19 Июля 2016, 22:48

Наталья Поклонская — «Новой газете»: «Просто кому-то не нравится результат нашей работы»

<img alt="Наталья Поклонская." data-caption="Фото: Руслан Шамуков / ТАСС" data-caption-link="" src="https://openrussia.s3.amazonaws.com/media/legacy/notes/redactor/o/6c/95/6c95028cf96b.jpg" style="height: 411px; width: 600px;"/>

Прокурор Крыма Наталья Поклонская, которая выдвинулась кандидатом в Госдуму на сентябрьских выборах, рассказала в интервью журналисту «Новой газеты» Павлу Каныгину, что ее отношение к монархии — из области личного, объяснила, кто виноват в маленьких пенсиях крымчан и где нет закона. Мы публикуем несколько фрагментов из интервью вероятного будущего депутата

— Почему вы решили участвовать в думских выборах?

— Здесь речь идет не лично обо мне. Я государственный служащий, и все, что я делаю, должно идти на благо России. И мы должны стать защитой и опорой нашей Родины, которую постоянно пытаются со всех сторон расшатать.

— Жители Крыма жалуются на рост цен и низкие доходы. Вы, наверное, смотрели ролик, где пенсионерка жалуется премьеру Медведеву?

— Слова Дмитрия Анатольевича перекрутили. Он сказал, что индексация не проводилась в целом в государстве, а подхватили, конечно, совсем другое. Мы делаем ремонт дорог, занимаемся строительством, облагораживаем пляжи. Власти Крыма обязаны анализировать ситуацию на полуострове, смотреть настроения людей, изучать результаты своей работы по каждому направлению, и если где-то есть какие-то пробелы — это сигнал. Пробелов у нас много. Почему? Потому что 20 лет ничего сюда не вкладывалось, только разворовывалось. Хотелось бы сразу, конечно, увидеть результат, но он будет со временем.

— Есть просто тревожная тенденция. С приходом России прибрежная полоса стала активно осваиваться в интересах разных VIP, как это уже было в Краснодарском крае.

— Я вас уверяю, что передела собственности в Крыму нет. Но да, есть отдельные случаи, но они были еще и во времена Украины. И мы над этим работаем. Что я могла сделать в качестве прокурора Крыма, я делала. И в суды иски подавали, и на местные администрации выходили, чтобы сносили самовольные постройки...

— Например, фирма председателя Госсовета Владимира Константинова продолжает строить на побережье в Ялте огромный жилой комплекс, несмотря на ваши возражения. Вас не воспринимают всерьез?

— Не знаю, кто там не воспринимает всерьез прокуратуру. Мне этих людей совсем не понять. Но по случаю, о котором вы говорите — это застройка Приморского парка в Ялте, — мы выявили нарушения, и по ним были подготовлены исковые заявления. Суд рассматривает, поэтому давайте дождемся. У нас ни с кем нет конфликтов, но просто кому-то не нравится результат нашей работы, но это не наши проблемы.

— Вы вообще не видите противоречия в том, что чиновник одновременно является и бенефициаром крупной строительной компании, которая за последние пару лет сильно увеличила активность?

— Я принимаю этот ваш вопрос. Не знаю, буду ли прокурором или депутатом, но буду принимать меры для организации проверки тех моментов, о которых вы говорите, в том числе и по Константинову, если вы его имеете в виду.

— Вы как-то говорили, что всегда осознавали себя патриотом России. Это чувство не входило в противоречие с тем,что вы присягали Украинскому государству и служили ему?

— Подождите! Украина, Россия, Крым — по-моему, у нас один менталитет, одни традиции, вера, мы славяне и братья. В Крыму вообще все было по-российски всегда. Украину я тоже могу назвать в некотором смысле нашей. Она развивалась, когда была в составе России, развивалась и потом, будучи самостоятельной, но когда ее захватывают иностранные лица и начинают руководить государством, страшно становится за эту несчастную страну. Поэтому о каком противоречии можно говорить? Когда пришли захватчики, радикалы-экстремисты-террористы, так называемая Небесная сотня, уже не было никаких противоречий. Крым — это Россия, наша матушка. Мы за правое дело, с нами Бог.

— Тем не менее вы присягали одному государству, а потом перешли на сторону другого.

— Я присягала народу, обещала его защищать.

— Все-таки официально вы давали «присягу Украине».

— Да, но не бандеровской. Я обязалась защищать ту Украину, которая настоящая, и защищать ее закон.

— Наталья Владимировна, почему вы не остались защищать закон на Украине?

— А вы там видите сейчас закон? Они уже забыли, что такое слово есть. Там нет закона. Вычеркнули из своего лексикона.

Полностью интервью Натальи Поклонской читайте на сайте «Новой газеты».

util