4 Июля 2016, 22:18

Леонид Невзлин: «Я боюсь, что быстро они Алексея постараются не привезти»

Следственный комитет проводил обыски не только у брата Алексея Пичугина, но и у его матери. И Андрея, и Аллу Пичугиных вызывали после обысков на допросы. Об этом Открытой России сообщил один из бывших руководителей ЮКОСа Леонид Невзлин. Невзлин считает это продолжением давления на Алексея Пичугина и объясняет, почему у Следственного комитета ничего не получится

— Я за судьбой Алексея слежу много лет, я помню все случаи, когда его пытались шантажировать и пугать, требуя нужных следствию показаний. Сначала им был нужен я, сейчас им нужен не только я и не столько я, сколько Михаил Ходорковский.

Недавно у Алексея в колонии опять были оперативники, которые снова говорили ему, что если он не начнет давать показания на других, то к нему применят более жесткие меры, перевезут куда-то по этапу и так далее.

У брата и у матери Алексея были обыски. И брата, и мать вызывали — отдельно друг от друга — в Следственный комитет (обыски были проведены в мае. — Открытая Россия).

Брат Алексея Андрей Пичугин уехал из России вскоре после того, как его допросили в Следственном комитете: он понял, к чему это все идет...

Они же (следователи. — Открытая Россия) люди настолько «высокопрофессиональные», что не знали, что Андрей Пичугин работал у нас в охране. Во время обыска они увидели грамоты за подписью начальника cлужбы безопасности ЮКОСа Михаила Шестопалова, которые получал Андрей. И они поняли, что Андрей, как и Алексей, работал в ЮКОСе. Но он у них как-то выпал за рамки всех этих расследований, и когда они увидели его грамоты, то очень возбудились, поняли цепочку, которую могут построить. Это говорит о том, что у следствия опять не было ничего, им нужно было что-то придумывать.

Уже когда Андрей уехал, к нему по домашнему адресу опять приходили оперативники ФСБ, интересовались у соседей, где он и что с ним.

Надо отметить, что с точки зрения корректности, соблюдения каких-то правил при проведении обыска они были предельно законопослушны, вели себя учтиво, чего раньше не бывало.


— У матери Алексея и у Андрея есть адвокаты?

— Наши с Алексеем адвокаты — Ксения Костромина и Дмитрий Харитонов — прекрасно знают наше «дело», и думаю, что Алла Николаевна и Андрей Пичугины найдут у них достойную адвокатскую поддержку. Еще у Алексея в Оренбургской области есть адвокат, который все время ходил к нему в колонию.

— Это как раз он обнаружил, что Алексея Пичугина нет в колонии...

— Я боюсь, что, если они повезли Алексея по этапу в Москву, быстро они его постараются не привезти. А как известно, все плохие дела делаются обычно на пересылке, в дороге.

— Вы думаете, они могут его не довезти?

— Нет, так я не думаю. Не думаю, что они получили такое указание от руководства — зачем это нужно? Такие проблемы руководству не нужны. Но то, что они могут к Алексею применять различные меры воздействия, — это факт.

— На ваш взгляд, как Алексею Пичугину за 13 лет тяжелейшего заключения и огромного давления удалось не сломаться?

— Знаете, я, конечно, в частной жизни наблюдал у людей религиозность, но это все-таки часто была фейковая религиозность. А у Алексея абсолютно не фейковая, глубокая и настоящая религиозность. Он старается жить по заповедям. Это, казалось бы, странно и удивительно, потому что многие думают, что заповеди созданы, чтобы их нарушать. Но Алексей живет так, чтобы Бога не гневить. Я думаю, в этом его сила. Все вокруг Христа.

Алексей знает, что делать — правильно, знает, что делать — неправильно. Он редкий и сильный человек. И страдает уже 13 лет.

— Есть информация, что по «делу Петухова» с прошлого лета допрошено уже несколько сотен человек. Это правда?

— Правда. Мне говорили, что с июля по сентябрь было около 200 допросов. И дальше они продолжали на допросы вызывать.

— Как вы думаете, с чем связана такая активизация Следственного комитета?

— Я, в отличие от вас, не живу внутри российской политики и внутри российского медийного пространства, и мне сложно понять всю эту нынешнюю систему ценностей. Может быть, им действительно нужно начать какой-то суд над Ходорковским, но я не понимаю, кому это поможет и чем. Я даже не понимаю, почему сначала Путин отпустил Ходорковского, и почему потом пожалел об этом. Это для меня совершенно непонятно.

Но наша задача сейчас, конечно, — как можно скорее отыскать Алексея Пичугина, сделать так, чтобы он не оставался без адвокатского надзора.

util