21 Июля 2016, 18:11

The New York Times: «От допингового скандала образ президента России вряд ли потускнеет»

Виталий Мутко и Владимир Путин на мужской эстафете в соревнованиях по лыжным гонкам на XXII Зимних Олимпийских играх.

По мнению московского корреспондента The New York Times Нила Макфаркуара, допинговый скандал и отлучение российских спортсменов от Олимпиады не повредят репутации Владимира Путина внутри России: ведь ее население сочувствует нечестным спортсменам и верит, что победы можно добывать любой ценой

Владимир Путин сделал спорт символом «встающей с колен» России вскоре после того, как впервые стал президентом, сказав на встрече с олимпийцами, отправлявшимися в Сидней на Игры 2000 года: «Спортивные победы могут сплотить нацию больше и лучше сотни политических лозунгов».

Во многом верный ученик своих советских предшественников, Путин в особенности жаждал олимпийской славы. Он неожиданно лично обратился к МОК, чтобы добиться проведения Зимних Игр-2014 в Сочи, а затем потратил на них ошеломительную сумму в $51 млрд. Когда Россия получила 33 медали — на семь больше, чем ближайший преследователь, — публика забыла свой первоначальный скептицизм, и сочинская Олимпиада стала для Путина личным и национальным триумфом.

Раскручивающийся сейчас допинговый скандал разоблачает механизм этого триумфа, всей российской команде грозит отстранение от Игр в Рио-де-Жанейро, которые пройдут в следующем месяце, и даже сами сочинские медали становятся объектом новой тщательной проверки.

Но российские аналитики говорят, что все это вряд ли серьезно ранит Путина. Чтобы разрешить этот кризис, он применяет свою обычную двойную тактику: международному сообществу подает сигнал о готовности к сотрудничеству, а россиян кормит стандартными разговорами о том, что Запад постоянно строит против них козни.

Спортивный скандал — лишь одна из многих перепалок между Кремлем и Западом, сопровождающих попытки Путина возродить роль России как глобальной силы. В этом же ряду, в числе прочих зол, — военная интервенция в Сирии в поддержку президента Башара Асада, гибель пассажирского авиалайнера над Украиной, по-видимому, сбитого поддерживаемыми Россией мятежниками, захват Крыма и российские законы, удушающие всякое несогласие с властью и поощряющие гомофобию.

Пока ответ Кремля на скандал с допингом выглядит довольно мягким, поскольку Путин, несомненно, все еще надеется отправить в Рио 387 российских спортсменов (статья опубликована в The New York Times до вынесения решения Спортивным арбитражным судом, окончательно запрещающего участие в Олимпиаде российской легкоатлетической команды. — Открытая Россия). Судя по всему, он также хочет избежать новой эскалации напряженности, так как надеется, что Запад не продлит экономические санкции против России, введенные в 2014 году из-за украинского кризиса.

Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) в понедельник опубликовало отчет о результатах расследования, которое установило существование в российском спорте широкой допинговый программы, поддерживаемой государством. Результаты экспертизы подтвердили свидетельство химика, который прежде возглавлял российскую антидопинговую лабораторию. Путин быстро откликнулся на это обещанием отстранить от работы лиц, упомянутых в отчете, и провести собственное расследование, хотя при этом предположил, что вся история может быть политической охотой на ведьм, организованной США.

Российская легкоатлетическая команда полностью отстранена от соревнований в Рио — это самое тяжелое наказание за допинг в истории Олимпийских игр.

Россия оспорила этот запрет в Спортивном арбитражном суде в Швейцарии, решение должно быть вынесено во вторник утром (как мы уже знаем, суд отклонил апелляцию. — Открытая Россия). Если запрет отменят, скорее всего, усилится давление на МОК с тем, чтобы он наказал Россию в целом, не перекладывая это на плечи международных федераций отдельных видов спорта.

На презентации официальной спортивной формы для спортсменов сборной России к XXXI Летним Олимпийским играм и XV Летним Паралимпийским играм в Рио-де-Жанейро.

Но, несмотря на то, насколько спорт важен для российского общества и для Владимира Путина персонально, аналитики считают, что россияне вряд ли будут винить в скандале своего лидера.

«Сочинскую Олимпиаду воспринимают как бесспорный успех, — сказал заместитель директора Центра политических технологий Алексей Макаркин. — У людей какая-то религиозная вера в это, а критику они считают некоей формой ереси».

С советских времен россияне считают обход правил, мешающих им жить, своего рода искусством, и поэтому публику не шокирует, что государственные институты делают то же самое.

«Иностранцы возмущены и удивлены, что российское государство самым наглым образом вмешивается в дела спортивные, — написал журналист Георгий Янс в блоге на сайте „Эха Москвы“. — Мы не удивляемся. Вмешательство государства в спорт — самое меньше из зол для обывателя». Янс сравнил это с фальсификацией результатов выборов — национальным феноменом, который не влечет почти никаких последствий.

Россияне давно привыкли относиться к спорту как к продолжению глобального конфликта, в котором противники готовы ради победы сделать что угодно. «С советских времен спорт — источник национальной гордости, — сказал Макаркин. — Спорт — это имитация войны, мирная, без оружия, но с яростным соперничеством. Спорт демонстрирует, что Россия — великая держава».

К примеру, в этом году международная спортивная репутация страны пострадала из-за насилия, устроенного российскими хулиганами чемпионате Европы по футболу во Франции. Три российских болельщика приговорены к длительным тюремным срокам. Но в России то, что они сделали, встречает одобрение. Один депутат Госдумы (Игорь Лебедев. — Открытая Россия) написал в твиттере: «Не вижу ничего страшного в драке фанатов. Наоборот, молодцы наши ребята. Так держать!»

Для россиян скандал, эхо которого не стихает неделями, — это вылет национальной сборной из чемпионата после группового этапа.

Путин отождествляет свою персону со спортивными победами. Его ближайшие друзья — партнеры по дзюдо, которым он занимался в молодости, а став президентом, он начал играть в хоккей (самый популярный вид спорта в России).

На этот раз, по мнению аналитиков, Кремль выберет нескольких козлов отпущения, но в целом реакция России на спортивные санкции будет примерно такой же, как и на экономические: «Во всем виноват Вашингтон».

Разговоры об американском заговоре уже широко распространяются.

«Вероятно, зачинщиком тут выступают США», — сказал «Интерфаксу» глава комитета Госдумы по спорту Дмитрий Свищев. По его словам, это «очень похоже на экономические санкции, которые ввели против нас. Тогда объединились несколько стран под каким-то предлогом и, используя неподтвержденные факты, ввели санкции».

Скептики говорят, что антидопинговое агентство представило скудные доказательства, и жалуются, что всех российских спортсменов, виновных и невиновных, несправедливо смели в одну кучу.

По вопросу о допинге, как говорит Макаркин, россияне разделились на два лагеря: одни думают, что российские спортсмены ни в чем не виноваты, а другие — что они, если и виноваты, то делают лишь то, что и весь остальной мир.

Открытие международных спортивных соревнований «Дружба-84».

Этот подход — «а другие чем лучше?» — в изобилии встречается в путинской России.

Обычный ответ на любую критику России — заявления о том, что США еще хуже.

В своем заявлении в понедельник Путин предупредил об опасности «раскола» — такого, как во времена западного бойкота Олимпийских игр-1980 в Москве и ответного отказа СССР и его сателлитов от участия в Играх в Лос-Анджелесе четырьмя годами позже. Тогда СССР в качестве альтернативы организовал соревнования «Дружба-84».

Сейчас в России уже слышны призывы к аналогичному ответу. Протоиерей Всеволод Чаплин написал для сайта life.ru колонку под названием «Нам не нужен МОК», где предложил создать альтернативное спортивное сообщество, основанное «на идеях воинской доблести», а не на «утопических квазипацифистстких установках» олимпийского движения («утопический квазипацифизм» Всеволод Чаплин в своей колонке приписывает основателю олимпийского движения Пьеру де Кубертену, которого называет «классическим масоном». — Открытая Россия).

Помимо национальной гордости и международного престижа, на спорте основана и еще одна опора путинского режима. Проведение Олимпийских игр и других крупных соревнований, таких, как чемпионат мира по футболу 2018 года, означает финансируемые государством мегапроекты, выгодные для элиты, поддерживающей Кремль.

Если в советские времена эти проекты были символом престижа, в постсоветской России они превратились в вакханалию обжорства для друзей Кремля. В Сочи на строительство одной-единственной дороги потратили $8 млрд, примерно столько же, во сколько в Ванкувере обошлось проведение всей Олимпиады-2010. При этом Путин иногда называет компании, осуществляющие мегапроекты, чемпионами и раздает их владельцам медали.

Борис Немцов однажды назвал Сочи «фестивалем коррупции»; по его оценке, подрядчики присвоили по меньшей мере половину затраченных средств.

Лишь немногие требуют, чтобы государство воспользовалось допинговым скандалом, чтобы очистить российский спорт. Спортивные журналисты Павел Копачев и Алексей Авдохин жалуются, что для спортсменов, пойманных на допинге, никогда не наступает тяжелых последствий, и напоминают о лыжнице (Ларисе Лазутиной. — Открытая Россия), у которой однажды отобрали медаль, после чего она была вознаграждена креслом депутата Московской областной думы (от партии «Единая Россия». — Открытая Россия).

Как в советские времена, российское государство раздает спортивной элите страны просторные квартиры и роскошные автомобили.

«Наверное, лавина допинг-скандалов с участием России — это политика процентов на 90. Но остальное — наша вина. И об этой вине важно говорить. Не заглушать приближающуюся катастрофу истерикой, не поддакивать телевизору в поисках виноватых („Конечно, американцы!“), а видеть проблемы в СЕБЕ», — пишут Копачев и Авдохин.

Во время Холодной войны олимпийские медали были частью борьбы капиталистической и коммунистической идеологий. Теперь идеологический аспект исчез, но напряженность возродилась в новом формате.

«Допинг — средство достижения побед в спорте, — написал руководитель программы Московского центра Карнеги Андрей Колесников в колонке для сайта РБК. — Победы в спорте в России — дело государственной важности. Потому что спорт — это часть нашей „мягкой силы“».

Оригинал статьи: Нил Макфаркуар, «От допингового скандала образ президента России вряд ли потускнеет», The New York Times, 20 июля


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Спортивный арбитражный суд лишил российских атлетов допуска к Олимиаде в Рио

«Только запрет на участие России спасет олимпийское движение». Британская пресса о допинговом скандале

The New York Times Magazine: семья, которая разоблачила российскую допинговую систему

The New York Times: как на Олимпиаде в Сочи работала тайная допинговая лаборатория

The Times: «Если я заговорю, то в Москве попаду под первый же поезд»

util