19 Июля 2016, 11:00

Bloomberg: возможны ли реформы в России? Да, но вряд ли скоро и только если нефть будет стоить $40

Bloomberg опросил экономистов о том, при каких условиях возможны масштабные реформы в России. По мнению большинства, для этого нужна цена на нефть около $40. Кроме того, российские власти вряд ли решатся на серьезные реформы до выборов 2018 года. Итоги опроса комментируют обозреватели Анна Андрианова и Андре Тартар


Когда нефть стоила $40 или ниже, президент России Владимир Путин ввел плоскую шкалы налогов, создал суверенный резервный фонд и произносил речи в Бундестаге по-немецки.

Когда она стоила больше $100, он развязал две войны с соседями и выбросил больше $40 млрд на Зимнюю Олимпиаду в Сочи.

Цена нефти Brent в $40 для России — ключевой порог. Это цена достаточно низкая, чтобы институциональные реформы стали неизбежны, но достаточно высокая, чтобы предотвратить таяние финансов. Такое заключение дали экономисты, опрошенные Bloomberg. Хотя продолжавшийся больше десятилетия бум нефтяных доходов принес сверхприбыль в $2,1 трлн, а с ним — процветание, какого Россия никогда не видела, экономика в течение восьми лет росла не быстрее, чем на 5%, а в последние два года переживает рецессию. Недавний кризис после обвала нефтяных цен подготовил почву для капитального ремонта, который давно уже необходим. Или почти подготовил.

«Когда нефть стоила $30, было какое-то волнение, но когда она подорожала до $50, те, кто принимает решения, успокоились, — объясняет Евгений Гонтмахер, главный экономист Института современного развития, совет директоров которого возглавляет премьер-министр Дмитрий Медведев. — Начинать реальные реформы — рискованное дело».

Сейчас нефтяные цены несколько оправились от обвала, случившегося в начале года, и с мая нефть торгуется в диапазоне $44–51 за баррель. Аналитики таких компаний, как BNP Paribas SA и JBC Energy GmbH, предупреждали, что цена может упасть примерно до $40, отчасти из-за сезонного ослабления спроса. Бюджет России на этот год сверстан в расчете на $50 за баррель, а чтобы сбалансировать бюджет, ей нужна цена в $82, как говорит министр финансов Антон Силуанов.


Нефтяной порог Кремля. Цена нефти Brent в $40 за баррель подтолкнет Россию к реформам, не причиняя нового кризиса

«Рост нефтяных цен до нынешнего уровня — хорошая новость. Вопрос в том, в каком направлении мы теперь пойдем», — сказала по телефону старший экономист S&P Global Ratings Татьяна Лысенко.

Политика государства следовала за зигзагами нефтяных цен с начала 1970-х, когда Советский Союз стал рассчитывать на экспорт нефти как на основную статью доходов. В годы бума политика, как внешняя, так и внутрення, была агрессивной — от вторжения в Афганистан в 1979 году до ареста Михаила Ходорковского почти четверть века спустя.

Когда рынки замирали, те, кто принимает решения, устраивали внутри страны капитальный ремонт и смягчали внешнюю политику. Кульминацией этого стала политика перестройки Михаила Горбачева в середине 1980-х, а также дружественная по отношению к рынку политика 1990-х.


Нефть во времена Путина. Действия Кремля часто связаны с ценой российских экспортных энергоносителей

«Каждый раз, когда нефтяные цены падали, правительство склонялось к реформам, — отмечает главный экономист по России Bank of America Corp. Владимир Осаковский из Москвы. — В 2004 году, когда нефть подешевела, мы думали, что перед нами историческая перспектива, которая приведет к более либеральной политике».

Но пока кризис не дает импульса к такому повороту. Россия осторожно меняет экономическую политику, а призывы к широким реформам остаются где-то на обочине. Когда государственные финансы оказались под давлением падающих нефтяных цен, Центробанк в 2014 году перешел к свободно плавающему курсу рубля, а министерство финансов стало жестко контролировать расходы. Правительство в этом месяце также снова запустило программу приватизации, выставив на продажу самый большой пакет государственных активов почти за три года.

Когда произошел отскок нефтяных цен, российская валюта укрепилась к доллару на 17% после падения на 20% в прошлом году. Из всех валют мира сильнее укрепился только бразильский реал.

«Произошло уже много изменений, но пока никаких шагов вперед и никаких нужных реформ», — считает главный экономист инвестиционной компании «ПФ Капитал» Евгений Надоршин из Москвы.


Около ноля

В ожидании парламентских выборов этой осенью, за которыми последуют президентские выборы 2018 года, политические лидеры уже не могут позволить себе нерешительность. Новых двигателей экономического роста нет, и даже Путин теперь предсказывает стагнацию экономики на уровне около ноля — остается только вспоминать о росте в среднем на 7% в год в течение его первых двух президентских сроков.

На прошлой неделе МВФ призвал к улучшению бизнес-климата и институтов в России, подчеркнув в своем докладе, что «для форсирования потенциального роста необходимы структурные реформы».

В вопросах прав собственности, независимости юстиции и бремени государственных регуляций Россия находится ниже сотого места в списке из 140 стран, согласно отчету о глобальной конкурентоспособности Всемирного экономического форума за 2015–2016 годы.

Но тенденция к косметическому ремонту экономики пока сильнее, и власти скорее готовы сосредоточиться на мерах, которые принесут «ощутимые финансовые результаты», а до перемен в ключевых областях, таких, как юридическая система, руки, вероятно, не дойдут, по мнению Владимира Осаковского из Bank of America Corp. Бывший министр финансов Алексей Кудрин, который теперь в ранге советника Путина ведет дискуссии о новом плане реформ, сказал, что форсирование роста до 4% в среднесрочной перспективе возможно только в случае снижения роли государства в экономике, повышения пенсионного возраста и реформ юридической и правоохранительной систем, которые сделают их более независимыми.

«Чтобы проводить реформы, им надо прежде всего прийти к соглашению о том, в каком направлении идти, а это займет какое-то время, — сказал главный экономист Евразийского банка развития Ярослав Лисоволик. — Нельзя исключить, что какие-то реформы возможны до 2018 года, но это не будут болезненные реформы».


Фьючерсы на нефть WTI. Цена поднимается с самого низкого за 12 лет февральского уровня


Оригинал статьи: Анна Андрианова, Андре Тартар,
«Если нефть откатится до $40 и останется на этом уровне, в России будут возможны какие-то реформы», Bloomberg, 18 июля

util