2 July 2016, 14:00

The Wall Street Journal: России не нужно, чтобы ее граждане вернулись из Сирии

Ситуация в Дагестане стала спокойнее, когда многие сторонники радикального ислама уехали воевать в Сирию, но теперь джихадисты терпят поражение на Ближнем Востоке и боевики начинают возвращаться. Об этом пишет корреспондент The Wall Street Journal Алан Каллисон


В Дагестане, неспокойном российском регионе, десятилетиями назревал исламистский бунт — такой, что было время, когда местные полицейские боялись надевать форму.

Но восстание как-то заглохло — отчасти из-за отъезда многих молодых мужчин в Сирию, где они участвуют в войне на стороне джихадистов, отчасти из-за жестких полицейских мер, которые правозащитники называют убийственными. Раньше местные жители не решались появляться на парадах, концертах под открытым небом и подобных мероприятиях, опасаясь терактов, теперь же на них, если позволяет погода, собираются толпы.

Чиновники придумали стратегию сохранения мира: сделать так, чтобы уехавшие в Сирию не возвращались, а за теми, кто все же вернется, пристально следить. «Без них жизнь возвращается к нормальному течению», — говорит замначальника управления общественной безопасности администрации Махачкалы Мухтар Эфендиев, который занимается слежкой за радикально настроенной молодежью в дагестанской столице.

Сейчас, когда «Исламское государство» теряет почву на Ближнем Востоке, сдает города и пытается отражать атаки в Сирии и Ираке, возможность возвращения местных бойцов тревожит российское государство.

Москве необходимо поддерживать мир в Дагестане, чтобы гарантировать контроль над всем Северным Кавказом, беспокойным регионом на юге России, населенным преимущественно мусульманами. После того как Кремль в прошлом десятилетии подавил восстание в Чечне, самые кровавые беспорядки, с которыми он столкнулся, были в Дагестане, крупнейшей из республик региона, где в горах много вооруженных группировок.

Недавно Кремль объявил, что важнейшая битва против боевиков, говорящих по-русски, происходит нем в России, а в Сирии, куда поехали воевать как минимум пять тысяч исламистов из стран бывшего Советского Союза.

________________________________

Бои затихают

Количество убитых повстанцев и силовиков в Дагестане в последние годы уменьшилось.

________________________________

Годами конфликт в Сирии был магнитом для молодежи из других стран. Многие боевики, по словам российской полиции, попадали в Сирию через Турцию при помощи стамбульских вербовщиков, действовавших под прикрытием организаций исламской помощи. Когда Турция включилась в борьбу против «Исламского государства», этот канал превратился в фактор растущего риска для ее безопасности. В четверг турецкие власти установили, что один (позже стало известно, что, вероятно, двое. — Открытая Россия) из трех смертников, убивших 44 человека в стамбульском аэропорту, был дагестанцем.

Из-за участия иностранцев действия «Исламского государства» стали еще более жестокими. Но конфликты в странах бывшего СССР затихали, считает профессор МГУ Иван Сафранчук, сотрудничающий с Центром стратегических и международных исследований в Вашингтоне. «Когда появляется большой фронт, он привлекает людей со всего мира, а ресурсы в локальных конфликтах истощаются, — говорит Сафранчук. — Но когда фронт исчезает и нет никакого нового крупного фронта, это может оказаться самым опасным из всех периодов».

Как отметил в апреле Пентагон, Сирия теряет привлекательность для джихадистов. Количество иностранных боевиков, прибывающих в Ирак и Сирию, чтобы присоединиться к «Исламскому государству», упало примерно до 200 в месяц, а еще год назад каждый месяц их было около 2000.

Тем не менее ряды джихадистов в других странах растут. По недавней оценке американской разведки, в Ливии сейчас от четырех до шести тысяч боевиков «Исламского государства», — примерно вдвое больше, чем год-полтора назад, как сообщил бывший глава Африканского командования ВС США генерал Дэвид Родригес.

Дагестанские чиновники утверждают, что за последние четыре года около тысячи местных жителей отправились в Сирию, чтобы присоединиться к «Исламскому государству» или связанному с «Аль-Каидой» «Фронту ан-Нусра».

«В течение нескольких лет у властей была примерно такая позиция: если хотите в Сирию, то мы вас не держим», — считает исследователь истории исламизма из Дагестанского научного центра РАН Шамиль Шихалиев. Москва не признает, что смотрела на эту миграцию сквозь пальцы. В 2013 году в России приняли закон, запрещающий жителям страны воевать на стороне «Исламского государства». Шихалиев рассказывает, что миграция была благом для полиции, которая приняла на себя главный удар исламистского бунта и в 2009 году практически утратила контроль над Махачкалой, когда снайперы начали отстреливать полицейских. Несколько дней полицейские сидели по домам или носили гражданскую одежду.


В 2011 году при взрывах и в перестрелках погибли 413 человек, и больше половины из них — полицейские. Власти перешли к жестоким мерам, опасаясь, что продолжающийся бунт сорвет Зимние Олимпийские игры 2014 года в Сочи. Федеральные войска охотились за мятежниками, отслеживали их мобильные телефоны, преследовали членов семей и сочувствующих. Вскоре лидеры восстания были убиты.

Тем временем «Исламское государство» заманивало молодых мужчин в Сирию, обещая им деньги и жен. Некоторые дагестанцы доросли там до командных постов. В агитационном видео «Исламского государства» боевик обезглавливает трех человек — это бывший дагестанский полицейский Абу Банат, перешедший на сторону джихадистов.

Сейчас Сирия, возможно, так же опасна для джихадистов, как и Дагестан. Шихалиев разговаривал с отцом одного из вернувшихся, и тот рассказал: «Каждые сорок минут была новая бомбежка». Как сообщил представитель ФСБ, российские пограничники задерживают тех, кто возвращается, а некоторых арестовывают уже в их родных городах. Все знают, что им с большой вероятностью грозит тюрьма, но «все равно возвращаются, потому что сильно испуганы», говорит представитель ФСБ.

Около 70 дагестанцев задержаны, 30 из них под домашним арестом. «Другие, возможно, никогда не вернутся, — считает он. — Трудно предугадать, что здесь случится».


Оригинал статьи: Алан Каллисон,
«Российская стратегия: не дать своим гражданам вернуться из Сирии», The Wall Street Journal, 1 июля

util