11 Июля 2016, 15:03

«Придумал, что Костя иконам глаза выкалывал». «Православный активист» сдал сына в психбольницу

Юрий Задоя (слева).

Юрий Задоя, который регулярно жалуется в прокуратуру с призывами запретить разные культурные события и посадить тех или иных людей, отправил собственного сына в психиатрическую больницу. Юношу оставили на принудительное лечение



Новосибирский «православный активист» Юрий Задоя, прославившийся своими доносами, водворил в психиатрическую больницу своего собственного сына. Об этом Открытой России сообщила Мария Кардаш — девушка 20-летнего Константина Задои, сына Юрия. В новосибирской больнице № 4 прошло закрытое судебное заседание по иску Юрия Задои, который потребовал применить к его сыну принудительное лечение. Выездная комиссия согласилась с его доводами и постановила оставить юношу в больнице.


«Это его дела, дела божьи»

Сразу после окончания выездного судебного заседания мы пообщались Татьяной, с матерью Кости, которая давно в разводе с Юрием Задоей и специально приехала поддержать сына из Новокузнецка:

— Сейчас вышли из суда выездного: Костю закрыли на принудительное лечение на основании комиссии из трех врачей, которые непонятно когда, при каких обстоятельствах его осмотрели, не проведя ни единого обсследования, анализа или тестирования. Он появился там (в суде. — Открытая Россия), и они на основании диагноза — «острое полиморфное психическое расстройство без признаков шизофрении», на основании визуального какого-то осмотра его оставили на принудительное лечение, будут колоть аминазин. Все это дело рук его отца, это его дела, дела божьи. Теперь Костя остался в психушке на жестких условиях, это наблюдательная комната, его не будут выпускать. Я к нему буду приходить, как и сейчас, по два раза в день. Мы приговор, конечно, будем обжаловать, но на все нужно время.


«Конфликт у Кости был только с отцом»

По словам Марии Кардаш, отец пытается добиться признания сына невменяемым из-за конфликта, который вызван клерикальными и другими консервативными взглядами Юрия. Она наблюдала за семейным конфликтом и рассказала нам, как получилось, что местом действия стала психбольница:

— У них вообще давно идет вот эта вражда, потому что разные взгляды. Но Костя его не трогает, а отец... Они два года живут вместе; до этого мы с Костей жили в другом городе, а потом приехали учиться в Новосибирск. Все эти два года отец его постоянно третирует: допустим, когда пост идет, он его заставляет только «правильное» есть или отправляет его на все эти религиозные мероприятия. Каждую субботу практически говорил: вот иди (в церковь — Открытая Россия), иди. В общем, он на него очень сильно давит.

Недавно Костя разбил стекло, потому что произошел конфликт. Он (Юрий Задоя. — Открытая Россия) его просто довел. У Кости и так было перенапряжение: он только сессию сдал, и у них практика началась в университете. Скандал стал для него последней каплей. Но он ведь просто разбил стекло. Отец вызвал тогда полицию, психиатра. С Костей разговаривали, и психиатр тогда сказала: «Мы не можем его забрать, он абсолютно адекватный».

А через несколько дней, 6 июля днем отец пришел с санитарами. Они просто сказали Косте: «Собирайся», связали руки и все. Причем Костя же не буянил, он спокойно сказал: «Не трогайте меня, я сам оденусь». А они все равно руки ему связали. Привезли его; сутки лежал привязанный, а отец все это время нам не говорил, где находится Костя. Сначала сказал, что гулять ушел, — но он же не мог уйти гулять, он хромает (ногу поранил очень сильно). Потом Юрий нам сказал, что Костя в частной клинике, что с ним работают психологи, — но мы уже не поверили. Мама Кости приехала из Новокузнецка: они в разводе. Она кому-то позвонила, — я не знаю, может, с отцом поговорила, — но он тогда сразу сказал, где Костя. И мы поехали.

Константин Задоя и Мария Кардаш в психбольнице Новосибирска. Фото предоставлено Марией Кардаш

Они забрали его только на основании заявления, которое отец написал: якобы Костя угрожал ему убийством. Но ведь не было такого, и свидетелей нет, и доказательств нет никаких, кроме слов. Говорит, Костя бросался в него чем-то, но он может что угодно придумать. И уже придумал — что Костя иконам его глаза выкалывал, хотя ему (Косте. — Открытая Россия) это абсолютно не надо. У него просто другие взгляды на все это, он держит их при себе. Не знаю, может, чтобы Костю забрали, он связи какие-то использовал? Он же у нас тут видная личность.

Костя абсолютно адекватный. Никаких оснований, кроме показаний отца, нет, чтобы его тут держать. Вот сейчас идет суд закрытый. Не пустили ни журналистов, ни меня. Только родственников. Пришел отец, мама, сестра и двоюродный брат — он на стороне отца; они с Костей даже не общались никогда, но вот он почему-то пришел, не знаю, зачем.

Конфликт у Кости был только с отцом. С мамой, с сестрой, со мной, в университете — у него со всеми нормальные отношения. И учится он хорошо, сессию закрыл в Новосибирском государственном медицинском, второй курс закончил.

Он не подписывает никаких бумаг здесь, в психушке. Заведующая сказала, что это подозрительно. Что если не подписывает, значит, буйный. Но он здесь не кричал, не ругался: понимает, что сразу это против него будут использовать. Вот и назначили суд, чтобы признать его невменяемым.

Юрий Алексеевич — очень странный. Мама Кости считает, что он ей теперь таким образом мстит за то, что она когда-то от него ушла. Но он давно таким стал. Костя рассказывал мне про него — я понимала, что это человек с каким-то своим пониманием происходящего вообще. Но когда он сам со мной поговорил однажды, я подумала, что он очень сильно притворяется таким «правильным».

Если Костю признают невменяемым, мы будем дальше звонить в разные издания, просить предать огласке нашу историю. Нашли уже нескольких адвокатов в Москве, будем все, что можем, делать. Юрий Алексеевич же тут у нас (в Новосибирске. — Открытая Россия) баллотируется в депутаты, и мы его предупредили, что если он не прекратит все это давление, то мы будем придавать это огласке. Когда мы ему это сказали, он говорил, что мы Костю опозорим и ему всю жизнь испортим, кричал. Но я понимаю, что он просто пытается манипулировать и напугать. Он сам испугался, это точно. Ведь Костя адекватный, это рано или поздно признают, а мы теперь хотим, чтобы Юрия Алексеевича убрали с постов, которые он занимают, чтобы знали, какой он человек. Посадил чужого парня (имеется в виду 21-летний житель Бердска Максим Кормелицкий, которого суд отправил на срок больше года в колонию за запись «Вконтакте» по доносу Юрия Задои, которого эта запись «оскорбила». — Открытая Россия), теперь пытается посадить своего. Это вообще как?


На защите семейных ценностей

В аккаунте Юрия Задои в «Вконтакте» указано, что он занимает место председателя совета Новосибирского отделения общероссийского общественного движения «Народный собор», выставлял свою кандидатуру в депутаты Госдумы РФ и состоит членом «Координационного совета в защиту нравственности, культуры и традиционных семейных ценностей» Новосибирска.


Перманентно оскорбленный

Юрий Задоя известен как борец с разнообразными проявлениями искусства. Он жаловался в прокуратуру на огромное количество различных событий, оскорбляющих его «чувства верующего». Он подавал иск против Pussy Riot, жаловался на режиссера оперы «Тангейзер» Тимофея Кулябина, добился закрытия соревнования по заплыву на резиновых женщинах. Задоя обращался лично к генпрокурору России Юрию Чайке с требованием проверить деятельность группы «Ленинград» и особенно ее песню и клип «В Питере — пить», жаловался Чайке также на полицейских, «бездействоваших» на концерте этой группы. Задоя неоднократно возмущался проведением в Новосибирске ежегодной «Монстрации» и писал в прокуратуру заявления в отношении ее организатора, новосибирского художника Артема Лоскутова. Как рассказал Открытой России сам Лоскутов, Задоя жалуется на него в прокуратуру на протяжении последних трех лет. Последний такой случай был в октябре 2015 года, когда Задоя заявил в прокуратуру о своих оскорбленных «чувствах верующего» из-за твита Лосуктова от 2013 года, где один из новосибирских памятников иронично сравнивался с фаллосом.

В такой же форме Задоя выражал недовольство концертами Мэрлина Мэнсона и группы Behemoth.

Последним громким событием, к которому приложил руку Юрия Задоя, стало возбуждение уголовного дела против Максима Кормелицкого, в результате чего суд приговорил молодого человека к году и трем месяцам колонии за репост картинки с иронической нецензурной надписью.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

«Нас достал ’’православный активист’’ Юрий Задоя!» Открытое письмо новосибирцев

Оскорбление и наказание. Пользователь «Вконтакте» получил больше года колонии

util