22 Июля 2016, 12:00

Турция спустя неделю после мятежа: по какому пути пошла страна и что ее ждет

Ночью 20 июля после пятичасового заседания с правительством президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган объявил о введении чрезвычайного положения. В стране продолжаются аресты военных и увольнения госслужащих, поставлен вопрос о возвращении в практику смертной казни. Эксперты объясняют, как меняется Турция и в какую сторону движется после неудавшейся попытки военного переворота


По словам Эрдогана, введенный в Турции режим чрезвычайного положения будет способствовать пресечению «угроз демократии, верховенству закона, прав и свобод» турецких граждан. Этот режим подразумевает комендантский час, патрулирование полиции, ограничение передвижения граждан. По мнению турецких властей, это необходимая мера, так как в стране все еще сохраняется вероятность повторения мятежа.

По мнению Ильшата Саетова, директора Центра изучения современной Турции, с помощью режима ЧП будет проще легитимировать репрессии, начавшиеся сразу после мятежа в армии, госорганах и учреждениях этой страны:

«С моей точки зрения, никакой угрозы повторения переворота нет; с точки зрения турецких властей, какая-то вероятность еще сохраняется. Режим ЧП введен для того, чтобы очистить все госорганы, всю образовательную сферу, всю судебную систему, военную сферу — всех, кто с Эрдоганом не согласны. Также в рамках режима ЧП гораздо проще бороться с собраниями людей: в это воскресенье должен был состояться митинг на Таксиме (площадь в центральной части Стамбула. — Открытая Россия) за парламентскую республику. Его должна была провести Народно-республиканская партия. Но теперь уже не проведет».

На введение ЧП в Турции сразу отреагировали европейские государства. Например, министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер призвал Турцию не осуществлять репрессии, лишь подозревая людей в тех или иных политических пристрастиях, и принимать чрезвычайные меры только в отношении тех, чье участие в незаконных действиях будет доказано. Но турецкие власти быстро пошли дальше: 21 июля в стране было приостановлено действие Европейской конвенции по правам человека, что фактически означает отмену базовых принципов прав человека на три месяца. В ответ на критику со стороны Европы Эрдоган провел параллель с Францией, которая также ввела режим ЧП после терактов в Париже осенью 2015 года.

Многотысячные задержания и аресты начались в Турции сразу же после подавления мятежа. Приблизительно 50 тысяч сотрудников госучреждений были уволены по подозрению в участии в организации переворота. От работы отстранены сотрудники Высшего совета по радио и телевидению. Чистки коснулись и сферы образования: Совет высшего образования Турции потребовал отставки 1176 деканов государственных вузов и приказал ректорам университетов провести мониторинг сотрудников вузов на предмет их взаимодействия с организацией «Хизмет» (оппозиционное движение в Турции, основатели которого были вдохновлены идеями Фетхуллаха Гюлена). Совет высшего образования запретил выезжать из страны преподавателям вузов. Преподаватели, находящиеся за границей по работе, обязаны в кратчайшие сроки вернуться в страну.

Насколько все эти люди причастны к организации мятежа, неизвестно, но мера наказания для них всю неделю обсуждается на высшем уровне руководства Турции. На следующий день после попытки переворота Эрдоган заявил о возможности восстановления смертной казни в стране. Глава европейской дипломатии Федерика Могерини напомнила, что страна не может претендовать на членство в Евросоюзе, если применяет смертную казнь. Эта высшая мера наказания была отменена в Турции в 2004 году именно для того, чтобы законодательство страны соответствовало требованиям ЕС, куда Турция так стремилась последние 50 лет. Эрдоган в ответ на претензии ЕС назвал восстановление смертной казни проявлением демократии: «Если в ЕС уважают демократию, то примут волю народа. Разве сегодня нет смертной казни в Америке? В России? В Китае? В странах по всему миру? Только в Европейском союзе нет смертной казни».

Окончательное решение о восстановлении смертной казни будет принимать турецкий парламент. Такой шаг может перечеркнуть все многолетние попытки Турции попасть в ЕС, считает старший научный сотрудник ИМЭМО РАН, директор Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона Виктор Надеин-Раневский:

«Турции придется поставить крест на надеждах вступления в Евросоюз: будут ограничены контакты с турецкими политиками, потому что для Евросоюза смертная казнь неприемлема, могут быть введены санкции в отношении Турции, например, приостановка членства в ПАСЕ. Все зависит от коллективного решения Евросоюза»

По версии турецких властей, главный организатор неудавшегося переворота — турецкий общественный деятель и богослов Фетхуллах Гюлен, давно живущий в США, но сохранивший сильное влияние в турецком обществе. После мятежа Турция стала требовать его экстрадиции, однако пока у США нет оснований выдавать Гюлена.

20 июля госсекретарь США Джон Керри напомнил Турции, что для экстрадиции должны быть законные основания, и призвал турецкое руководство представить конкретные доказательства его вины.

«Если американский суд признает его виновным, то Гюлена, конечно, экстрадируют, считает Ильшат Саетов. Правительство США не будет политически влиять на судебную власть, которая будет принимать решение. К тому же я сомневаюсь, что его выдадут: Эрдоган уже несколько лет пытается добиться экстрадиции Гюлена. Коррупционный скандал в декабре 2013 года Эрдоган тоже объявил переворотом и заявил, что его совершил Гюлен, но никаких существенных доказательств представлено не было. Поэтому я сомневаюсь, что в этот раз турецкое руководство сможет убедить американский суд. Это не турецкий суд, который находится под полным влиянием Эрдогана».

Сам Гюлен отрицает свое участие в подготовке переворота. В интервью американским журналистам он заявил, что отрицает военный мятеж как способ смены власти в государстве и не является сторонником насильственных мер.

Эрдоган заявил, что отказ от экстрадиции Гюлена будет большой ошибкой и негативно скажется на отношениях Турции и США: «Интеллект должен стоять на первом месте в отношениях между странами, в противном случае это будет большой ошибкой. Поэтому мы обеспечим США всеми документами, часть которых мы уже направили».

Напряжение наметилось и в отношениях Турции с Грецией: сразу после провала мятежа туда сбежали несколько военнослужащих и попросили у греческих властей политического убежища. Правительство Греции также пока не приняло решения об их экстрадиции: судьбу беглых повстанцев должен решить греческий суд, опираясь на нормы международного права.

Виктор Надеин-Раневский считает, что судьба турецких повстанцев, запросивших убежище в Греции, зависит от решения парламента Турции о смертной казни:

«Греция — член Евросоюза, а в ЕС существует жесткое правило: если человеку угрожает смертная казнь, то ни о какой экстрадиции речи быть не может. У Греции будут огромные неприятности в Евросоюзе, если она на такое пойдет».

На следующий день после попытки переворота тысячи жителей Турции вышли на улицы выразить свою поддержку президенту. Результаты выборов говорят о том, что Эрдоган действительно имеет высокий уровень популярности у населения, но нельзя говорить об абсолютной поддержке: в прошлом году на парламентских выборах Партия справедливости и развития, основанная Эрдоганом, набрала 40,7% голосов, что на 9,1% меньше, чем на выборах 2011 года.

«Этот переворот резко поднял общественный авторитет Эрдогана,  считает Виктор Надеин-Раневский. Люди устали от постоянных переворотов, которые устраивает турецкая армия. Но надо понимать, что население, активно поддерживающее Эрдогана, это по большей части очень религиозные люди с невысоким уровнем образования»

В СМИ высказывались версии, что мятеж был организован самим Эрдоганом с целью укрепить собственный авторитет. Эксперты объясняют эту гипотезу тем, что ни один переворот в Турции не был таким непродуманным и неподготовленным, как этот.

Ильшат Саетов считает, что эта попытка государственного переворота — одна из самых неудачных в турецкой истории: «Кто бы это ни был: такое ощущение, что они вообще ничего не умеют. Любой школьник Турции, если бы он организовывал переворот, сделал бы это лучше, чем эти путчисты»

По мнению Виктора Надеина-Раевского, противников Эрдогана можно разделить на две основные группы — сторонников «глубинного государства» и того самого «параллельного государства», которому приписывают организацию мятежа.

«’’Глубинное государство’’ — это сторонники ататюркизма. Их основные принципы: отказ от исламизации страны, светское государство, госсобственность, сильное национальное государство. Его сторонники — армия, довольно значительная часть госаппарата, некоторые СМИ. В политической сфере сторонники ’’глубинного государства’’ представлены Народно-республиканской партией. Можно сказать, что ’’глубинное государство’’ объединяет около 30% населения.

’’Параллельное государство’’ — непосредственно сторонники Фетхуллаха Гюлена. В свое время они разошлись с Эрдоганом в понимании честности и порядочности в политике. Они очень резко высказываются против взяточничества и кумовства. ’’Параллельное государство’’ выступает за подъем нации на основе образования, широкого и доступного для всего народа. Гюленом была создана целая система из нескольких сотен учебных заведений, но их сейчас прикрыли. Сторонников ’’параллельного государства’’ в какой-то степени можно назвать интеллигенцией турецкого общества».

21 июля иранское агентство Fars сообщило, что Эрдоган получил предупреждение о готовящемся перевороте от России. По данным агентства, эти сведения были переданы турецким спецслужбам российскими военными, которые находились в регионе и перехватили сообщения повстанцев. Позднее пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что Кремлю ничего не известно о подобных предупреждениях. Он также заявил, что введение режима ЧП в Турции — внутреннее дело страны. На следующий день после попытки переворота Владимир Путин поручил приостановить авиасообщение с Турцией и организовать вывоз россиян, находящихся в турецких аэропортах. Приостановка авиасообщения продлится вплоть до прояснения политической обстановки, говорилось в сообщении Федерального агентства воздушного транспорта. 22 июля Росавиация объявила о возобновлении регулярных рейсов в Турцию «в связи с гарантиями о принятии повышенных мер обеспечения авиационной безопасности, представленными турецкой стороной».

«Потепление» в российско-турецких отношениях продолжится, считает Ильшат Саетов: «Видно, что Россия с осторожностью относится к тому, чтобы российские граждане присутствовали в Турции. Но из-за попытки госпереворота резких изменений в намеченном курсе на сближение стран, скорее всего, не стоит ожидать. Возможно, со стороны России это просто демонстрация осторожного отношения».

17 июля президент России говорил по телефону с Эрдоганом и прокомментировал попытку переворота в Турции: Путин заявил, что Россия категорически не приемлет насильственные и антиконституционные действия в жизни государства. Ранее анонсированная встреча Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана состоится в первой декаде августа в одном из российских городов.

util