17 Июля 2016, 12:05

Реформы Кемаля: почему у Турции получилось стать национальным государством

Первый президент Турции Мустафа Кемаль еще при жизни получил титул Ататюрка — отца всех турок. Обычно люди с подобными титулами входят в историю в качестве авторитарных правителей. Кемаль, напротив, — основатель турецкой демократии. Как вышло, что военный харизматичный лидер так и не стал диктатором? Ответ кроется в национализме Кемаля. Он был уверен, что Турция заслуживает лучшей доли, чем бесконечные войны за сохранение окраин Османской империи


Империя и национализм

Один из центральных сюжетов XIX века — это разложение имперского порядка. По определению британского историка Доминика Ливена, империя — это власть над многими народами без их на то согласия. Главный противник империи — национализм. Эта идеология утверждает, что властью в государстве обладает только народ — нация. Из этого тезиса вытекает следующий: одна нация — одно государство. Поэтому авторитарные империи, в границах которых проживали десятки, а то и сотни народов с разными языками и религиями, справедливо видели в национализме подрывную силу.

Примерно полтора века после Великой Французской революции в Европе длилось противостояние империй и национализма. Результатом стала гибель под воздействием Первой Мировой войны всех европейских континентальных империй: Российской, Германской, Австро-Венгерской и Османской. В отличие от заморских империй, Британской и Французской, которые могли оставаться нацией в метрополии и империей в колониях, континентальные империи этой привилегии были лишены. Империи могут очень долго сопротивляться национализму на окраинах, но национализм большинства, национализм метрополии для них смертелен.


Османская болезнь

Именно так сложилась история в поздней Османской империи. «Больной человек Европы», — говорили европейские политики в XIX веке, и все сразу понимали, что речь идет об упадке Османской империи. Несколько столетий без ведома Стамбула не могла выстрелить ни одна пушка в Европе. Османские армии штурмовали Вену, с подачи султанов крымские татары доходили до Москвы, в самой империи расцветали наука, культура и искусство государственного управления. Но с конца XVII века там начался и затянулся на два века упадок. Другие империи — прежде всего, Российская и Австрийская — видели в Стамбуле своего главного врага.

Серия войн, в которых османы раз за разом терпели поражение, довели империю до такого плачевного состояния, что в начале 1850-х годов российский царь Николай I предложил европейским державам полностью ее разделить, как когда-то это сделала его бабушка Екатерина и ее австрийские и прусские коллеги с Речью Посполитой. Британия и Франция тоже понимали реальность такой возможности, но больше боялись усиления России, поэтому предпочли выступить в Крымской войне на стороне Стамбула. Однако поражение Петербурга не помогло Турции «вылечиться».

Деталь панорамы Франца Рубо «Оборона Севастополя» (Крымская война)

Во второй половине XIX века Османская империя пребывала в неофициальном статусе полуколонии по отношению к европейским державам. На таком фоне возникло турецкое националистическое движение младотурок.

Их цель — прогрессивные либеральные европейски ориентированные реформы. Но действовать им приходилось, преодолевая огромное сопротивление традиционного ислама и имперской государственной машины. Последняя породила еще одно прогрессивное течение — «новые османы». Они также стремились к прогрессивным реформам, но с сохранением империи. Результат их действий — появление в 1876 году конституции, уравнивающей в правах всех жителей Османской империи.

Но империю это не спасло. Стамбул терял владения в Африке, в Средиземноморье, на Балканах. Движение младотурок набирало популярность, особенно много его последователи в армии. В 1905 году младотурком стал молодой офицер Мустафа Кемаль. Уже в 1909-м военные совершили так называемую Младотурецкую революцию с целью ограничить власть султана и влияние на политику исламского клира. Победа младотурок фактически ни к чему так и не привела — реакционные силы оставались влиятельными. Многих лидеров младотурок привлекал пантюркизм — мечта объединить в одной империи все тюркские народы; судьба собственно турок в Османской империи их интересовала меньше.


Рождение Турции

В 1918 году Османская империя капитулировала перед странами Антанты, войска которой вошли в Стамбул. Первая Мировая война была уже третьей проигранной войной для Османской империи в XX веке. Все они велись с общей целью сохранить империю. Главным же «спонсором» войн были турки, которые платили благосостоянием и жизнями за геополитические фантазии о возвращении былого имперского величия.

Поражение Османской империи Кемаль встретил убежденным сторонником независимости Турции. К тому времени, кроме войск Антанты, ее территорию между собой стремительно делили Греция и образовавшаяся в результате распада Российской империи Армения. По мирному договору, остатки Османской империи планировалось разделить на несколько независимых государств и протекторатов. Будучи влиятельным военачальником, в 1919 году Кемаль стал формировать из остатков имперской армии турецкие вооруженные части; они подняли мятеж против османского правительства. Столицей независимой Турции стала Анкара: город, расположенный в самом центре Малой Азии, идеально подходил для этого статуса. Кемаль, хоть и имел (и впоследствии убедительно доказал их наличие у себя) диктаторские замашки, хорошо осознавал роль, которую играют при построении национального государства демократические институты. В Анкаре было создано Великое национальное собрание Турции, а сама Турция была объявлена республикой.

В течение нескольких лет Кемаль вел войну за независимость. Она сопровождалась не только военным противостоянием. Разбуженный турецкий национализм стал источником этнических чисток: из страны бежали арабы, греки, курды и армяне. Еще один результат войны — упразднение султаната и халифата, то есть разрушение имперской системы управления.

Так империя прекратила свое существование, и появилась независимая Турция. Османская империя больше двух столетий сопротивлялась окружающему миру, терпя регулярные поражения, но все равно не разваливаясь. Но она рухнула за несколько лет, когда сами турки выступили против нее с оружием в руках. Турецкий национализм оказался единственной силой, способной уберечь остатки бывшей империи от раздела соседями и мировыми державами. Кемаль и его сторонники доказали свою политическую и военную профпригодность в борьбе с внешними врагами. И поэтому получили мандат на борьбу с главным врагом внутренним — имперским наследством в политике, экономике и культуре.


Изживание империи

Османская империя, как уже говорилось, пыталась реформироваться неоднократно, но раз за разом реформаторы терпели поражение: сопротивление среды было очень велико. Этот исторический опыт оказал сильное влияние на Кемаля, поэтому целью своего правления он сделал последовательную и радикальную борьбу с наследием османов.

В 1923 году Турция была провозглашена республикой. Османская империя была клерикальной страной с очень сложной системой горизонтального и вертикального управления, и при ее переходе к светской и унитарной парламентской республике Кемаль проявил сильнейшее политическое чутье.

С конца 1924 года среди турецкого руководства и обычных жителей насаждалась и популяризировалась европейская одежда. Стали игнорироваться исламские обычаи в том, что касалось внешнего вида. «В деревнях и городах я вижу, что лица женщин, наших товарищей, полностью прикрыты.

Я уверен, что особенно в жаркое время года эта практика доставляет им мучение. Друзья мои, все это результат нашего эгоизма. Будем честны и внимательны. Наши женщины чувствуют и мыслят, как и мы.

Пусть они покажут свои лица миру и сами внимательно смотрят на мир. Нечего бояться», — заявлял Кемаль. Осуждалось ношение фески-османки, традиционного символа империи. Кемалисты указали, что феска — это греческий головной убор, не имеющий к Турции никакого отношения, и по всей стране загорелись костры из фесок.

Радикализм Кемаля, проявлявшийся в его реформах, поразителен. Вот один из примеров. Кемаль имел несколько жен и множество любовниц, но ни одна из этих женщин не родила ему ребенка. Зато уже после прихода к власти он удочерил восемь девочек. Он дал им всем прекрасное образование и отправил их за границу (причем в самой Турции Кемаль принципиально отправлял их в христианские учебные заведения). Ответ на вопрос, почему лидер турецкой армии не усыновил мальчика, прост: Кемаль всю жизнь боялся, что в Турции может быть восстановлен султанат, а потому не хотел себе «наследника».

Турция не знала того масштаба репрессий против религии, которые вскором времени были развернуты в СССР, но при Кемале с ней боролись не менее последовательно. Во-первых, был введен общемировой календарь и подсчет времени (в исламе они иные); запрещено многоженство, исламские браки объявились вне закона. Шариатское законодательство превратилось в музейный артефакт, а принятые в 1926 году гражданский и уголовный кодексы были в числе самых прогрессивных для своего времени. Естественно, верующие сопротивлялись, но армия и силовые ведомства раз за разом «продавливали» светские реформы. Кемалисты же настаивали: мы боремся не против Корана, а против клерикалов, которые, не позволяя проводить радикальные реформы раньше, поспособствовали оккупации Турции.

С 1924 года начальное образование в Турции стало обязательным для девочек и мальчиков. Но доставшийся в наследство от империи османский язык был слишком сложен для того, чтобы стать инструментом массового образования. Османский язык был наполнен персидскими и арабскими словами, официальным алфавитом была арабица. В некоторых отраслях — например, государственном управлении — эти заимствования в языке достигали 80-90%. В 1928-м турецкий язык был переведен на латиницу, а его стандарт — приближен к речи простонародья.

Реформы шли трудно. Через 12 лет после начала реформы образования и давления на ислам из 1,9 млн турецких детей только 350 тысяч человек учились в школах. Сказывалось не только сопротивление реформам (детей не пускали в светские школы), но и то, что учебных заведений было просто мало: из 40 тысяч турецких деревень школ не было в 35 тысячах. Зато массовая призывная армия Турции стала и самой массовой школой. Большая часть призывников получали образование именно в армии.

Вытеснение ислама из всех сфер жизни к концу 1920-х годов позволило приступить к следующему комплексу реформ.

Во-первых, в 1934-м было введено всеобщее избирательное право. Для этой цели были отменены османские титулы, введены фамилии, а женщины были полностью уравнены в правах с мужчинами. Во-вторых, ослабленный ислам никак не мог повлиять на распространение современной банковской системы. Ее появление, в-третьих, дало импульс экономике, которая в сочетании с государственным регулированием к концу 1930-х годов вывела Турцию на третье место по темпам экономического роста в мире.

Далеко не все в деятельности Кемаля по нынешним меркам можно назвать прогрессивным. Например, распространение турецкого национализма на деле означало неизбежное притеснение этнических меньшинств и их ассимиляцию в качестве государственного курса. Но Кемаль лучше многих понимал, что Турция может выжить, только став национальным государством, и его реформы были нацелены на изживание имперского наследства. Их результатом во многом стал факт, что во время Второй мировой войны, уже после смерти Кемаля, Гитлер так и не смог склонить Турцию на свою сторону: геополитические авантюры с целью восстановления имперского величия больше не пользовались среди турок популярностью.

util