22 July 2016, 17:36

Newsweek: о чем Путин будет говорить с Эрдоганом на первой встрече после сбитого самолета

Обозреватель Newsweek Дэмиен Шарков предсказывает, о чем пойдет разговор на первой встрече Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана после инцидента со сбитым российским бомбардировщиком


Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в следующем месяце нанесет визит своему российскому коллеге Владимиру Путину. Это будет их первая встреча после того как в ноябре прошлого года их отношения резко испортились — до такой степени, что они обвинили друг друга в торговле нефтью с джихадистами. В прошлом месяце Эрдоган принес России извинения, и в среду Кремль объявил, что два президента встретятся в России в первой половине августа.

Со времени их последней встречи произошло немало событий. Эрдоган пережил попытку переворота, а Путин похоже, успешно восстановил контроль Башара Асада над значительной частью Сирии.

Встреча президентов происходит как раз тогда,когда НАТО укрепляет оборону вблизи российской границы. Им будет о чем поговорить.


Эрдоган хочет больше пространства в Сирии

В марте Путин объявил, что миссия в Сирии выполнена. До этого он организовал мощнейшую защиту своего союзника Асада, не координируя действия с США и их союзниками. Используя базы в Сирии, она получила в некотором роде «преимущество своего поля», что мешало операциям Турции и других союзников США в регионе.

«Путин хотел показать, что США не смогут добиться своих целей в Сирии без помощи России, и в определенной степени доказал это, — сказала Newsweek глобальный аналитик частной разведывательной компании Stratfor Рева Гужон. — Сейчас у Турции свои задачи в Сирии: борьба с „Исламским государством“ и с экспансией курдов на севере страны».

Турецкая экспансия в Сирии в равной степени ставит своей целью борьбу против ИГИЛ и против вооруженных групп, которые, по ее мнению, связаны с Рабочей партией Курдистана, устроившей многочисленные взрывы в Турции. Как считает Гужон, Путин воспользуется этим как козырем в переговорах, чтобы добиться от Эрдогана уступок в других областях.

«Свободу действий Турции сильно ограничивает российская активность в Сирии, и это осознанная стратегия России, — сказала Гужон. — России нужны гарантии, что Турция не будет участвовать в действиях НАТО на Черном море, а Турции нужно расширить сферу влияния на севере Сирии. Россия будет использовать свои возможности в Сирии как рычаг, чтобы Турция не играла активной роли в планах НАТО по усилению присутствия на восточном фланге, в частности, в черноморском регионе».


Кремль напуган турецким переворотом

Как правило, Россия осуждает попытки смены режимов в других странах, и Путин был одним из первых, кто позвонил Эрдогану, чтобы поддержать «порядок» в Турции после случившейся на прошлой неделе попытки группы военных взять страну под свой контроль. Это было неприятное для Кремля напоминание о том, как быстро авторитарная политика может привести к открытой борьбе за власть.

«Путин вполне резонно опасается восстания в России, не только в среде окружающих его силовиков, но и в среде экономической элиты, — говорит Гужон. — С тех пор как в России произошел экономический спад, борьба за власть стала более видимой. Путин сплотил вокруг себя лояльные силы, и его решение создать новую структуру безопасности — Национальную гвардию — очевидная мера самозащиты».

Как бы плохо ни был спланирован переворот, оба лидера вынуждены жестоко наказывать заговорщиков, чтобы предупредить возможные попытки в будущем. Переворот вдохновил многих либерально настроенных россиян, включая видного критика Путина Михаила Ходорковского (так в статье; в действительности комментарии Ходорковского по поводу переворота не столь однозначны. — Открытая Россия), выразивших надежду на будущий переворот в России. Путин и Эрдоган наверняка сделают акцент на жертвах переворота среди гражданского населения, среди которых оказалось и несколько личных друзей турецкого лидера.

«Многие страны, и Россия в том числе, воспользуются попыткой переворота в Турции и тем фактом, что она провалилась, но в результате погибли ни в чем не повинные граждане, в качестве аргумента в пользу того, что не следует даже думать о свержении режимов», — говорит Гужом.


Эрдоган получит советы в отношении безопасности

У Путина и Эрдогана большие армии, но попытка переворота показала, что отношения турецкого лидера с генералами не самые дружественные. Вооруженные силы Турции восставали против политического руководства не меньше четырех раз с 1960-х годов, и многие чиновники по-прежнему ощущают, что по праву их место в вертикали власти должно быть выше. На встрече с Эрдоганом Путин наверняка заговорит о безопасности, приняв на себя роль своего рода советчика.

«Думаю, сейчас Эрдоган чувствует свою уязвимость перед военными, — говорит Гужон. — Заговорщики были среди военных в меньшинстве, но среди них были генералы и адмиралы, вся командная цепочка была этим поражена. К заговору причастны армия, флот, авиация и жандармерия. Все они сейчас участвуют в конфликтах, в которые вовлечена Турция. Понадобится много времени, чтобы восстановилось доверие к ним».

«Эрдоган всегда относился к Путину как к человеку, у которого есть чему научиться в обрасти внутренней безопасности, — считает Гужон. — Ему нужно узнать, как окружить себя теми группами силовиков, на лояльность которых можно положиться, и при этом поддерживать баланс. Я ожидаю от Эрдогана, что он будет строить свою стратегию, основываясь на том, что делает в России Путин».


«Турецкий поток» снова на сцене

Путин ошеломил многих, когда объявил, что проект газопровода «Южный поток», который должен был пройти через Черное море и Восточную Европу, остановлен, а вместо него будет построен «Турецкий поток» — через Турцию. Болгария, Сербия и Венгрия заявили, что не получали никаких извещений, а две последние даже начали было строительство своих участков. Путин сделал это заявление на встрече с Эрдоганом.

Но после ноября 2015 года работа остановилась; Турция даже жаловалась, что Россия поставляет недостаточно газа по существующим трубопроводам. В прошлом месяце российский газовый гигант «Газпром» объявил, что может быстро разморозить «Южный поток»; создается впечатление, что Россия стремится любыми средствами провести газопровод через Черное море.

«России очень нужно вернуть проект к жизни, — говорит Гужон. — Она хочет увеличить энергетическую зависимость Турции, потому что это даст России рычаг, с помощью которого она сможет воздействовать на одну из стран НАТО и важного партнера Запада».

Некоторая ясность в отношении строительства и финансирования газопровода весьма желательна для обеих сторон во время встречи.


Эрдоган хочет вернуть российских туристов

Турецкая туриндустрия переживает кошмарный сезон после нескольких смертоносных терактов, устроенных исламистскими и курдскими группировками на гражданских объектах в ее крупнейших городах.

Российские туристы — одни из самых частых посетителей Турции. Только за девять первых месяцев 2014 года в стране побывали три миллиона россиян. Но, по данным недавнего опроса, большинство их не стремится отправиться в Турцию в ближайшее время, а еще три недели назад у них и не было такой возможности — в 2015 году Кремль запретил чартерные полеты.

«Туризм из России всегда был критически важен для Турции, — говорит Гужон. — После нескольких страшных терактов количество туристов сократилось, и это стало бедой для турецкой экономики».

«После попытки переворота Россия предупредила об эвакуации своих туристов, — добавила она. — Не думаю, что будет так уж легко заставить россиян забыть об этом, но для Эрдогана будет важно, если формальное предупреждение об опасности поездок в Турцию отменят».

Кроме всего прочего, Эрдоган, скорее всего, будет уговаривать путина отменить запрет на импорт турецких продуктов, введенный в конце ноября. Премьер-министр России Дмитрий Медведев сказал в начале этого месяца, что, несмотря на извинения, немедленная отмена санкций не планируется.


Оригинал статьи: Дэмиен Шарков,
«О чем Путин и Эрдоган будут говорить на их первой встрече после гибели российского самолета», Newsweek, 21 июля

util