12 Июля 2016, 20:05

Шакро Молодой: законник, задержанный по волевому решению

Шакро Молодой в Мадриде, 2006 год.

Сотрудниками МВД и ФСБ задержан в рамках расследования дела о вымогательстве Захарий Калашов — самый влиятельный в России вор в законе. Это не просто очередная новость из рубрики «преступность». Наручники надеты на одного из представителей правящих Россией элит, имевшего в силовой корпорации и союзников, и врагов

UPD 21 июля, 14:20

В деле Шакро Молодого, арестованного по обвинению в вымогательстве 8 млн рублей у владелицы московского ресторана, появился новый эпизод — об организации преступного сообщества — по 4 части статьи 210 УК: об этом сообщило «РИА Новости» со ссылкой на источник в правоохранительных органах; информацию о новой статье Захария Калашова подтвердил и собеседник РБК, знакомый с ходом расследования.


«Босс боссов» и герой песен

Вор в законе Захарий Калашов (Шакро Молодой) еще при жизни двух других самых авторитетных воров, Вячеслава Иванькова (Япончика) и Аслана Усояна (Деда Хасана) не уступал им по влиянию.

После убийства Усояна именно Шакро Молодой, говоря языком западных правоохранителей и кинематографистов, стал «боссом боссов русской мафии». Дед Хасан погиб от снайперской пули в 2013 году, а Шакро вернулся в Россию в 2014-м, после отбывания срока в испанской тюрьме. Встречу королю преступного мира готовили действительно королевскую — по информации «Новой газеты», ему приобрели особняк в Барвихе, заказали бронированный «Мерседес», а к торжественному застолью хор одного из подмосковных домов культуры разучивал специально сочиненную песню со словами:



Вот скоро счастливый день настанет,

Шакро вернется к нам от дальних берегов,

Из-за стола мы дружно встанем,

И за свободу сразу выпьем и нальем.



Забудем горести, беды и печали,

Повеселимся всем врагам назло,

Шакро про долю уркаганскую расскажет,

О том, как нелегко вору в стране чужой.



Это не первая песня, в которой упоминается Захарий Калашов; в печальном гимне Аслану Усояну, написанном после смерти законника, наряду с минорными мотивами («Знают твое имя даже небеса, ну зачем ушел ты, дедушка Хасан») присутствовал и оптимистический посыл:



Хей Тимуры, Га́марджоба.

Хей Гивани, Га́марджоба.

Шакро молодой, скоро едет домой.

У преступных кланов, ориентировавшихся на Аслана Усояна, была надежда на то, что близкий к Деду Хасану Шакро Молодой станет новым центром силы, убережет воровской мир от междоусобных войн и переделов сфер влияния. Надежда в целом оправдалась — несколько лет после освобождения Захарий Калашов был именно центром силы. После его ареста равновесие в преступном мире опять может быть нарушено.



Вор новой формации

Шакро Старший

Шакро Молодой уже не молод. Он родился в Тбилиси в 1953 году (по другим данным, в 1955-м). По происхождению — курд-езид, как и Аслан Усоян. Расхождения в дате рождения — не единственная сложность с биографией законника. Согласно одной версии, он был коронован в 1971 году в Тбилиси, по другой версии — в 1980 году. Был неоднократно судим.

Разумеется, помимо Шакро Молодого был и Шакро Старший (Лакро Какачия) — тоже легендарная личность. Согласно одной из воровских легенд, Шакро Старший во время заключения в Бутырке организовал прямо в камере встречу с приехавшими с воли законниками — Бутырка считалась «черным централом», и Какачия якобы имел неограниченное влияние на начальника тюрьмы. По легенде, сходку пресек спецназ ФСБ, проникший в тюрьму по подземным коммуникациям и положивший тюремную охрану «мордой в пол».

Шакро Старший — представитель олдскульной эпохи. Шакро Молодой был уже вором новой формации. Как и старшие по возрасту законники, он не стеснялся использовать коррумпированность системы в своих интересах, но вышел на совсем иной уровень — занялся «экономикой» всерьез. Имя Шакро Молодого связывали с банковским и игорным бизнесом — в 90-е контроль над казино был традиционной «грузинской темой» в теневой российской экономике.

«Новая газета» со ссылкой на источники в правоохранительных органах писала, что в сфере интересов Калашова находился и нефтяной бизнеc. Через доверенных лиц законник владел посредническими фирмами, связанными с транспортировкой нефти, а также нефтяными вышками в иракском Курдистане: тут курду Захарию Калашову, без сомнения, помогали и родоплеменные связи. Состояние Шакро Молодого к концу 90-х оценивалось в $200 млн.



Испанская мечта и грузинский страх

Рост влияния и богатства Шакро Молодого неизбежно вел и к росту количества врагов. Часть воровского сообщества открыто выражала недовольство им и его близким соратником Дедом Хасаном (обвинения были традиционные — растрачивание средств общака). Из-за растущего могущества Калашова беспокоились бизнесмены. В 1999 году члены Измайловской ОПГ даже пытались подкупить правоохранителей и заплатили за посадку законника $400 тысяч, — но у Шакро Молодого нашлись влиятельные союзники во власти, и ему удалось «соскочить». Кроме того, на Калашова было совершено не менее пяти покушений.

Устав бояться за свою жизнь и свободу, Шакро Молодой переехал в Испанию, где в курортных зонах скупал дворцы и устраивал шумные празднества с участием криминальной элиты СНГ. Праздник жизни закончился в 2005 году, когда испанская правоохранительная система всей мощью обрушилась на почувствовавших себя как дома постсоветских мафиози — то была операция «Оса», в рамках которой были задержаны десятки человек. Калашов понял, что дома у него нет: cитуацию в России он считал небезопасной для себя, а на родину, в Грузию, он поехать уже не мог: молодой и амбициозный президент Михаил Саакашвили объявил войну всем ворам в законе — не только сам статус законника автоматически означал тюрьму, но и воровская субкультура была под запретом.

Джемал Хачидзе и Захарий Калашов (Шакро Молодой), 1995 год, Испания

Шакро Молодой пытался укрыться в ОАЭ, но власти Эмиратов выдали его Испании. В 2006 году Калашов был приговорен в Мадриде к семи с половиной годам заключения по обвинению в отмывании денег и создании преступной группировки.

Находясь на свободе, даже в Испании, Калашов был способен «решать вопросы» при управлении криминальным миром. Но его заключение ослабило Аслана Усояна, с которым начал затяжную войну кутаисский клан во главе с другим вором в законе — Тариэлом Ониани.

Все время, пока Шакро Молодой сидел в испанской тюрьме, его выдачи неустанно требовала Грузия, где он был заочно осужден на 18 лет за убийство. Для Захария Калашова выдача в Грузию была худшим из вариантов: эта закавказская республика, бывшая раньше чемпионом по количеству воров в законе, при Саакашвили стала для них адом. В Тбилиси воров держали в полной изоляции в специально построенной тюрьме, рядом с корпусами здания МВД: ни межкамерной связи, ни мобильных телефонов, ни малейшей возможности написать «прогон» (обращение воров к преступному миру) и вообще управлять ситуацией на воле. Кроме того, в крохотных камерах воры сами вынуждены были мыть санузлы, а — для законника это крайне неприятное, непривычное и унизительное занятие.



Встреча за закрытыми дверями на Житной

Хотя ко времени окончания срока заключения Калашова уже было понятно, что Саакашвили уходит из грузинской власти, антиворовское законодательство страны быстро не поменяешь, и в Грузию Шакро Молодому все равно не хотелось.

В конце концов после освобождения Калашову удалось (возможно, при помощи влиятельных союзников в российских правящих структурах) уехать не в Грузию, а в Россию — там его ждал осиротевший после смерти Деда Хасана преступный клан, ждали многочисленные острые вопросы, накопившиеся из-за вызванного смертью Усояна вакуума власти.

В аэропорту Шакро Молодого встречала не только «братва», но и оперативники МВД. Они отвезли Калашова в центральное здание МВД на Житной, где вор в законе долго разговаривал за закрытыми дверями с руководством министерства. О чем они говорили — неизвестно. Но из МВД Калашов вышел свободным человеком и, отпраздновав возвращение, полностью окунулся в московскую деловую жизнь.



Экс-офицер из группировки «Шаболовские»

Эдуард Буданцев.

Спокойная жизнь Захария Калашова в Москве закончилась, когда на его пути появился бывший сотрудник советского КГБ и российского МВД адвокат Эдуард Буданцев.

Буданцев — выходец из 9-го управления КГБ (могущественная «девятка», отвечавшая за охрану руководства страны, предшественница нынешней ФСО). В 80-е годы он входил в личную охрану главы МИД СССР Эдуарда Шеварднадзе. В начале 90-х Буданцев покинул терявшие влияние спецслужбы распадавшегося Союза и перешел на работу в МВД, под руководство Владимира Рушайло (тогда будущий глава МВД). Рушайло создавал свою, сугубо милицейскую спецслужбу — РУОП.

Это было время разгула организованной преступности и кажущегося бессилия государства. Но уже тогда, в первой половине 90-х, внимательный наблюдатель мог заметить первые признаки неизбежной в будущем государственной реконкисты. РУОП, базировавшийся на улице Шаболовке, вступал в конкуренцию с различными ОПГ; появилась даже поговорка «Круче солнцевских только шаболовские». Рушайло и самого называли «Шаболовским», и под его руководством РУОП стал одной из самых влиятельных силовых структур страны. Тогда же появилось понятие «перекрасить крышу». Что такое «бандитская крыша», знали даже дети, ею вынуждены были пользоваться все экономически активные граждане — от директоров автозаводов до «ларечников» и «мешочников». Но наиболее прозорливые бизнесмены уже знали, что крышу можно «перекрасить в красный цвет», то есть уйти от бандитов «под ментов», точнее, под подразделения РУОП — им платить и к ним обращаться за любой защитой.

Суровую школу РУОПа 90-х проходил и Буданцев, набираясь опыта и обзаводясь новыми контактами.

Затем его пути с Рушайло разошлись — поработав представителем МВД в администрации президента, а затем в Минюсте, Буданцев ушел в самостоятельное плавание. Он обзавелся адвокатским статусом и начал, пользуясь обширными связями в силовых и преступных кругах, решать вопросы в различных теневых и околокриминальных сферах: по данным «Росбалта», в первую очередь он занимался возвратом долгов.

И вот с этим ветераном КГБ и МВД в декабре 2015 года встретились люди Калашова при урегулировании финансового спора между предпринимательницей Жанной Ким и дизайнером Фатимой Мисиковой. Нанятые Калашовым представители фанатской фирмы «Школа» начали избивать защитников Ким (Буданцева и группу бывших силовиков), а те в ответ открыли огонь из пистолетов.

Результатом кровавых разборок стали два трупа.

С одной стороны, рядом с Калашовым на протяжении его долгой и сложной жизни часто лилась кровь, но это не приводило могущественного мафиози в тюрьму. И если сейчас Калашов задержан, значит, принято волевое, политическое решение арестовать этого влиятельного человека. С другой стороны, с момента трагедии на Рочдельской улице прошло больше полугода — значит, решение силовикам давалось непросто, и за Калашова шла длительная борьба, было сложное согласование репрессивных действий между разными властными группировками.

Кто займет вновь образовавшуюся нишу в сложной конструкции российского криминального мира — неясно.

Ясно только, что вор в законе Шакро Молодой — не просто один из преступных авторитетов. Это человек с настолько большим влиянием, настолько серьезными силовыми и финансовыми ресурсами, что его можно назвать членом российских правящих элит. Он ведь управлял российской жизнью — вместе с губернаторами, мэрами, генералами, крупными коммерсантами. И нельзя рассматривать его задержание в контексте обычной криминальной хроники. Это арест представителя элит. Арест Калашова — в одном ряду с арестами мэров, губернаторов, генералов, уголовными делами в крупных холдингах.

util