12 Июля 2016, 11:05

Одна сторона медали. Или не медали. Или не сторона. О кусочках правды и полуправды

Антон Орех проследил за двумя воскресными выпусками «Первого канала» две недели подряд и обнаружил в пропагандистских приемах элементы сериальности



На минувшей неделе я решил поставить небольшой эксперимент. Обычно итоговое еженедельное промывание серого вещества мутными водами пропаганды я отслеживаю поочередно на разных каналах. Но теперь решил поглядеть дважды подряд один и тот же «Первый канал». Может быть, какие-то сюжеты получат продолжение, может, сериальность какая-никакая обнаружится, тенденция выявится?

Тенденцию и сериальность я обнаружил только в одном, но очень любопытном месте. На той неделе, как вы помните, нам разрешили дружить с турками и проводить на «береге турецком» законный отпуск. О чем «Первый канал» и сообщил, развивая тему обратного налаживания отношений. Но за эти дни патриотизм граждан проявил себя в полном блеске. Поисковые запросы на туры в Турцию побили все рекорд, а интерес к родным галечным и песчаным пляжам — и без того не шибко большой — затух как-то совсем обидно.

Впрочем, можно — не значит нужно.

Если в Турцию снова разрешили ездить, то не обязательно, дорогие вы наши, кидаться туда прямо-таки сломя голову.

Так что самый красочный репортаж «Воскресного времени» был посвящен родным просторам под бессмертный хит Юрия Антонова про «море, море» и «пенный шелест».

Подготовились коллеги с «Первого» серьезно. Один человек выдвинулся в Сочи. Параллельно другая девушка направилась в Крым. Корреспонденты тестировали воздушный путь, путь автомобильный, путь на пароме через Керченский пролив. Останавливались в дешевых комнатах и пятизвездных отелях, отведывали шашлыки и иные продукты, на экране периодически возникали ценники на то и на это по категориям и в зависимости от мест на карте. Творческая бригада как могла убеждала нас в том, что лучшего места для отдыха, чем отечественные юга, нам просто не найти.

Иногда, правда, прорывались некие внутренние неполадки. Вот сидит автор за рулем автомобиля и говорит, что едет уже 3,5 часа по пробкам и ехать еще неизвестно сколько. Мне, например, пробки осточертели и в родной Москве — нафига они мне в отпуске? За 3,5 часа можно долететь почти до любого места в Европе, кроме Пиренеев: чего ради выхлопные газы нюхать?

Или вот ест девушка шашлык и говорит, что порция с соком и салатом потянула на 700 рублей, — но это у берега, а если отойти вглубь, то будет наверняка дешевле. Однако вглубь она не отошла и насколько там дешевле, не доложила. Сколько в итоге времени провел на черепашьей скорости на серпантине ее товарищ, мы тоже не выяснили.

Конечно, в кадре много добрых, довольных лиц. Кто-то говорит, что у нас лучше, чем в Турции, кому-то здесь нравится больше, чем в Германии, кому-то нравится вообще все безо всяких сравнений. Пляжи в кадре исключительно чистые, водные мотоциклы снуют туда-сюда, паромы в Крым быстроходны, очередей нет, солнце яркое, море голубое. Но почему-то именно в эти дни мы узнаем, что даже сами жители Крыма ломанулись в Турцию, а одно из местных агентств сообщило о начале продаж туров с восклицания «Свершилось!».

К слову, про Крым в сюжете было куда меньше подробностей, чем про Сочи, — уж не знаю, почему. Может, потому, что после Олимпиады в Сочи все-таки хватает лубочных картинок, пригодных для телеэкрана, а в Крыму не так чтобы очень. Про Калининград же, где тоже есть море и песок, — да еще и янтари, — сказали всего одной фразой: мол, хорошо, но вода +19. Была бы это биржа, акции Калининграда в тот же миг рухнули бы до «мусорных» значений.

В остальном — программа как программа. Но чем «Первый канал» все-таки отличается от своих идеологических братьев по разуму — это какой-никакой аккуратностью подхода к некоторым темам.

Не обязательно же врать напропалую. Везде можно найти или кусочек правды, или полуправду.

Запад есть за что критиковать и даже ругать, и делать это можно, ничего особо даже и не сочиняя. Просто показывай ту часть медали, которая тебе выгодна.

Вторжение коалиции в Ирак и участие в этом Британии были действительно постыдной затеей. И после уничтожения Саддама все пошло еще хуже, чем прежде. И британское парламентское расследование было суровым. Бери и цитируй абзацами! Клейми теперь Тони Блэра, вспоминай Ливию, Сирию, Сербию и далее по списку. И заламывай руки, что, мол, не предстанет Блэр перед судом и не понесет ответа. Поучительная история, чего скрывать. Но слушать эту историю как-то неловко именно в нашей стране, где парламент никогда и никаких расследований проводить не будет. Каким было наше участие в сирийском конфликте, почему мы воевали с Грузией, как оказались зеленые человечки в Крыму прямиком из Военторга и как в этом же «магазине» экипировались «добровольцы» для войны в Донбассе? И предстанет ли у нас кто-нибудь и когда-нибудь перед судом?

На эти вопросы телевизор не ответит, — потому что он просто не станет их задавать.

Зато спросит про трагедию в Далласе, где убили полицейских. Инцидентов со стрельбой за время правления Обамы — уже два десятка, побиты все печальные рекорды. А полицейские действительно часто и немотивированно обижают чернокожих, что и послужило поводом для протестов в Далласе. Тут и сочинять ничего не нужно — просто рассказывай. Но рассказывай только это, не вспоминая, что нашей полиции у американской, скажем так, есть чему и поучиться. Что расизм расизмом, но президентом Штатов дважды подряд выбрали все-таки черного парня.

А начали выпуск с наших легкоатлетов, которым запретили выступать в Рио, — всем, кроме одной. Решение действительно «волюнтаристское». Действительно демонстрирующее беспомощность Международной федерации легкой атлетики, не способной найти эффективного способа отделить честных атлетов от жуликов. И то, что американские звезды НБА приедут на Игры, фактически вообще не пройдя никакого допинг-контроля по олимпийским правилам, — тоже правда.

Но говоря все это, отчего бы не вспомнить, что именно мы дали отличный повод применить такие санкции?

Именно у нас нашли десятки нарушителей, именно наши положительные пробы составили большинство при проверке анализов прошлых лет.

Этого факта мы как бы не касаемся, зато с удовольствием рассуждаем о вмешательстве политики в спорт. Вмешивается политика, да, — но вы не давайте повода, будьте максимально честны и чисты, и проблемы вам создать окажется гораздо труднее. А у нашего спорта проблемы возникают буквально каждый день. Но про это не принято говорить ни по «Первому», ни по какому-то другому каналу.

У всякой медали, не только олимпийской, две стороны. Но наша пропаганда чудесно научилось показывать только одну, а про вторую даже не все поминать, словно медаль эта всегда однобокая. И это еще ничего! Бывает, что та, единственная сторона и не от этой медали вовсе. И даже не от медали совсем, а черт знает от чего.

util