содержатся в СИЗО «Лефортово» жалуются, что неделями не могут попасть к своим подзащитным. В этой московской тюрьме, где содержатся арестованные по резонансным делам — губернаторы, мэры, обвиняемые в террористических преступлениям, шпионаже и госизмене, — попасть на свидание к клиентам всегда было проблематично: адвокаты занимали очереди с ночи, проводили около СИЗО целый день, прежде чем им удавалось пробиться к клиенту. Но вот уже несколько месяцев адвокаты бьют тревогу: попасть в изолятор для многих из них стало вообще невозможно.

Зоя Светова.

Оказалось, что список адвокатов «держат» защитники нескольких «крутых» арестантов. В частности, поговаривают о некоем московском бизнесмене Манаширове, чьим адвокатам удавалось проходить к своему подзащитному чуть ли не каждый день, тормозя при этом всю очередь. Это их помощники буквально живут около СИЗО в машинах и контролируют список. Кроме того, в «Лефортово» сейчас содержится несколько высокопоставленных арестантов из республики Коми («дело губернатора Коми и его команды»), и у каждого из них по несколько адвокатов.

В СИЗО только шесть кабинетов для общения арестантов со следователями и адвокатами, некоторые защитники приходят к своим клиентам на целый день, в других кабинетах проходят следственные действия со следователями из СК РФ. Таким образом, посетить арестованных удается всего лишь пяти-шести адвокатам в день.

В «Лефортово» сегодня содержится около 200 человек, и как минимум половина этих людей имеет адвокатов по соглашению, которые навещают своих подзащитных не только во время следственных действий.

Месяц назад адвокаты встретились с врио начальника СИЗО Алексеем Ромашиным. Ромашин, насколько я знаю, ничего утешительного защитникам пообещать не смог: лишних кабинетов для адвокатов в СИЗО нет. Чтобы их оборудовать, вроде бы нужно провести ремонт. Что значит «провести ремонт» в СИЗО «Лефортово», мы знаем: уже семь лет арестантам обещают провести в СИЗО горячую воду.

О том, что в «Лефортово» катастрофически не хватает кабинетов для встречи обвиняемых с адвокатами, известно давно. Когда спрашиваешь, почему, сотрудники СИЗО заговорщически кивают на внушительную дверь в административном корпусе, которая ведет в Следственное управление ФСБ по России. Надо понимать, что если бы эфэсбэшники освободили помещения, которые они в свое время оттяпали от тюрьмы (когда она перестала быть тюрьмой ФСБ и ушла в Минюст), то и кабинеты для адвокатов сразу бы появились.



В пятницу, 28 июня, адвокат Сергей Бадамшин выложил в фейсбуке видео, на котором видно, как перед СИЗО «Лефортово» адвокаты тянут жребий, чтобы распределить очередь для свиданий с подзащитными на следующую неделю. За кадром осталось ожидание привода подзащитных, которое может занять от сорока минут до нескольких часов.


Сергей Бадамшин, адвокат: «Нужно меньше сажать людей в тюрьмы»

Сергей Бадамшин.

Это не вопрос переполненность тюрем, это вопрос организации процесса. Нужно увеличить количество «следственных кабинетов» для встречи с адвокатами, количество персонала — вводящих и выводящих, чтобы ускорить процесс. И нужно меньше сажать людей в тюрьмы: есть домашний арест, подписка о невыезде. Я, например, сторонник системы залога. У нас же сегодня самая распространенная мера пресечения — заключение под стражу. Просто и удобно — никуда человек не денется, адвокат постоит в очереди, все нормально. Но я считаю, что если избрать мерой пресечения залог, причем достаточно существенный, никто никуда бегать все равно не будет. Согласно моему личному опыту, из тех людей, которым избирали мерой пресечения залог, ни один никуда не скрылся.



Елена Левина, адвокат: «Мы сами решили, что каждую пятницу будет жеребьевка на каждый день следующей недели»

Елена Левина.

Не могу точно сказать, как давно существует эта проблема, — я в «Лефортово» хожу с апреля. Говорят, раньше было чуть легче. В «Лефортово» шесть рабочих кабинетов, и адвокаты и следователи ходят в одни и те же кабинеты преимущественно. Следователей пускают обычно без очереди — таким образом, чем больше следователей идет в один день, тем меньше шансов у адвоката пройти. Это первая проблема.

Вторая — в «Лефортово» большая проблема с выводом содержащихся в СИЗО. Подзащитного кто-то должен вывести из камеры, довести до кабинета, обыскать и так далее. И по дороге никто не должен его встретить. Поэтому процесс очень длительный. Бывает, что по несколько часов приходится ждать.

Ситуация с жеребьевкой — это мы сами пока решили, что каждую пятницу будет жеребьевка на каждый день следующей недели. Мы примерно прикинули, что в день может пройти шесть адвокатов. Как поступать тем, кто опоздал на жеребьевку? За пределами номеров 1-6 все записываются в список с седьмого номера или подают требования в порядке живой очереди, если в списке за пределами первой шестерки никого нет. После жеребьевки мы полагаемся на удачу и на отсутствие следователей.

Насколько я слышала, адвокатов самих обвиняют в сложившейся ситуации: что они затягивают следственные действия. Чтобы решить проблему, нужно либо меньше сажать людей в СИЗО, либо им лучше работать, либо оборудовать дополнительные кабинеты.

util