30 Июня 2016, 15:45

The Wall Street Journal: как Brexit облегчает Путину задачу разделять и властвовать

В штаб-квартире ЕС в Брюсселе перед прибытием Дэвида Кэмерона, 28 июня 2016 года.

Москва может извлечь выгоду из раскола в британском обществе, который продемонстрировало голосование по Brexit. Об этом пишет в The Wall Street Journal политолог из Chatham House Кир Джайлз

Среди множества разнообразных оценок последствий прошедшего на прошлой неделе референдума о выходе Великобритании из Евросоюза часто можно встретить точку зрения, согласно которой без Британии континент станет слабее и у него будет меньше возможностей сдерживать агрессивную Россию. Самые мрачные из этих предсказаний основываются на предположении, что вместе с членством в ЕС прекратится и любое сотрудничество с ним в области безопасности, что маловероятно даже при самом скандальном разводе.

Но референдум обнажил другую уязвимость — очень реальную, глубоко внутри Соединенного Королевства, и Владимир Путин будет рад ей воспользоваться.

Без прямого участия Британии институты безопасности Евросоюза если и станут менее эффективными, то не намного. Брюссель лишится весомого голоса в поддержку санкций против России, введенных из-за ее агрессии в Украине. В лагере противников тщеславного проекта параллельных вооруженных сил, дублирующих НАТО, станет одним голосом меньше.

Но Brexit позволит Великобритании самой действовать более решительно. Пока она была членом ЕС, она не могла в одностороннем порядке вводить более жесткие санкции против Москвы вместе с США и Канадой. А если ей понадобятся союзники не в рамках НАТО, всегда можно будет создать коалицию вроде «альянса общих интересов» северных и балтийских стран, которые объединил исходящий от России вызов.

Что касается НАТО, прямых неблагоприятных последствий для альянса не возникнет. Саммиту в Варшаве на следующей неделе угрожает разве что то, что Brexit перетянет на себя внимание и отвлечет участников от самой важной темы — России. Но, как считает бывший командующий объединенными силами НАТО в Европе адмирал Джим Ставридис, благоприятным последствием будет то, что Британия в долгосрочной перспективе будет уделять больше внимания альянсу, не отвлекаясь на Евросоюз.

Внутри страны неожиданным положительным результатом референдума стал эффектный взрыв внутри Лейбористской партии. Лидер оппозиции Джереми Корбин и бывший теневой министр обороны Эмили Торнберри не выражают симпатий к Путину открыто, но их политика повышения социальных расходов за счет оборонных определенно пришлась бы по вкусу президенту России. Уход Корбина с позиции партийного лидера сделает Соединенное Королевство более безопасным местом.

Участник акции против выхода Великобритании из ЕС.

Но более коварная угроза в связи с выходом из ЕС исходит изнутри страны. Глубокие внутренние разломы, которые продемонстрировало голосование, — между богатыми и бедными, образованными и малообразованными, Англией и Шотландией, городом и сельской местностью — не новы. Но их сделала еще более очевидными необычная возможность поистине демократического голосования, при котором все голоса имеют одинаковый вес.

И открывшаяся перспектива нового референдума о независимости Шотландии поднимает те же самые вопросы обороны и безопасности, что и в 2014 году, — от распределения оборонных расходов, сокращение которых после выхода из ЕС предсказывают многие, до местоположения базы британских атомных подводных лодок. Можно надеяться, что при решении всех этих проблем победит здравый смысл, но в этом никто не может быть уверен.

Комментарии и статьи лондонских политиков и прессы после референдума только подчеркнули дальнейший раскол между ними и остальной Англией. Их непонимание, «как это могло случиться», показывает, насколько широка трещина внутри английского общества.

В основном комментарии в изданиях и соцсетях наполнены презрением по отношению к тем, кто не приветствует Евросоюз как инструмент глобализации, миграции и трансформации. Они не понимают, что для многих англичан ЕС — это внешняя сила, которая делает жизнь хуже, а не лучше. И из-за этого жители глубинки еще сильнее ощущают, до какой степени их игнорирует и маргинализирует все более далекая от них городская элита.

Когда Путин называет глубинной причиной голосования за выход «самоуверенность» британских лидеров, он лучше, чем британская элита, понимает настроения многих сельских избирателей.

Это — пугающая перспектива для тех, кто до сих пор рассматривал российское влияние только с точки зрения укрепляющихся связей с недовольными избирателями на крайне правом и крайне левом фланге.

Использование раскола в обществах, выбранных в качестве цели, для их подрыва — ключевая часть того, что на Западе называют российской «гибридной войной». Москва снова бросает вызов, возобновляя военные действия в Украине и Сирии, прямым и непрямым образом угрожая своим европейским соседям. Но методы разрушения и дестабилизации противников изнутри — либо перед более открытыми агрессивными действиями, либо вместо них — восходят еще к советским временам, сейчас их только модернизировали и приспособили к эпохе интернета и соцсетей.

Россия снова и снова показывает, что предпочитает иметь дело с отдельными странами, а не с блоками. После выхода из ЕС Британия, возможно, будет тверже защищать свои интересы, чем союз, который она покинет.

Но любая дальнейшая фрагментация Соединенного Королевства, политическая или социальная, только облегчит Путину его задачу «разделять и властвовать».

Пока продолжаются споры и взаимные обвинения после референдума, угроза целостности Соединенного Королевства дает Москве не меньшие возможности, чем перспектива выхода Британии из Евросоюза.

Оригинал статьи: Кир Джайлз, «Голосование британцев за выход из Евросоюза открывает возможности для Путина», The Wall Street Journal, 29 июня

util