20 Июля 2016, 15:32

Что известно о следователе Александре Дрыманове

Второе дело ЮКОСа, процесс над Савченко и другие резонансные расследования. Открытая Россия изучила карьеру руководителя ГСУ СК по Москве генерал-майора юстиции Александра Дрыманова.


Обыски в здании ГСУ на Арбате прошли во вторник, 19 июля. Сразу несколько высокопоставленных следователей подозреваются в превышении должностных полномочий и получении взяток от представителей криминального сообщества. Один из основных фигурантов дела — заместитель Дрыманова, генерал юстиции Денис Никандров. По версии следствия, он вымогал взятку в размере одного миллиона долларов у криминального авторитета Захария Калашова, более известного как Шакро Молодой. За эти деньги следователь обещал избавить его от уголовного преследования.

По данным «Коммерсанта», обыски проходили и в кабинете Дрыманова. Официальной информации о его статусе в этом деле нет. На сайте СК 20 июля он по-прежнему указан в качестве руководителя управления. Сегодня стало известно, что следователи ФСБ опросили Дрыманова по делу Шакро Молодого.

Неизвестный широкой публике, этот следователь успел приложить руку ко многим резонансным и политическим делам за последнее время: например, он расследовал дело последнего из выбранных губернаторов в России, дотащил до суда второе дело ЮКОСа и курировал со стороны следствия процесс над Савченко.

«От рядового следователя»

Начинал свою карьеру Дрыманов, как сообщает «Коммерсантъ», следователем в УВД Владимирской области, затем перешел в Генпрокуратуру, где дослужился до старшего следователя по особо важным делам, а оттуда — в Следственный комитет.

В июне 2014 года при ведомстве было создано спецподразделение по расследованию преступлений международного характера, совершенных на Украине. Дрыманов возглавил его, так как ранее принимал участие в расследовании конфликта в Южной Осетии и имел опыт подобной работы.

5 февраля 2015 года президент РФ Владимир Путин освободил от занимаемой должности главу ГСУ СК России по Москве Вадима Яковенко, через несколько дней по приказу Бастрыкина исполняющим его обязанности назначили Дрыманова. «Генерал-майор Дрыманов — опытный профессионал и честный человек!» — так прокомментировал в твиттере это назначение официальный представитель СК РФ Владимир Маркин. Также он подчеркнул, что Дрыманов прошел путь «от рядового следователя». В конце декабря прошлого года Путин издал указ, окончательно утвердивший Дрыманова в должности.

«Если бы мне приказали, то я бы тебя живьем прямо в зале суда загрыз»

В качестве следователя Дрыманов участвовал во многих резонансных процессах. Так, в 2007 году он вел дело губернатора Ненецкого автономного округа Алексея Баринова, которому вменялись действия, предусмотренные ч. 4 ст.159 УК РФ (мошенничество, совершенное организованной группой или в особо крупном размере). «Мне хотелось выяснить для себя, за что же меня арестовали. Пришел Дрыманов, следователь генеральной прокуратуры по важным делам. Я у него спросил: „За что?“ Он ответил: „Такое решение принял суд“. Я ему говорю: „Это ведь вы инициировали арест“. На его лице появилась уже знакомая иезуитская ухмылка, глаза налились кровью и ненавистью и последовал ответ: „Если бы мне приказали, то я бы тебя живьем прямо в зале суда загрыз. Понял? Еще вопросы есть?“ Я спросил: „Как долго будет длиться следствие?“ Он ответил: „Ну не спеши, я думаю, к началу октября 2006 года передадим дело в суд“», — так Баринов вспоминает свое общение со следователем. В сентябре суд признал его виновным лишь по одному пункту обвинения, назначив условный срок в три года.

Примерно в это же время Дрыманов работал и над другим поручением: он принял и довел до суда второе дело ЮКОСа. Денис Никандров, будущий зам Дрыманова на посту главы ГСУ СК по Москве, тоже работал в этом процессе. В конце 2010 года Платон Лебедев и Михаил Ходорковский были признаны виновными по ч. 1 ст. 160 и 174 УК РФ и приговорены к 14 годам лишения свободы каждый.

В декабре Дрыманов возбудил дело о мошенничестве с земельными участками общей площадью 827 гектаров в отношении заместителя министра имущественных отношений правительства Московской области Ирины Шестак. По первоначальной версии следствия, Шестак от лица Минимущества МО заключила договор купли-продажи земли с гендиректором ЗАО «Бужарово» — участки были проданы по льготной цене. Основанием для льготы стал заключенный ранее с «Бужарово» договор об аренде этой земли. Следствие признало аренду подложной и посчитало, что эти действия нанесли ущерб бюджету области в размере 4,3 млрд рублей. В середине 2008 года журналистам «Ъ» стало известно, что следственные действия в отношении чиновницы прекращены, а сама она вскоре после прекращения дела была награждена медалью «За заслуги перед Московской областью».

В 2010-м Дрыманов возглавил следственную бригаду, расследовавшую дело генерала ФСКН Александра Бульбова, став уже четвертым человеком на этой должности: первый следователь погиб при невыясненных обстоятельствах, второй был переведен из руководства в рядовые следователи, третий сам отказался от дела. Бульбов, против которого было заведено два дела по восьми статьям УК, связывал свое преследование с тем, что он и его подчиненные осуществляли оперативное сопровождение по делу «Трех китов» о контрабанде мебели в начале нулевых годов, которое вылилось в конфликт между силовыми структурами. По одному делу Бульбов получил три года условно, по второму претензии от СК были сняты.

Первоначально Дрыманов был введен в следственную группу, занимавшуюся расследованием убийства Бориса Немцова (позже группу возглавил Игорь Краснов). Известно также, что он возбуждал уголовное дело о разглашении данных следствия против адвоката Михаила Трепашкина.



«Никто не может спать спокойно, когда он находится под следствием и в розыске»

Как глава спецподразделения по расследованию преступлений международного характера, совершенных на Украине, Дрыманов курировал дело Надежды Савченко с 2014 года. Именно он ходатайствовал об аресте украинской военнослужащей, заявив, что у СК есть все необходимые доказательства ее вины. Он привел в дело следователя Маньшина (подробнее о его роли в деле читайте здесь и здесь). По мнению адвоката Надежды Николая Полозова, именно Дрыманов ответственен за фабрикацию дела против его подзащитной. Полозов сообщал, что Дрыманов требовал от матери Надежды убедить обвиняемую отказаться от своих адвокатов и заменить их на назначенных следствием.

В рамках «расследования международных преступлений» Дрыманов обвинял Украину в применении боеприпасов с фосфорной начинкой во время вооруженного конфликта на юго-востоке страны. Кроме того, он сообщал, что у СК есть доказательства преступлений украинского миллиардера и губернатора Днепропетровской области Игоря Коломойского.

«Никто не может спать спокойно, когда он находится под следствием и в розыске», — комментировал Дрыманов целесообразность уголовных дел против высших должностных лиц и олигархов Украины. Маркин тогда пообещал главе МВД Украины Арсену Авакову, что «краски жизни до и после объявления в розыск резко поменяются».

«Иногда коррупция опаснее экстремизма»

Свое отношение к коррупции Дрыманов весьма однозначно изложил в интервью «Интерфаксу»:

«Борьба с коррупцией, безусловно, остается одним из приоритетов в деятельности СК, и Александр Иванович [Бастрыкин] уделяет ей огромное внимание. Знаете, лично я считаю, что коррупция порой опаснее экстремизма — во всяком случае, государству она наносит ущерб гораздо больше, чем другие преступления.

Естественно, мы боремся и за чистоту собственных рядов. Мы освобождаемся от всех, кто нечист на руку. Но отдельно хочу подчеркнуть: никто не уйдет от заслуженной ответственности. Принцип неотвратимости наказания — краеугольный камень правосудия, и председатель СК постоянно требует от нас не забывать об этом».

Стоит так же отметить одну деталь: предшественник Дрыманова на посту главы ГСУ СК по Москве был освобожден от должности (перешел на работу в ФСКН) спустя полгода после того, как одного из его подчиненных — замначальника управления по расследованию особо важных дел ГСУ СК по Москве Рашида Анкоси — задержали по обвинению в получении взятки в размере 30 млн рублей (приблизительно $1 млн по курсу мая 2014 года). «Это задержание — продолжение работы по борьбе с коррупцией, в том числе и в наших рядах, невзирая на чины и звания, которые не защищают от уголовного преследования в случае совершения преступления. Это принципиальная позиция руководства Следственного комитета», — прокомментировал Маркин новость о задержании Анкоси.

В этот раз представитель СК выступил более эмоционально: «Стыдно и горько за то, что произошло с нашими так называемыми коллегами».


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

util